Кирилл Кяро: «Весь фильм мой герой стоит на мине, которая каждую секунду может взорваться»

Кирилл Кяро рассказал в интервью
По заветам Хичкока Кирилл относится к кино не как к куску жизни, а как к куску торта. Фото: Пресс-служба Кинокомпании «КАРГО»
На пути к успеху Кириллу Кяро пришлось пройти не только через огонь, воду и медные трубы, но и через метлу. Красавец из Эстонии подметал в столице улицы и при этом свято верил в свою звезду. Один из самых популярных режиссеров Карен Оганесян приготовил для Кирилла испытание, которое уже сегодня можно назвать экспериментом, поступком, событием в кино. В интервью Кирилл рассказывает о том, как в качестве актера ему удается осуществлять юношеские мечты – покорять вершины гор, ходить в экспедиции и открывать новые земли.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

- Кирилл, режиссер сериала «Шерлок Холмс в России» Эген Нурбек в нашем с ним интервью назвал вас «самым талантливым, самым непостижимым, самым уникальным артистов из тех, с которыми он работал». Вы – гений?

- Спасибо, очень приятно, передавайте Эгену большой привет, если увидите. Не считаю себя не то что гениальным, даже талантливым. У меня нет никаких очевидных талантов. Есть профессия, которой я, надеюсь, владею, и все.

- Путь в кино вы начинали с эпизодов, а в последние годы – исключительно главные роли. Если вам предложат сыграть яркий эпизод, к примеру, как Владимир Машков сыграл алкаша в тапках в фильме Оксаны Бычковой «Питер ФМ»?

- С радостью. Скучаю по маленьким ролям. Раньше их было много, а сейчас мало.

- Новый фильм Карена Оганесяна «Прямой эфир», где у вас тоже одна из главных ролей, на очень актуальную тему – как покоряют мир блогеры-миллионщики? Что вы думаете об этих «ротшильдах ютуба и инстаграма»?

- Ничего плохого в профессии блогера нет. Она – сродни журналистики. Да, и многие журналисты стали блогерами. Вся прелесть профессии в том, что ею овладеть может любой. Главное – это желание, цель и понимание своего зрителя, слушателя. В наше время предоставляются огромные возможности для самовыражения, и блогеры их используют.

- Вы много учились, сложно поступали в ЩУКу, проходили и проходите конкурсы, отборы, голодали, дворником работали, чтобы прийти к своему успеху, а блогеры получают миллионы зачастую без образования, труда, и по большому счету пользы обществу? Не обидно вас за то, что вы не получаете миллионы, а они получают?

- Но я не умею делать блоги, а они умеют. К тому же не все блогеры зарабатывают миллионы, да, и не все актеры зарабатывают миллионы. Не секрет, что заработок зависит не от образования, не от крутизны учебного заведения, а от удачи, трудолюбия, желания, целеустремленности. Есть люди, которые попадают в нужное время и в нужное место, а есть те, которые не попадают. Сегодня именно блогеры, а не артисты – герои нашего времени. Фильм «Прямой эфир» как раз о том, что блогер-миллионщик – герой нашей эпохи. Хороший блогер способен вскрыть и передать нерв времени, нащупав болевые точки общества. Блогеры умеют находить краски в серых буднях нашего времени, и это очень интересно. Преимущество блогеров перед актерами в искренности, в том, что они – это они, вот такие, какие есть, а актеры играют других людей. Блогеры – это жизнь, а актеры – это игра. Сегодня люди выбирают правду и жизнь. Для многих блогеров самое главное быть естественным. Мы же – лицедеи, и этим все сказано.

- Вы же тоже играете искренне, вкладывая душу, нервы?

- Мы произносим чужие тексты, а они – свои. Роль актер преломляет через свою органику, опыт, но все равно мы играем, а блогеры – живут. У блогера – один образ, тогда как у актеров – много образов.

- Сьемки фильма проходили в Осетии. Были ли вы на месте гибели героя 90-х, 20 тысячных Сергея Бодрова? Сергею Бодрову удалось и создать образ героя времени – Данилу Богрова, и быть героем в реальности.

- Мы не только были в Кармадонском ущелье, где погибла группа Сергея Бодрова и сам Сергей, но и совсем рядом проходили съемки. Я видел памятник, установленный на месте гибели, слышал много рассказов и легенд о том, как случилась эта трагедия. Осетия – страна, пережившая много несчастий и горя, хотя живут в ней невероятно хорошие и добрые люди. Все мы помним трагедию 1 сентября 2004 года с захватом террористами школы. В последний съемочный день мы посетили памятник около школы, которая осталась полуразрушенной несмотря на то, что ее восстановили. А снимали весь фильм (кроме сцены рядом с Кармадонским ущельем) в городе Мертвых.

В этом месте до сих пор находятся домики без дверей, где жили люди, заболевшие чумой. Из этих домиков они уже не выходили. Через крошечные окошки им приносили еду, и там они умирали. Место невероятно страшное по своей энергетике. Смерть чувствуется в воздухе. Для меня эти съемки в силу всех этих обстоятельств были самыми сложными в жизни. Вымотан, измучен… Причем нам пришлось переснимать – в феврале мы сняли несколько сцен, а потом пошел сильный снег, и пришлось уехать.

Сергей Бодров-младший
Знаменитый «брат» прожил лишь 30 лет. Фото Владимира Веленгурина / «КП»

- Возможно, для своей роли в этом фильме вы впервые делали то, что никогда раньше делали?

- Весь фильм мой герой стоит на мине, которая каждую секунду может взорваться, и это было впервые в моей жизни. Мне нельзя было делать резких движений.

- Мина ведь ненастоящая?

- Но я ведь верил, что она – настоящая, иначе бы ничего не получилось. Моя роль статичная, при том, что в фильме кипят страсти, и все очень темпераментно. К тому же из-за некоторой импровизации на съемках я не мог выстроить свою роль и рассчитать силы. Для меня эта роль – эксперимент.

- Кирилл, а вы по своей натуре – искатель приключений? Могли бы все бросить и отправиться в далекую экспедицию?

- Съемки в Осетии – это киноэкспедиция. Да, я люблю приключения, путешествия, походы, странствия с детства, и время от времени совершаю их. Между прочим, был участником уникальных экспедиций. В прошлом году ездил на съемки в Ямало-Ненецкий округ, где мы снимали фильм про жизнь оленеводов, про тундру, про забытый город рядом с Новой землей. Этот город с пустыми домами – осколок Советской империи.

- Ваша мечта как путешественника?

- Подняться на Эльбрус. Кстати, мой друг недавно был в горах Килиманджаро, и я должен был поехать вместе с ним. Но из-за кино не смог. Друг целых два года ждал меня, и в результате отправился сам в Африку.

Я стараюсь в каждом месте знакомиться с людьми, общаться, ходить на экскурсии, узнать о загадочных местах. Осетия поразила меня своей красотой и сердечность. Осетия – удивительно красивая республика. С самыми высокими горами. В одно время в Осетии все четыре времени года, и за восемь дней съемок мы видели и лето, и зиму, и осень, и весну. Времена года меняются очень быстро в течение дня, и для организма это сложно. Ведь погода скачет от зимы до лета.

- Многие ваши поклонники часто спрашивают: «Насколько у вас развито чувство обоняния»? Как вы догадались, это вопрос связан с вашей самой популярной ролью в сериале «Нюхач»?

- У меня все самое обыкновенное, включая обоняние. Я общался с людьми, у которых развитое обоняние, и использовал их опыт в своей роли.

- Какой у вас есть талант кроме актерского?

- Нет талантов, – в этом весь ужас. Может быть, неплохая фантазия? Хотелось бы думать, что я неплохой человек, а это очень важный талант.

- Ваша жена с легкостью отпустила вас на съемки в Осетию, зная, что вы будете мучиться на мине?

- Давайте не забывать, что мина – ненастоящая, а в Осетии – мир. Да, в Осетии было много несчастий, но они могли быть в любом месте. Все мы ходим под Богом, и что будет завтра – никто не знает. Кому суждено утонуть, тот не упадет с самолета. Юлии бояться было нечего. Я вернулся домой живой и невредимый. Эксперимент удался. Я верю в то, что у Карена Оганесяна «Прямой эфир» получится. Мы же с ним не первый раз в одной лодке!

- Кирилл, у вас прекрасная жена, ребенок, собака. Что вам еще нужно для полного счастья?

- Чтобы мои близки были здоровы и счастливы, чтобы все мы жили в мире, чтобы люди не бедствовали. Мы же все связаны друг с другом. Да, в первую очередь я думаю о своей семье, но мне не безразличны другие люди.

- У вас очень красивый, сексуальный голос, просто не голос, а песня. Признайтесь, вы поете?

- Пел и в хоре, и в группе, а потом появились актерские интересы, и я погрузился в эту профессию. Думаю о том, чтобы снова запеть.

- А дворником вы, правда, работали?

- Конечно, правда. Довольно долго. Мне кажется, что я был хорошим дворником. Люблю чистоту.






На эту тему: