Иосиф Кобзон: Если дана команда «мочить» Олимпиаду - повод всегда найдётся

Депутат и певец дал жесткое интервью об истерии на Западе, возникшей после принятия Закона о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений


Иосиф КОБЗОН был среди тех депутатов, кто проголосовал за принятие «антигейского» закона. Документ вызвал бурную реакцию на Западе, от России требуют объяснений и извинений, грозят даже бойкотом Игр в Сочи. Конечно, кашу заваривал не Кобзон, но он готов ответить…


- Иосиф Давыдович, может у нас не вовремя подняли эту тему?
- Тему в нашей стране начали будировать позже, чем стоило бы. Гомосексуализм ведь возник не вчера. Как и его пропаганда в той или иной форме. В свое время я неоднократно пытался представить к званию заслуженного артиста России незабвенного Вадима Козина, прекрасного лирического тенора. Каждый раз документы заворачивали. Вслух это не произносилось, но все знали причину: в 1944 году Вадима Алексеевича осудили на восемь лет по пресловутой 121-й статье УК «за мужеложство и совращение малолетних». Конечно, это глупость.
- Что именно?
- Посадить в тюрьму за сексуальные отклонения от нормы. Если, разумеется, речь не идет о педофилии, преступлениях против детей. За них надо карать сурово. В остальных случаях Уголовному кодексу ни к чему вмешиваться в физиологию. Если мы говорим, что строим демократическое государство, всерьез рассуждаем о правах и свободах личности, с этим надо считаться. Хотя, будучи человеком неправославным, могу сказать и о другом: гомосексуальные союзы нарушают закон Божий. Господь создал нас разнополыми, сделав это во имя продолжения рода человеческого. Двое мужиков или две бабы, слившись в экстазе, не родят ребенка, как бы ни старались. Нравится им спать вместе - пускай, но все-таки необходимо признать: это - отклонение от нормы.
В Советском Союзе утверждали, что на одной шестой части суши секса нет. Трахались, как кролики, на каждом углу, а секса не было. Потом вроде бы одумались, поняв, что выставлять себя на посмешище перед остальным миром ни к чему. Тем не менее в другую крайность тоже бросаться не нужно, поощряя вседозволенность.
Я ведь вырос в Донбассе и долго понятия не имел о гомосексуализме. Впервые столкнулся с этим уже в Москве, когда в конце 50-х приехал учиться в Институт имени Гнесиных и поселился в общаге. Однажды сокурсник, столичный житель, пригласил в баньку. Я согласился: денег на такие походы не было, жить приходилось на скромную стипендию, а попариться хотелось. Пришли. Москвич и говорит: «Давай спинку потру». Я ничего не заподозрил, а он стал спускаться ниже, ниже, ниже, пока открытым текстом не заявил о намерениях. Я обалдел, секунду переваривал информацию, а потом, не оценив изящества предложения, вломил наглецу со всей пролетарской простотой. Я был диким, кроме того, в юности занимался боксом. Бедолага кубарем полетел через тазики и ушаты. Позже он стал народным артистом, работал концертмейстером в Большом театре.






Иосиф КОБЗОН уверен, что добро должно быть с кулаками. Фото Анатолия БЕЛЯСОВА

Иосиф КОБЗОН уверен, что добро должно быть с кулаками. Фото Анатолия БЕЛЯСОВА


Не мужики, а унитазы


- Говорят, на эстраде чуть ли не каждый второй - голубой.
- Думаю, надо брать выше - процентов 60 - 70. Хотя вслух в этом признается, наверное, лишь Борис Моисеев, остальные конспирируются. На «Славянском базаре» в Витебске, помню, был эпизод: поздно вечером возвращаюсь в гостиницу и вижу девчонок-солисток в баре. Спрашиваю: «Почему одни, без ребят?» А мне отвечают: «Мальчики закрылись по номерам с мальчиками…» Но это же ужасно!
Моя костюмерша произнесла гениальную фразу после того, как я стал ее распекать: «Ирка, до чего ты надоела! Дергаешься все время. Дочки выросли, вышла бы еще разок замуж, может, добрее стала бы». Она и говорит: «Сейчас мужики - как унитазы в общественном сортире. Или заняты, или обоср…ны». Грубовато, но, пожалуй, справедливо.
- Допустим. Только пропаганда здесь каким боком?
- Расскажу еще случай. Много лет назад с группой артистов я приехал в Афганистан. Выступали перед ограниченным контингентом советских войск. Поздно вечером после трех концертов добираемся в сопровождении охраны к месту ночевки. Я заказываю телефонный разговор с Москвой, чтобы успокоить маму, сказать, мол, у меня все в порядке. Тогда ведь мобильной связи еще не было. И вот выхожу в коридор, а там прогуливаются несколько музыкантов. Сначала я подумал, что они тоже ждут звонка, но выяснилось: причина в ином… Задаю вопрос: «В чем дело?» Мнутся, взгляды опускают.
Иду в их комнату (а они жили вшестером) и вижу на постели два сплетенных мужских тела. Я хоть уже и не был дремучим провинциалом, на всякое в столице насмотрелся, однако опять не сдержался, дал волю кулакам. Горе-любовниками оказались наш танцор и местный старший лейтенант.
Я хотел первым же рейсом отправить красавца на Большую землю, чтобы там разбирались, но артисты упросили оставить его в коллективе до окончания гастролей. Потом я беседовал с ним: «Володька, скотина такая, как ты успел отыскать этого офицерика?» Улыбку прячет: «Вот будет хоть десять тысяч человек на плацу стоять, я своего всегда найду». Неужели, говорю, не противно? А он в ответ: «Попробуйте, Иосиф Давыдович! За уши не оттянешь». Это и есть пропаганда!
- Но он же вас не совратил?
- Попробовал бы!
- Тогда ради чего принимался закон, с чем вы боретесь?
- А гей-клубы, куда пускают всех без разбора, сайты соответствующей направленности в Интернете, публикации о прелестях лесбийской любви - это что? Любой ребенок или подросток может случайно увидеть, прочесть. Или ему специально подсунут…
У меня пять внучек и два внука, я очень хочу, чтобы они выросли нормальными людьми. Во всех смыслах. Пусть мои девчонки влюбляются в мальчишек, а те ищут и находят пару среди представительниц противоположного пола. Это - естественное желание деда!
Лужков в свое время запретил гей-парад в Москве. Пресса на него тут же накинулась. Юрий Михайлович объяснял мне: «Иосиф, наши люди порвут их на части, растерзают, едва они сунутся на улицы. Никакой ОМОН не спасет». Я подумал и согласился. Надо все-таки учитывать особенности менталитета. То, что спокойно принимают голландцы или немцы, в России может встретить активное сопротивление.
Как депутат Госдумы, я поддержал закон против пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений. Мы не призываем запретить гомосексуализм, но не хотим, чтобы подобную модель навязывали другим.
- На Западе истерия продолжается, требуют извинений, призывают бойкотировать Олимпиаду в Сочи…
- Не усложняйте! Все будет хорошо. Повторяю, нам не за что извиняться. Да, на Западе почувствовали: Россия придает большое значение успешному проведению Олимпиады - и пытаются нас шантажировать. Не надо клевать на приманку! Уверяю вас, не было бы этого закона, нашли бы еще к чему придраться. Если поступил заказ, дана команда «мочить» Олимпиаду - повод всегда найдется.

Вам может быть интересно: