Старый друг Пугачевой умер в окружении чужих людей

Михаил Плоткин
Патриарх эстрадного цеха всегда излучал оптимизм. Фото Бориса Кудрявова
После кончины Михаила Плоткина из его квартиры растащили все ценные вещи
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Майские праздники омрачила весть о смерти после тяжелой болезни легендарного продюсера Михаила Плоткина, которому недавно исполнилось 77 лет. Свою карьеру на эстраде он начинал в середине 60-х рабочим по перемещению музыкальных инструментов в коллективе сатириков Александра Шурова и Николая Рыкунина. Работал концертным директором певца Эмиля Горовца, ансамблей «Веселые ребята» и «Самоцветы». Потом создавал и продвигал собственные коллективы - «Лейся, песня» и «Надежда». Помогал делать первые шаги на сцене Алле Пугачевой, Владимиру Кузьмину, Николаю Носкову и многим другим известным в дальнейшем артистам.

«Алексей
У гроба Плоткина знаменитый участник ток-шоу 90-х «Акулы пера» Алексей Остудин (в очках, с букетом) вдруг осознал, что смерть превращает жизнь в судьбу. Фото Бориса Кудрявова

- Когда утром 1 мая мой однокурсник по цирковому училищу Валера Морозов сообщил о смерти Миши, для меня это был сильный удар, - признался первый муж Аллы Пугачевой и отец Кристины Орбакайте Миколас Орбакас. - Мы знали друг друга больше полвека. Познакомились в 1969-м, когда Миша по просьбе нашего педагога Юрия Павловича Белова устроил нам, студентам, окончившим 3-й курс, гастроли от Тамбовской филармонии. Это был такой толчок в зад, который выпихнул нас на эстраду и дал почувствовать настоящими артистами.

До этого нас отправляли на практику в Одесскую филармонию и платили суточные 1 руб. 50 коп., которых, естественно, не хватало. А Миша делал все как полагалось. Суточные у него были 2 руб. 60 коп. И за выступления он платил очень хорошо.

Тогда к нам в качестве певицы и аккомпаниатора подключилась Алла. У нас завязалась любовь. И на этих гастролях мы с Аллой заработали не только на свадьбу, но и на чешскую мебель для комнатки, которую нам выделили. По тем временам это была большая удача. И все благодаря Мише!

Потом он возил нас вместе с Николаем Сличенко по Калужской области. За три дня мы заработали 10 штук. Серьезная прибавка к стипендии! А когда Алла уже была беременна Кристинкой, Миша брал нас и Валеру Морозова работать на новогодних елках от Владимирской филармонии. За 30 с лишним лет на эстраде я встречал разных администраторов. Были такие, которым нужно было платить дань. А Миша никогда этого не требовал. Наоборот, был готов свое отдать, только чтобы артистам было хорошо. Просто замечательный был человек!

«Не хотел, чтобы жалели»

- С тех далеких студенческих лет у нас остались очень теплые дружеские отношения, - продолжает Орбакас. - Мы каждый год с Мишей ходили друг к другу на дни рождения и в гости. У той же Аллы встречались, хотя я уже был с ней в разводе. Помню, в середине 80-х, когда у Кристины начинались отношения с Володей Пресняковым, приехала из Америки жена Юрия Павловича Белова - наша однокурсница Таня. Поздно вечером мне позвонила Алла:

- У меня в гостях Мишка Плоткин с Таней. Если хочешь, приезжай!

«Миколас
Плоткин (в центре) помог Миколасу Орбакасу и Алле Пугачевой заработать на свадьбу и спальный гарнитур. Фото Валерия Ямпольского

Я подлетел к Алле на улицу Горького. И мы просидели за столом до двух или трех ночи. А последняя наша встреча с Мишей была на концерте Кристины в Кремлевском дворце.

К сожалению, потом общались только по телефону. На здоровье, как некоторые, Миша никогда не жаловался. Не хотел, чтобы его жалели. Всегда был жизнерадостным. 16 апреля, как обычно, поздравлял меня с днем рождения. Я еще не знал про его болезнь. Но обратил внимание, что он говорил слабым голосом.

- Я тут в больнице лежал, - объяснил Миша. - Были подозрения, что у меня «корона». Но ничего не обнаружили.

Посетовал, что не получается отпраздновать его день рождения. А когда я его поздравлял, голос уже был более бодрый. Смеялся, шутил. Казалось, пошел на поправку. Даже предположить было невозможно, что все так закончится. Не понимаю, почему Мишу в больнице не оставили и как следует недолечили. И какое было это лечение - тоже большой вопрос. Одному моему знакомому при заражении крови по ошибке влили какую-то не ту жидкость. Медсестра перепутала. И он прямо на операционном столе скончался. Может, и Мише что-то не то воткнули.

Три чемодана с подарками

- Вплоть до начала 2021 года Миша серьезных проблем со здоровьем не испытывал, - засвидетельствовал один из близких друзей Плоткина Анатолий Максимов. - Да, у него были астма и диабет. Но это не мешало таскаться на тусовки да еще устраивать там пляски. Меня, хотя я младше Миши на 14 лет, уже на это не хватало.

Мы познакомились в 1981 году. Я тогда работал директором вагона-ресторана в поезде Москва - Хабаровск. А Миша гастролировал со своим ансамблем «Надежда» по Сибири и Дальнему Востоку. И Иван Дмитриевич Несвит из Госконцерта, с которым мы познакомились во время гастролей Boney M., дал ему мой телефон. Завязалась дружба. Через знакомых администраторов зала «Юбилейный» в Сочи Миша помогал мне получать номера в гостиницах «Приморская» и «Жемчужина». Приглашал на концерты «Надежды» и другие мероприятия.

Особенно яркие воспоминания остались от его юбилеев. К нему приходили все звезды - Филипп Киркоров, Ирина Аллегрова, Лариса Долина. Помню, как на 55-летие Махмуд Эсамбаев подарил ему свою папаху. Такой чести, кроме него, удостоились только Владимир Зельдин и Иосиф Кобзон. Миша собирал в ресторанах по 200 человек. А два раза в год летал в США и каждый раз привозил по три неподъемных чемодана с подарками. Причем не только для близких друзей, а для всех, с кем приходилось общаться, - для врачей из поликлиники, для работников собеса…

- Зачем ты делаешь им подарки?! - недоумевал я. - Они тебе что, пенсию повысили?

Но Мишу это не останавливало. Вот такой он был по натуре!

Ползком к могиле

- Заболел Миша после того, как 10 марта, в годовщину похорон мамы, съездил на ее могилу на Востряковском кладбище, - вздыхает Максимов. - Раньше его возил туда на своей иномарке бывший директор Пугачевой и Киркорова Олег Непомнящий. Когда Непомнящего не стало, Мишу сопровождал я или кто-то из друзей. А в этот раз он поехал один.

Был сильный мороз. Миша там провалился в снег. Полз между оградами к могиле, чтобы положить цветы. И сильно простудился. Долго лежал дома с температурой. Отказывался вызывать скорую. Говорил, что к нему должна прийти знакомая врач из поликлиники. А потом перестал отвечать на звонки.

Выяснилось, что его забрали в больницу. Сначала - в Боткинскую. Потом - в инфекционную на Соколиной Горе. Как и от чего там лечили - непонятно. Связи с ним не было. А врачи никакой информации не давали.

Когда Мишу выписали и привезли домой, я пришел его навестить и чуть не упал. Вместо привычного человека-празд­ника передо мной предстал старичок-боровичок со сморщенным лицом, согнувшийся в три погибели и с трудом передвигавшийся с помощью палки. Он почему-то очень нервничал. Накричал на меня, когда я попытался его подбодрить.

С ним в квартире находилась то ли врач, то ли медсестра Таня. Как она объяснила, ее наняли некие американские родственники Миши, чтобы ставить ему капельницы и уколы. Также я встретил у него дома Костю, помощника директора Аллегровой Хизри Байтазиева. Этот Костя с Мишей никогда близко не общался. Насколько я понял, его время от времени присылал Хизри, чтобы купить для Миши продукты и лекарства.

Накануне смерти Миша неожиданно позвонил и спросил, смогу ли я сейчас к нему приехать.

- Только закончу дела и буду у тебя, - ответил я.

Теперь я страшно себя ругаю, что сразу не поехал. Похоже, он хотел сказать мне что-то важное. Но когда я был готов к выезду и набрал, чтобы узнать, нужно ли что-то из продуктов, Миша сказал, что у него уже находится врач. А позднее трубку взял Костя и сообщил, что Миша после капельницы задремал. Как потом выяснилось, он остался на ночь. Ночью у Миши поднялся сахар до 12. Таня по телефону дала Косте указание сделать ему какой-то укол. После этого Мише стало совсем плохо.

Утром Костя вызвал скорую. Но было уже поздно, и врачи ничего сделать не смогли. Приехала милиция, взяла со всех объяснения и, когда труп отправили в морг, опечатала квартиру.

«Старый
Племянник Леонид (в центре). Фото Александра Бойкова

Днем на оставшийся у Кости телефон Миши неожиданно позвонил его племянник Леонид, сын его покойного брата Давида. До этого он у дяди не появлялся. Но как только узнал, что дядя умер, сразу захотел побывать у него в квартире. И Костя вместо того, чтобы послать его подальше, поехал с ним в милицию и помог забрать ключи. Войдя в квартиру, Леонид первым делом обшарил сервант и забрал найденные там 180 тыс. руб., золотые украшения и документы от банковской ячейки.

А когда через два дня мы приехали туда, чтобы выбрать Мише одежду для похорон, полквартиры уже было вынесено. Исчезли две коробки с вином, шесть подаренных Мише картин, его планшет и многие другие вещи. Даже шмоток, которыми был забит шифоньер, заметно поубавилось. При этом Леонид жаловался, что денег на похороны не хватает, и даже предлагал отказаться от поминок. Слава богу, к организации похорон подключились давние друзья Миши - футболист Валерий Филатов и его жена Людмила.

- Надо достойно проводить Мишу в последний путь, - сказали они. – А с деньгами будем потом разбираться.






Читайте также: