X

91-летняя вдова Леонида Гайдая Нина Гребешкова ковида не боится, но сигареты уже не курит

Нина Гребешкова
Нина Гребешкова. Фото: Борис Кудрявов
Сегодня, 29 ноября, актрисе, вдове режиссера Леонида Гайдая Нине Гребешковой исполнился 91 год. Нина Павловна живет в своей московской квартире, занимается росписью тарелок и панно, встречается с друзьями. Друг семьи, тележурналист, писатель Александр Казакевич написал в соцсети о том, что «Нина Павловна коронавируса не боится», но рассказал о неизбежных переменах в укладе вдовы Гайдая, связанных с пандемией.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

– Дважды в год, в день смерти и в день рождения Леонида Гайдая, к его могиле на Кунцевское кладбище съезжались родные и друзья: Нина Гребешкова, Леонид Куравлев, Александр Зацепин, Дмитрий Харатьян – собиралось до двадцати человек. Они общались с ним, как будто он рядом, как будто он жив. Дмитрий Харатьян обязательно приносил блок фирменных сигарет «Честерфильд» из дьюти-фри. Он их и при жизни ему дарил, и потом. По традиции Нина Павловна вскрывала этот блок (Леня же не будет против!) и выкуривала полсигаретки. Эта традиция прервалась. Возраст. Жизнь. Ковид. Никто не летает через дьюти-фри. Обиды тоже имеют место. Жаль.

Как-то приезжают, а на памятнике кто-то обломил бронзовый крестик. Пока все растерянно молчали, Нина Гребешкова высказала Гайдаю: «Лень, ну что же это такое? Тебе же ничего поручить нельзя. Понимаю, что ты не ломал. Но отогнал бы, напугал бы. Я уже хотела к тебе прилечь, потому что все вроде сделала, а теперь нет, жди, крестиком надо заниматься, восстанавливать!»

Во время этих встреч звучали воспоминания и типичные гайдаевские истории. У Нины Гребешковой их много: прорвало воду, залило архивы. Она вслух ему говорит: «Лень! Я знаю, что ты Водолей, ладно, водой все залил, но почему горячей?» Еще она рассказывала о саженце лавра, который Гайдай посадил в горшочке в своей квартире на улице Черняховского. За несколько минут до смерти он спрашивал у жены, прижился ли чеснок на даче и как растет лавр.

Леонид Иович умер у Нины Павловны на руках. Тромбоэмболия легочной артерии. Закашлялся. Она вернулась домой, смотрит, а лавр завял. Она его отчитала: «Как ты можешь? В такой день! Леня за тобой ухаживал, перед смертью спрашивал о тебе, рассчитывал, что ты будешь большим и красивым. А ты! Как не стыдно?» И лавр устыдился, постепенно ожил, был посажен на даче и никаких капризов больше себе не позволял. Как-то Леонид Гайдай приснился их дочке Оксане. Он тихонько ей сказал: «Оксана, имей в виду, что я с Богом дружу». Нина Павловна тут же прокомментировала в своей ироничной манере: «При жизни друзей не было, а тут, наконец-то, появился! И какой!» – рассказал Александр Казакевич.






На эту тему: