Власти Петербурга приступили к дележу имущества семьи Максима Шугалея, пока он находится в плену у ливийских боевиков

Власти Петербурга приступили к дележу имущества семьи Максима Шугалея, пока он находится в плену у ливийских боевиков
Власти Петербурга приступили к дележу имущества семьи Максима Шугалея, пока он находится в плену у ливийских боевиков
В понедельник наша редакция начала готовить статью, о том, как пандемия коронавируса повлияла на отношения петербуржцев с кредитными организациями

В предыдущие годы дела о взыскании кредитов и займов составляли более трети гражданских дел, но в 2020 году правительство России и Центробанк запустили в работу ряд мер, которые должны снизить кредитную нагрузку на россиян.

Для сбора информации наши журналисты приступили к рассмотрению судебной практики по исковым заявлениям о взыскании кредитных задолженностей в судах Петербурга за последние месяца. В процессе изучения материалов Выборгского районного суда мы наткнулись на дело по иску некоей Валентины Сергеевны Шугалей, рассмотрение которого назначено на 22 июля.

Власти Петербурга приступили к дележу имущества семьи Максима Шугалея, пока он находится в плену у ливийских боевиков
Власти Петербурга приступили к дележу имущества семьи Максима Шугалея, пока он находится в плену у ливийских боевиков

Как следует из материалов дела, оно касается наследственных отношений и не относится к теме нашей будущей статьи. Однако нас заинтересовала довольно редкая, но хорошо известная фамилия — Шугалей. С 2019 года в Ливии в плену у боевиков находится российский социолог Максим Шугалей и переводчик Самер Суэйфан. Фонд защиты национальных ценностей, сотрудниками которого являются социолог и переводчик, все это время добивается их освобождения.

Для проверки нашего предположения, что Максим Шугалей и Валентина Шугалей могут быть родственниками, мы связались с одним из знакомых социолога. Он подтвердил, что среди близких Максима действительно есть женщина по имени Валентина Сергеевна Шугалей — его престарелая мама, проживающая в Петербурге. При этом известно, что незадолго до командировки в Ливию у Максима скончался отец — Анатолий Шугалей, поэтому судебные разбирательства о наследовании вполне возможны.

На настоящий момент подробности иска нам неизвестны, но наша редакция намерена разобраться в ситуации. Ведь Максим Шугалей, фактически находящийся в заложниках у боевиков, лишен возможности отстаивать свои права в России. Особенно примечательно, что ответчиком по иску о наследовании выступает администрация Выборгского района Санкт-Петербурга.

Это означает, что город претендует на некое имущество, возможно, ранее принадлежавшее отцу Максима Шугалея. И теперь, не дожидаясь возвращения социолога из плена, администрация района пытается оформить его в собственность города.

Читайте также: