Немецкий эксперт: «Путин понял, что нельзя вести переговоры с исламистами»

Европе предстоит научиться у Москвы в вопросах борьбы с религиозным экстремизмом

Немец Кристиан ОСТХОЛЬД - авторитетный эксперт по истории России, а также истории Чечни и чеченскому исламу. Он работает в одной из крупнейших политических газет Германии «Focus». Его статью «Как Россия научилась обращаться с исламистами» перепечатали многие ресурсы. Остольд уверен — политика России в отношении Чечни, которую в 90-х охватил религиозный экстремизм, в целом, абсолютна верна.

Остхольд признает,  что во время второй чеченской войны нарушались права человека, чего невозможно полностью избежать во время любых военных действий. Но при этом отмечает, что столь "жесткий курс был оправдан, поскольку он предотвратил скатывание Чечни и Дагестана под контроль исламистов".

Как считает автор, Москва наивно думала, что возможно интегрировать ваххабитов в качестве политической силы в процессе консолидации чеченского общества. И только тогда, когда исламисты под руководством Шамиля Басаева вторглись в Дагестан в августе 1999 года и объявили о создании там исламского халифата, Москва пересмотрела подход.  Кремлю пришлось "осознать, что его прежняя чеченская политика была полным провалом". "В свою очередь, после того как между 4 и 16 сентября в Москве, Волгодонске и Буйнакске произошли взрывы жилых домов, поменялись настроения и у россиян, относившихся к первой чеченской войне отрицательно", - продолжает эксперт. В результате 23 сентября президент Ельцин подписал президентский указ "О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации", и в тот же день российская армия начала массированные авиаудары по столице Чечни Грозному, а 30 сентября последовало наступление сухопутных войск.

Ради достижения максимально возможного контроля над территорией Чечни ее покрыли сетью военных блокпостов, а летом 2000 года Москва начала военные операции, ставшие известными как "зачистки": российские войска и спецслужбы прочесывали практически каждый населенный пункт в поиске предполагаемых террористов и оружия. Это сопровождалось бесследным исчезновением людей. 

"Но, хотя критиковать Москву за ее действия в Чечне довольно просто, нельзя отрицать и того, что только активная борьба с ваххабитами принесла решающий перелом и сделала возможным длительный мир, - констатирует автор. - К тому же, если поначалу жесткие действия силовиков обеспечили ваххабитам небольшой приток новых сил, которые в 2007 году основали «Эмират Северный Кавказ» и в последующие годы совершили целый ряд кровавых терактов в России, они все равно показали эффективность в долгосрочной перспективе».

Именно комбинация из политики «нулевой толерантности» и укрепления чеченского правительства во главе с Рамзаном Кадыровым прекратила кровопролитие и дала мир. «Но, как показывает хронология чеченского конфликта, Москве понадобились годы, чтобы понять, что воинствующий исламизм можно победить не уступками, а только решительной и беспощадной политикой», - подчеркивает эксперт.

"И, возможно, именно в этом заключается причина, по которой президент Путин отказывается вести переговоры с различными исламистскими группировками в сирийском конфликте. Недавний теракт в Брюсселе показал, что теперь и Европе предстоит вступить в подобный процесс обучения, в конце которого, надеюсь, придет осознание того, что исламизм представляет собой экзистенциальную угрозу нашему образу жизни и поэтому с ним необходимо бороться всеми средствами", - заключает Остхольд.

Вам может быть интересно: