Лавров придумал, как обыграть Помпео

Сергей Лавров
Сергей Лавров. Фото: globallookpress.com
В ожидании новых выборов президента США: будут ли подписаны секретные протоколы «Путина-Трампа» по Венесуэле?

Министр иностранных дел Сергей Лавров посетил Венесуэлу с официальным визитом. Там он провел переговоры с Николасом Мадуро, которые, как и ожидалось, оказались непростыми. В программе визита также значились переговоры с исполнительным вице-президентом и канцлером (министром иностранных дел) Венесуэлы.

Цель визита Лаврова в Венесуэлу, в принципе, понятна. С одной стороны, это «зеркальный» ответ Майку Помпео, успевшему в январе встретиться в Колумбии с проамериканским ставленником Хуаном Гуайдо, а 1 февраля — с президентом Белоруссии Александром Лукашенко. Надо показать, что, пока Помпео плетет интриги с Лукашенко и Гуайдо, мы тоже не сидим без дела: пусть США немного понервничают. С другой стороны, за последнее время Николас Мадуро уже второй раз пытается за спиной России вступить в переговоры с Соединенными Штатами — и это настораживает. Поскольку два раза — это уже тенденция. Именно поэтому жизненно важно «привести его в чувство» именно сейчас, пока американцы не затащили венесуэльского президента на очередную базу ЦРУ в Осло или в «разведывательное бунгало» на Барбадосе и не подписали с ним соглашение о «тихой» сдаче Венесуэлы проамериканской оппозиции. Россия вложила в Венесуэлу большие деньги (причем последние два транша — общей суммой порядка 8 млрд долларов — были выданы Мадуро фактически лично просто для «поддержания работоспособности административного аппарата»), и нам не все равно, что будет с этой страной. Потому что если в Венесуэлу придут американцы (то есть, если Мадуро «согласится» на досрочные президентские выборы), то с российскими инвестициями будет как в Ливии. Для того, чтобы этого все-таки не случилось, у России еще остается шанс сманеврировать таким образом, чтобы примирить Трампа с Мадуро — при посреднической роли Владимира Путина. Вероятно, этот вопрос Лавров также обсуждал с Николасом Мадуро на «закрытой» для СМИ части российско-венесуэльских переговоров.

Для того, чтобы Трамп, Путин и Мадуро перестали быть врагами и сели за стол переговоров, им необходимо выработать формулу компромисса. Какой она будет? Ответить на этот вопрос можно, только выяснив интересы каждого из этой «большой тройки мировых лидеров», связанные с Венесуэлой.

Начнем с Трампа.

Дональд Трамп
Дональд Трамп. Фото: globallookpress.com

Что там в голове у Дональда

1. Свергнуть Мадуро для Трампа — «дело чести» и принципа: он обещал Конгрессу, своим избирателям и всему американскому народу, что уничтожит режим чавистов. И это обещание не выполнил. Если Трамп не уничтожит Мадуро до ноября 2020 года — до дня голосования за нового президента Соединенных Штатов, — ему это бахвальство обязательно припомнят.

Именно поэтому в отношениях с Мадуро для Трампа нет пути назад: если он пойдет с Венесуэлой на очередное обострение, он, возможно, выиграет (а может, и проиграет); если же Трамп откажется от насильственного изменения власти в Венесуэле и предложит «мирный» вариант, Трампа уничтожит Конгресс США.

2. В отличие от других (более эмоционально уравновешенных) президентов Соединенных Штатов (Обамы, Клинтона, Буша), у Трампа для свержения власти чавистов в Венесуэле есть действительно эффективный инструмент, создавший так называемый «Венесуэльский прецедент» (модифицированная технология организации «цветных» государственных переворотов нового поколения, разработанная в США в 2018 году).

Эта технология убийственна по своей эффективности и не дает сбоев; и «противоядия» от нее нет (неизвестно, как ей противостоять). В ее основе лежит довольно простая (и гениальная) по своей сути комбинация:

  • США в среде оппозиции находят авантюриста (Хуана Гуайдо — бывшего молодежного лидера, не имеющего собственного политического веса), подталкивают его к провозглашению себя президентом страны и тут же признают его законным президентом Венесуэлы; сразу после этого вслед за США более 50 стран признают Гуайдо единственным законным президентом Венесуэлы.
  • Затем США заявляют, что все достояние Венесуэлы (включая личные активы ее лидеров) «принадлежит народу Венесуэлы», арестовывают счета, активы, движимое и недвижимое имущество всех венесуэльских государственных компаний за рубежом и передают его в руки Гуайдо — «единственного законного представителя венесуэльского народа»; у Гуайдо, в одночасье превратившегося из маргинала (хоть и «президента») в респектабельного господина, появляются деньги для того, чтобы купить всю венесуэльскую армию и полицию, потом ее продать и еще раз купить; к нему как к магниту начинают тянуться люди, чувствующие запах денег.
  • Одновременно аресту подвергаются личные счета и зарубежные активы самого Мадуро, его сторонников и членов их семей; они-то, наивные, считали, что зарубежные счета, яхты, пентхаусы на Манхэттене (как у Кабельо), записанные на жен, любовниц, мужей любовниц, котов любовниц и т. д., находятся в безопасности, но не так-то было: ЦРУ и ФБР уже давно вычислили принадлежность каждого цента и ждали только удобного момента, чтобы все это изъять; на этих реквизициях и арестах чависты теряют сотни миллионов долларов каждый (а некоторые и миллиарды) — тот же Кабельо только за один день конфискаций потерял в США более 800 млн долларов (как следует из соответствующего исполнительного ордера E.O. № 13692, вывешенного на сайте Министерства финансов США). И у них появляется сильное желание все это себе вернуть.
  • С этого самого момента Мадуро фактически становится «предметом торга» — его жизнь теперь связана исключительно со способностью вернуть окружающей его элите утраченные ими активы или дать им что-нибудь взамен «в порядке компенсации». Именно это и побудило Николаса Мадуро, втайне от русских и кубинцев, начать переговоры с Гуайдо (и стоящими за его спиной американской и норвежской разведками) в Осло весной 2019 года. Потому что, если Мадуро не вернет своим сподвижникам потерянные ими сотни миллионов (а некоторым — даже миллиарды) долларов, у его соратников возникнет большое желание выдать Мадуро американцам (ЦРУ) в обмен на возвращение ими хотя бы части реквизированных денежных сумм. Именно так хотел поступить Диосдадо Кабельо в июле — августе 2019 года, вступив в агентурные отношения с американской разведкой. Только чудо тогда спасло Николаса Мадуро от печального финала — русские совершенно случайно в ходе грамотно проведенной оперативной комбинации разоблачили связь ЦРУ с Кабельо, сорвали тайную (чрезвычайно сильно зашифрованную) операцию американской разведки и вынудили американцев на время отказаться от своих планов в отношении Венесуэлы; с досады Трамп уволил своего советника Джона Болтона — человека, лично отвечавшего за вербовку Кабельо.
  • Тогда у ЦРУ с Кабельо ничего не вышло, но это не означает, что американцы не смогут найти другого человека из ближайшего окружения Мадуро, столь же трепетно относящегося к своим деньгам за рубежом и к возможности их потерять навсегда. Недавняя встреча Гуайдо и Помпео на полях региональной конференции по борьбе с терроризмом в Боготе 20 января 2020 года показала, что замена Кабельо, по-видимому, уже найдена: Майк Помпео прилетел в Боготу не просто ради того, чтобы дружески приободрить Гуайдо, — он прилетел проинструктировать свою агентуру. Значит, очень скоро американцы повторят свою комбинацию по свержению Мадуро, но уже с другими действующими лицами. В этом смысле даже провал ЦРУ с вербовкой Кабельо имеет свои положительные черты: Мадуро теперь понимает, что он один и никому не может доверять, даже лицам из своего ближайшего окружения — «верным чавистам». Любой из этих людей в любой момент может его просто продать американцам.

Описанная выше технология организации государственных переворотов, впервые опробованная американцами в Венесуэле, — совершенна и абсолютно надежна; этот инструмент сейчас — главный козырь Трампа, и он его обязательно использует.

Главная стратегическая задача Трампа — не победа США в Венесуэле, а его личная победа на выборах президента Соединенных Штатов в ноябре 2020 года. При этом он понимает, что эффектное свержение режима Мадуро может дать ему колоссальное преимущество перед соперниками, также идущими на выборы: сокрушив Венесуэлу, Трамп станет победителем, а Америка любит сильных и успешных. Вот почему Трампу невыгодно уничтожать режим Мадуро сейчас: к ноябрю эта победа уже забудется. И именно поэтому Трамп тянет с развязкой по Венесуэле, меняет своих советников, устраивает разносы — ему нужно тянуть время. А сам переворот в Венесуэле состоится за 2-3 недели до дня голосования (который состоится 3 ноября 2020). И Мадуро, видимо, это тоже понимает — и посылает Трампу сигналы (дав соответствующее интервью газете «Washington Post») о готовности снова сесть за стол переговоров.

В силу всех этих причин Трамп не откажется от свержения Мадуро: ему это жизненно нужно для победы на выборах президента США.

Николас Мадуро
Николас Мадуро. Фото: globallookpress.com

Николас Мадуро: что делать, чтобы не стать еще одной улицей в Москве (в Москве уже есть улица Уго Чавеса)

1. Для Николаса Мадуро устойчивость венесуэльского режима и способность оставаться у власти — даже не вопрос престижа, а вопрос выживания: все помнят, как именно закончили лидеры государств, посмевшие бросить вызов США, — Каддафи, Хусейн, Альенде. Сказав свое решительное «нет» Вашингтону, пожелавшему сменить его на посту президента, Мадуро попал в черный список. И выход у него теперь только один: либо договориться с американцами, либо рано или поздно все равно лишиться своей должности, но на этот раз с таким же финалом, как у Альенде. Именно поэтому Николас Мадуро балансирует между Кубой, Россией и США, надеясь, что антагонисты (США и их союзники, с одной стороны, и Россия и Куба, с другой) в борьбе за Венесуэлу уравновесят друг друга.

Однако в последнее время этот баланс стал давать трещины: тайные переговоры Мадуро со своими врагами — Гуайдо и ЦРУ — в Осло, мягко говоря, насторожили кубинцев и русских, которых на эти переговоры не позвали; раскрытие планов ЦРУ в отношении Кабельо в августе 2019 года показало, что и США не сидят без дела: в августе 2019 года они почти дотянулись до Мадуро через одного из его ближайших сподвижников и доверенных лиц (Кабельо). Баланс интересов США, России и Кубы, бывший вначале спасительным для Мадуро, теперь — в условиях разбалансировки — становится для Мадуро своеобразным «минным полем».

2. Ситуация, при которой Мадуро выдадут его же собственные соратники, если он не вернет им их зарубежные деньги и активы, арестованные Соединенными Штатами, вынуждает президента Венесуэлы искать пути к личному спасению.

Он готов вести переговоры с США — разумеется, под личные гарантии безопасности и возвращение зарубежных активов ему и его ближайшему окружению (и, конечно, сдав при этом — как товар — интересы своего партнера и союзника — России), но при этом все же надеется каким-то чудом перехитрить американцев и удержаться у власти. Но судьба Каддафи не дает ему покоя: он подсознательно не может не понимать, что именно такая участь (быть убитым или казненным) ждала всех, кто пытался договориться с американцами и полагался на их честное слово.

В качестве резервного варианта, Мадуро готов вести переговоры и с Россией (когда в августе — сентябре у него ничего с американцами на Барбадосе не вышло, Мадуро тут же полетел в Москву [25 сентября 2019] — «каяться» и обещать «больше так не делать»): русские готовы поддерживать чавистов деньгами просто потому, что те «выступают против глобальной диктатуры Вашингтона». Но русские далеко, а США — близко; в случае быстрого развития событий (в экстренной ситуации) русские просто могут не успеть прийти на помощь. Оперативно Мадуро могут помочь только кубинцы; но и у них после тайных переговоров в Осло остался неприятный осадок.

В этих условиях, в случае резкого (взрывного) обострения оперативной обстановки в Венесуэле, Мадуро может даже не успеть улететь ни в Гавану, ни в Ростов-на-Дону.

3. Стратегический расчет Николаса Мадуро строится на всяческим затягивании ситуации со своим свержением: Трамп не вечен, 3 ноября у него выборы, на которых он может не победить; если к власти в Белом Доме придет его соперник, он, возможно, демонтирует наследие Трампа, и тогда у Мадуро появится шанс. А до этого момента надо продержаться, чтобы чужие не помешали и чтобы свои не сдали. Для чужих есть армия и коллективос, для своих нужны деньги. Которые может дать либо Кабельо (из доходов «Cartel de los Soles»), либо Россия. Учитывая, что Кабельо, возможно, не отказался от своей собственной игры, а просто на время ее отложил («заморозил»), надежда теперь только на приезд Лаврова.

4. Николас Мадуро, возможно, уже сейчас вышел бы из большой геополитической «игры» — разумеется, в обмен на личные гарантии безопасности и возвращение зарубежных активов. Но кто же ему даст это сделать: реальная власть (армия и финансы) у Кабельо, говорят, что Владимир Падрино — тоже его человек; своих людей у Мадуро немного. Заигрывание с США (подобно тому, что было в Осло и на Барбадосе) может окончательно отрезать ему путь к отступлению в Гавану или Ростов. Если же не заигрывать с США, то кто-нибудь из их новых агентов влияния может сделать то, что не удалось Кабельо. Одним словом, ситуация у него непростая.

Майк Помпео
Майк Помпео. Фото: globallookpress.com

А что у России к Венесуэле?

1. Что касается России, то для нас Венесуэла — это то же самое, чем была Куба для Советского Союза. Это стратегический союзник, стратегический плацдарм, точка опоры. Кроме того, для России возможность сорвать планы США в Венесуэле — это возможность «щелкнуть по носу» заносчивых американских политиков, считающих, что только они могут играть роль «мирового жандарма», а все остальные страны (включая как Венесуэлу, так и Россию) — это их «задний двор». И таких эпизодов в российском присутствии в Венесуэле было по меньшей мере два.

В первый раз Россия пришла на помощь Мадуро в начале 2019 года, когда реальной была возможность его прямого физического устранения: в Каракасе и его окрестностях действовал колумбийский и бразильский спецназ, были и «зеленые береты». И только смена личной охраны президента Венесуэлы на «русских спецов» сделала этот сценарий невозможным. Американцы были в ярости — это документально известно.

Второй раз русские разрушили тайную оперативную игру ЦРУ в тот самый момент, когда американские оперативники уже почти завербовали второго человека среди чавистов — Диосдадо Кабельо. Тут американцы получили «по носу» по полной программе — так, что в Белом Доме даже начались громкие отставки (Трамп уволил Болтона).

Кабельо в июне 2019 года — втайне от президента Венесуэлы Николаса Мадуро — вступил в контакт с разведкой Соединенных Штатов, но уже в конце августа 2019 года эта связь была вскрыта и предана публичной огласке благодаря грамотно проведенной оперативной комбинации, основанной на одном-единственном информационном вбросе провокационного содержания.

В практике информационных операций это уникальный случай, когда информационный вброс, вскрывший тайную операцию ЦРУ, добил до президента США Дональда Трампа и заставил его реагировать, включившись в операцию прикрытия своей агентуры влияния в Венесуэле. Для специалистов в области информационных и гибридных войн операция по разоблачению Кабельо — эталонный образец того, как надо планировать и проводить современные операции информационной войны.

В результате проведенной в отношении Кабельо оперативной комбинации (17-21/08/2019) были получены следующие результаты:

  • сорваны переговоры Диосдадо Кабельо с ЦРУ, ведущиеся «за спиной» Мадуро;
  • выявлен (раскрыт) канал агентурного проникновения ЦРУ в ближайшее окружение президента Венесуэлы;
  • установлен высокопоставленный американский кадровый разведчик-агентурист, осуществивший вербовочный подход к Диосдадо Кабельо и, возможно, установивший с ним агентурные отношения (Маурисио Клеве-Короне, директор по делам Западного полушария СНБ США, в котором, кстати, сейчас идут громкие отставки);
  • вскрыты формы и методы агентурной связи Диосдадо Кабельо с его кураторами из американской разведки, в том числе связь с посольской резидентурой в Боготе;
  • выявлены основные пункты переговоров Кабельо с ЦРУ, условия (гарантии), на которых он готов был перехватить управление страной в период досрочных президентских выборов (которые Мадуро должен объявить согласно договоренностям с США на переговорах в Осло и Барбадосе).

И все это было сделано самими кадровыми работниками ЦРУ и СНБ США, их собственными руками, по своей воле, без уговоров и принуждения: ударившись в панику после раскрытия 17 августа 2019 г. в статье Манойло деталей их тайной операции по вербовке Кабельо, оперативники ЦРУ сами выдали все свои секреты, засветили агентуру, каналы связи, формы и методы ведения разведывательной и подрывной деятельности против Венесуэлы.

Мы только слегка подтолкнули оперативников ЦРУ к совершению всех этих действий, чуть-чуть, самую малость спровоцировав их активность догадками, приведенными в статье от 17 августа, но ни на чем, разумеется, не настаивали. Все остальное, приведшее к провалу крупнейшей операции ЦРУ в Венесуэле (оперативники ЦРУ вплотную подобрались ко второму человеку в руководстве страны и нашли с ним общий язык, и не только его), американцы сделали сами, своими руками.

Все эти эпизоды позволяют укрепить веру в то, что США можно противостоять, и делать это эффективно, несмотря на их огромное влияние и ресурсы; причем даже в том случае, если эта игра идет на их «поле» (но не по их, американским, а по нашим — российским и венесуэльским — правилам).

2. Именно через Венесуэлу (через помощь этой стране) Россия стала возвращаться в Латинскую Америку — в регион, со странами которого у СССР были всегда дружеские отношения. Помощь Венесуэле важна для граждан России еще и тем, что это возможность почувствовать реально возросшую роль России в мире и мировых процессах. И это первый случай, когда США очень хотят что-то сделать (свергнуть режим Мадуро), но не могут — в том числе благодаря России. Это прецедент, ограничивающий влияние США во всем мире.

3. Помимо геополитических, у России есть и экономические интересы в Венесуэле — в области добычи и переработки нефти, развития горнорудной промышленности, торговли. Все это станет возможным, как только США перестанут душить Венесуэлу санкциями и угрозами прямого военного вторжения. То есть когда Путин, Трамп и Мадуро наконец «зароют свои томагавки».

Протесты в Венесуэле
Протесты в Венесуэле. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

А это возможно?

Да. Возможно. Для этого должна быть выработана компромиссная формула, которая в равной степени устраивает все высокие договаривающиеся стороны. И следует эта формула напрямую из совпадения интересов Мадуро, Трампа и Путина.

Где эта точка совпадения? А вот где.

Трамп хочет стать президентом США. И ему нужна победа в Венесуэле. Россия не может гарантировать ему победу (мы категорически против этого), но может помочь «сохранить лицо» — сделать так, чтобы Трамп накануне выборов вышел достойно из данной ситуации, в которой, при продолжении силового сценария, он имеет примерно равные шансы как на победу, так и на поражение. Причем поражение Трампа в Венесуэле может окончательно похоронить его политическую карьеру. А выйти из ситуации, «сохранив лицо», президенту Трампу может помочь только Путин, уже переигравший США в Венесуэле в нескольких партиях.

Выход для Трампа — согласиться на урегулирование кризиса в Венесуэле при арбитраже и посредничестве Владимира Путина. При этом Венесуэла остается независимой, суверенной и неделимой; на всей ее территории между Россией и США поддерживается нейтралитет («статус-кво»); власть остается в руках правящей социалистической партии, но часть портфелей в кабинете министров и контрольных функций может быть передана оппозиции (по взаимному соглашению). Но не маргинальной оппозиции типа Гуайдо и его опереточных «представителей», а оппозиции реальной, лидеры которой имеют вес и авторитет в венесуэльском обществе. При таком сценарии развития событий новым вице-президентом Венесуэлы может стать Мария Мачадо — реальный, авторитетный оппозиционный лидер, имеющий собственный политический ресурс и договороспособность. Мачадо лучше, чем Гуайдо, это факт должен быть очевиден и Трампу: на фоне Мачадо кабальеро Хуан Гуайдо выглядит школьником-переростком. Кроме того, Гуайдо так похож на Обаму, бывшего президента США из числа убежденных противников Трампа, что даже странно, как Гуайдо до сих пор не вызвал у Трампа аллергическую реакцию.

При этом Трамп должен отказаться от поддержки Гуайдо, от любых попыток изменить политический строй Венесуэлы вооруженным путем и от попыток прямого вмешательства во внутренние дела этой суверенной страны. И от санкций в отношении Венесуэлы — тоже. Взамен ему будет предоставлен шанс стать по-настоящему исторической фигурой – сформулировать свою «доктрину Трампа», положившую конец американо-венесуэльскому конфликту. При этом, если противники Трампа будут ему твердить, что русские дополнительно к договорам такого типа всегда подписывают «секретные протоколы» (такие, как протоколы к пакту Молотова — Риббентропа), не стоит этому верить: никаких секретных протоколов «Путина — Трампа» не будет (к досаде Конгресса США).

Ну а если Трамп, поддавшись на уговоры «толстячка» Помпео, все же решит повторить историю с агентурным проникновением ЦРУ в ближайшее окружение Мадуро («даст ЦРУ второй шанс»), то и на этот раз ЦРУ будет ждать такой же грандиозный и резонансный провал, как тот, который произошел с попыткой завербовать Кабельо в августе 2019 года.

Читайте также: