Вор в законе Тюрик ломал ребра Марии Максаковой, чтобы она не пела

Мария Максакова
Мария Максакова пожаловалась на жуткие избиения. Фото: Komsomolskaya Pravda/Global Look Press
Женщина рассказала о жутких издевательствах со стороны бывшего гражданского мужа

43-летняя оперная певица и бывший депутат Государственной думы от «Единой России» Мария Максакова пожаловалась на совершенно жуткие избиения со стороны бывшего гражданского мужа, вора в законе Владимира Тюрина (более известен как Тюрик). Как оказалось, криминальный авторитет страдал припадками, во время которых давал волю кулакам, пытаясь заставить Максакову отказаться от сцены. Несколько раз у нее фиксировали сотрясения мозга, а также переломы ребер. Сама артистка говорит, что Тюрик рассматривал ее как украшение, дорогую игрушку, которая должна ему во всем прислуживать.

«Лупил, доводил до сотрясения мозга, сломанных ребер и всего прочего. Мне говорила Зоя: "Маша, никаких уже не надо... Не ради детей, ничего. Ты будешь калекой, если ты с ним останешься". Припадки были. Потому что он не хотел, чтобы я пела. Если бы я готова была сидеть и развлекать его, ходить по дорогим ресторанам и по всему миру заказывать ему блюда, то, конечно, лучшие сомелье наливали бы мне самое редкое шампанское», — говорит Максакова.

Несмотря на криминальное прошлое, Тюрик до сих пор сказочно богат. Когда певица сбежала на Украину вместе с мужем Денисом Вороненковым, в России осталось двое ее детей от криминального авторитета. Максакова говорит, что мечтала перевезти их в Киев, однако родной отец обеспечивал им такой высокий уровень жизни, который ей никогда бы не был по карману. Тем не менее Мария Петровна до сих пор не смирилась с разлукой и говорит, что никогда не простит себе решение оставить ребят с Тюриком.

«Если бы вы знали, как я себя по сей день корю и, наверное, не прощу себе то, что я все-таки не оставила Илью в Киеве после зимних каникул. Отец его содержит в условиях, которые мне никогда бы не были по карману. Понятно, что его отец сказочно богат. Тем не менее внутренне у меня покоя нет из-за того, что я утеряла ту связь, которая у меня была с Ильей первые 12 лет его жизни. Мы были, наверное, самыми близкими людьми на земле. Возможно ли это еще поправить, я не знаю», — заключила Максакова в интервью «Комсомольской правде».


Читайте также: