Цискаридзе объяснил, за что Леру Кудрявцеву хотели выгнать с «Танцев со звездами»

Цискаридзе рассказал о самом страшном наказании
Николай Цискаридзе объяснил строгость к участникам «Танцев со звездами». Фото: Анатолий Жданов/«КП» / Источник:
Хореографа по праву считают одним из самых строгих членов жюри на проекте. Николай Максимович объяснил, что он занижает оценки целенаправленно.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

48-летний российский хореограф Николай Цискаридзе считается одним из самых строгих судей проекта «Танцы со звездами», 13-й сезон которого недавно стартовал на канале «Россия 1». Участники знают, что получить от Николая Максимовича высокие оценки практически невозможно, особенно в первых турах. В интервью агентству «РИА Новости» танцор признался, что он специально придерживается такой политики, чтобы не «разбаловать» участников. Ну а действия некоторых своих коллег по жюри Цискаридзе считает популизмом.

«Ставить высокие оценки — с самого начала неправильно, и это популизм. К сожалению, многие мои коллеги по жюри этим грешат. Кроме того, несмотря на то, что я уважаю всех участников, первые туры я присматриваюсь. Люди приходят с определенным багажом, а уже дальше показывают прогресс», — объясняет Николай Максимович.

Кстати, амплуа члена жюри Цискаридзе не слишком по душе — он признается, что гораздо комфортнее чувствовал бы себя в роли ведущего, которому высказывать свое мнение не требуется. К тому же сейчас многие участники на него обижаются. Кстати, больше всего самому хореографу запомнилось участие в проекте Лены Кудрявцевой и Ольги Бузовой. Обе телеведущие показали себя очень работоспособными и целеустремленными личностями. А Кудрявцеву, между тем, могли выгнать еще во время первых выпусков.

«В первом туре я подумал, что мы Леру выгоним сразу. Но она так работала! И дошла до финала. Она — тот человек, который делает все до конца. Я ее очень сильно полюбил, и мы продолжаем дружить по сей день. Оля Бузова еле-еле двигалась, но она бесподобно работоспособная и от тура к туру показывала прогресс — личный. Не могу сказать, что это было гениально. Но работа была видна — и за это нельзя ставить совсем низкие оценки», — вспоминает Цискаридзе.



Источник фото: Анатолий Жданов/«КП»




На эту тему: