X

Игоря Талькова мог спасти от гибели футбольный матч

Игорь Тальков
- Верить надо в разум, ну а жить душой, - не уставал повторять Игорь. Фото: Globallookpress.com/Russian Look/© Yurii Zheludev
Этой осенью отмечаются сразу две годовщины суперпопулярного в начале 90-х автора и исполнителя песен Игоря Талькова - 65-летие его появления на свет и 30-летие трагической гибели. В день рождения артиста, 4 ноября, на телеканале ТВЦ - премьера документального фильма «Игорь Тальков. Последний аккорд».
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Музыкальный обозреватель «Экспресс газеты» участвовал в создании этой ленты в качестве редактора и, воспользовавшись случаем, пообщался с людьми, которые когда-то помогали еще мало кому известному Талькову пробиваться на телевидение и радио.

- Тальков пришел ко мне по наводке радиоведущей Дианы Берлин, - поделилась автор фильма - создательница легендарных телепередач «Шире круг» и «Споемте, друзья!» Ольга Молчанова. - «Помоги парню с эфирами!» - попросила меня Диана.

Помню, мы стояли с Игорем на одной из лестниц телецентра и курили. До этого я уже где-то видела его. Но внимательно рассмотрела впервые. У него были красивые голубые глаза с длинными ресницами. Он все время рассказывал, как его на телевидении не любят: не снимают и вырезают. А если мужчина мне нравился, я всегда бралась ему помогать.

С творчеством Игоря я тогда была мало знакома. И не придумала ничего более оригинального, чем предложить ему съемку с песней Давида Тухманова «Чистые пруды». Других я просто не знала. Так появился знаменитый клип 1988 года, где он поет на бульваре около театра «Современник». Мой режиссер Марк Рождествин сделал его за три дня.

«Тальков
Тальков и Молчанова на дне рождения Андрея Державина в 1991 году, за две недели до гибели Игоря. Фото из личного архива

В июне 1991-го я с большой группой артистов поехала в Одессу снимать очередной выпуск программы «Споемте, друзья!». Взяла с собой и Талькова. Съемки проходили на открытой сцене в парке Шевченко. Мы закончили раньше. И один из трех дней остался свободным. «Может, в этот оставшийся день снимем мою социальную программу?» - предложил Игорь. Я позвонила своему главному редактору Кире Анненковой. Она была человеком строгим, очень соответствовавшим советскому времени. Вместе с тем позволяла многое, чего другие не позволяли. И дала добро на съемку концерта Талькова.

Утром мы проснулись и - о ужас! - обнаружили, что за окнами гремит гром, сверкают молнии и все небо затянуто жуткими тучами. «Ольга Борисовна, прошу, не надо ничего отменять! - начал уговаривать меня Игорь. - Уверяю вас, все будет в порядке». И каково было мое изумление, когда к началу концерта тучи над парком Шевченко внезапно разошлись! Во всей Одессе бушевала гроза. А у нас на протяжении полутора часов, пока Игорь выступал, было голубое небо и светило солнце. Лишь когда концерт закончился, тучи снова сомкнулись и на парк обрушился дождь. Это была просто фантастика!

«Ольга
Ольга Борисовна в наши дни. Фото Ларисы Кудрявцевой

Ютился в жутких условиях

- Чтобы укрепить позиции Игоря и поднять шансы на выход его концерта в эфир, я придумала дополнить музыкальные номера его беседой о творчестве с выдающимся поэтом Леонидом Дербеневым, - продолжает Молчанова. - Леонид Петрович был одним из ведущих одесского выпуска «Споемте, друзья!». И проникся к Талькову большой симпатией.

Их беседу мы снимали уже по возвращении в Москву, у Игоря дома. Он жил на окраине в ужасной хрущевке с двумя проходными комнатами. Там было так тесно, что пришлось вести съемку лишь одной камерой. Она была направлена на Талькова. И Дербенев попадал в кадр боком. Из-за этого Леонид Петрович на меня даже обиделся: «Ничего себе, показали! Одно мое ухо и было видно!» А нам просто некуда было поставить вторую камеру, чтобы снять его лицо.

Вообще крайне удивительно, что артист, который уже снискал достаточную популярность и собирал стадионы, ютился в жутких условиях. Он так и не успел толком воспользоваться плодами своего успеха. И семья Игоря после его смерти осталась практически ни с чем. Я хотела для нашего фильма снять его вдову Татьяну в домашней обстановке. Но она отказалась пустить нас домой. Явно стеснялась показывать свою квартиру. «Ни в коем случае! - отрезала Татьяна. - Не позорьте меня, Ольга Борисовна!»

Вдова Талькова Татьяна и их сын Игорь-младший живут скромно
Вдова Талькова Татьяна и их сын Игорь-младший живут скромно. Фото Олега Рукавицына/«Комсомольская правда»

«Готов поддержать любую партию»

- Последний раз мы встретились с Тальковым в сентябре 1991 года на дне рождения Андрея Державина. Это было за две недели до гибели Игоря, - вздыхает Молчанова. - Он подошел ко мне и спросил, как продвигается монтаж концерта. «Я получила информацию, что вы вступили в общество «Память» - эту жуткую антисемитскую организацию полуфашистского толка. И у меня возникли сомнения, стоит ли вообще выпускать ваш концерт», - сказала я.

Тальков чуть не заплакал. Стал уверять, что это все ложь: «Ольга Борисовна, меня подставили. Убедили пойти на их сборище. Я не знал, что эти люди из себя представляют». Говорил так эмоционально, что я тогда поверила Игорю.

Концерт мы смонтировали уже после его смерти. Под названием «Не допев куплета» его показали на Первом канале в 1992 году. И только сейчас, когда я взялась делать про Талькова фильм, мне стало понятно, что он меня обманул и с лидером «Памяти» Дмитрием Васильевым его на самом деле связывала близкая дружба.

Я увидела кадры, где Игорь в офицерском кителе с фальшивыми медалями обнимается с ним и чуть ли не взасос целуется. Услышала его слова в интервью: «Я готов поддержать любую партию, которая даст мне возможность выступать». После этого мое отношение к Игорю стало каким-то двойственным. Тем не менее его творчество мне по-прежнему нравится. Особенно стихи. Если бы он еще поучился и пообщался с людьми этого цеха, из него мог бы вырасти большой поэт.

«Диана
Диана Берлин. Фото Евгении Гусевой/«КП»

Великий гений

- Игоря я впервые увидела в середине 80-х в концерте Саши Серова, который проходил на небольшом стадионе, - поведала легенда радиоэфира Диана Берлин, снимавшаяся в фильме Молчановой. - Саша пригласил его выступить на «разогреве» перед своим выступлением. Ни тот ни другой тогда не были знамениты. Игорь еще работал у Давида Тухманова в группе «Электроклуб». Только собирался уходить и начинать сольную карьеру.

В том концерте Серова наряду с лирикой он уже исполнял «Кремлевскую стену» и другие политические песни. И покорил меня свободой, музыкальностью и артистичностью, что не всегда отличало эстрадных исполнителей. Его и нельзя было отнести к эстрадникам. Это было что-то непонятное для того времени. Характером Игорь отличался непростым. Стоило его чуть-чуть задеть - и загорался как спичка. Но у меня с ним сложились очень теплые отношения. Мы оба Скорпионы по знаку зодиака. Возможно, это нас сроднило.

Хотя ради его блага иногда приходилось с ним спорить. Помню, когда Игорь первый раз принес мне на радио песню «Россия», там были такие слова: «А приговор тебе прочел кровавый царь - великий Ленин». «Это надо поменять, - посоветовала я. - Такой текст никто не пропустит». - «Нет, я ничего не поменяю», - уперся Игорь. - «Тогда слушайте себя дома!» - в сердцах бросила я. А на следующий день он показал мне новый вариант, где вместо «великого Ленина» был «великий гений».

Игорь всегда был готов прийти мне на помощь. Однажды мы делали в Лужниках концерт, посвященный юбилею одной радийной программы. Завершать его должен был Коля Расторгуев. Но в конце первого отделения пришла весть, что он заболел. А специально ради него из Люберец приехали целые автобусы ребят. Это было страшно. Казалось, живыми нас оттуда не выпустят. Я позвонила Игорю. Подумала и поняла, что это единственный человек, с которым эти ребята смогут смириться. Игорь только что вернулся с гастролей. Но, несмотря на усталость, приехал в Лужники и спас положение.

Спасательный круг

- К сожалению, в какой-то момент наши отношения с Игорем чуть не прекратились. – продолжает Диана. - Он пригласил меня на свой сольный концерт в зале «Россия». Я привела с собой друзей. И вдруг среди публики появилась шеренга людей в черном из общества «Память» во главе с Дмитрием Васильевым. Я сразу пошла за кулисы. «Вы должны выйти на сцену и сказать, что концерта не будет, пока они не уйдут», - потребовала я у Игоря. Но в ответ услышала лишь два слова: «Это всё».

Больше тему «Памяти» мы не обсуждали. Допускаю, что Игорь сам поначалу не понял, с кем связался. Ведь Васильев не сразу стал одиозной фигурой. Он был просто артистом МХАТа. А Игорь всегда стремился к сцене, к театру. Возможно, на этой почве у них и завязалось знакомство. И дальше уже пошел наворот.

Игорю во всех смыслах был нужен спасательный круг. Поэтому он так и назвал свой музыкальный коллектив. Набрал замечательных ребят. Но незадолго до его убийства у них произошел разрыв. И его уже некому было ни защитить, ни остановить. Вот тут-то и подоспели сволочи, хорошо знавшие психологию.

6 октября 1991 года в «Олимпийском» проводили футбольный матч с участием артистов эстрады. Накануне то ли Игорь Саруханов, то ли еще кто-то повредил ногу. Нужно было его заменить. Я знала, что Тальков увлекался футболом. И обратилась к нему с предложением выйти на замену. «У меня в этот день сборный концерт в Питере, - объяснил он. - Но если вам это очень нужно, я приеду на матч». - «А концерт платный?» - уточнила я. - «Да», - ответил Игорь. - «Тогда езжайте спокойно в Питер и пойте!» - сказала я. Время было такое, что от денег нельзя было отказываться. А у нас никому не платили. «Найду кого-нибудь другого», - подумала я.

Во время матча капитану команды артистов Вите Резникову позвонили друзья из Питера и сообщили, что Игоря убили. Это было ужасно. Игорь всегда говорил: «Я здесь ненадолго». «Не говорите глупостей!» - отмахивалась я. Если бы я знала, что все так произойдет, я бы, конечно, настояла, чтобы он остался в Москве играть в футбол. Это будет навсегда лежать тяжелым грузом у меня на сердце.


Голодную Корикову вербовали в «Память» жареными поросятами

В 90-м году, когда будущая актриса Елена Корикова приехала из Ростова-на-Дону покорять Москву и готовилась к поступлению во ВГИК, она делила с мамой малюсенькую съемную комнатку на пятом этаже в коммуналке на Садово-Спасской у ее подруги Людмилы Полонской.

«Елена
Елена Корикова. Фото Дмитрия Лифанцева

Говорят, что Полонская под крышей КГБ содержала конспиративную квартиру патриотического общества «Память». И привлекла маму Кориковой шить обмундирование для «памятников». Времена были голодные. А у птенцов Васильева каждое воскресенье накрывался роскошный стол с жареными поросятами, другими деликатесам и дефицитами, за которым они сутки напролет глушили водку. Правда, будущая кинозвезда брезговала якшаться с гэбэшными «патриотами» и почти не участвовала в их сходках, хотя они активно вербовали красавицу вступить в свои ряды.






На эту тему: