«Выйти из сумрака»: как Хабенский из слащавого героя любовника превратился в сущего Воланда

Константин Хабенский
Константин Хабенский. Фото Евгении Гусевой/«Комсомольская правда»
В далеком 1994-м Константин Хабенский первый раз засветился в кино, сыграв пешехода в очках в фильме «На кого Бог пошлет». На сегодняшний момент в его багаже более 130 работ. Мы проследили диалектику актерской карьеры нашего героя, который начинал с образов слащавых героев-любовников, а теперь может почти всё.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Женская собственность

Так назывался фильм, где Константин сыграл свою первую главную роль. И во многом работа стала пророческой: как и герой мелодрамы, Хабенский полюбил женщину, которая потом умерла от рака, и нашел утешение в объятиях скромной и незаметной девушки. Шикарный, в понимании женщин, мужчина - это обаятельный, ироничный, энергичный, рефлексирующий и чувственный. Необязательно шкаф, спортсмен или брутал. А тот, рядом с которым хорошо и тепло. Такого, абитуриента Андрея Калинина, и сыграл Хабенский, попавший в фильм со звездами первой величины (Елена Сафонова, Александр Абдулов, Амалия Мордвинова) совершенно случайно.

- Дмитрий Месхиев заметил меня на «Ленфильме» и без проб на свой страх и риск взял в картину, - вспоминал Константин. - Работать с такой женщиной и актрисой, как Елена Сафонова, это значит всегда быть в хорошем смысле в напряжении. Именно благодаря этому что-то и получилось.

«»

Хабенский дал понять, что может работать на полутонах и приковывать к себе внимание, даже если ничего особенного в кадре не происходит.

Успех амплуа героя-любовника он развил в бодром фильме Филиппа Янковского «В движении» (2002 г.), где разрывался между героинями Оксаны Фандеры и Оксаны Акиньшиной, после чего понял, что пора браться за роли поинтереснее и посерьезнее.

На съемках голливудского боевика «Особо опасен» Хабенский в образе террориста снова вернулся к тесной работе с красивыми женщинами - искусственное дыхание без дублеров ему делала сама Анджелина Джоли. Повезло же!

Убойный мент

Обаяха Плаха, он же - офицер Игорь Плахов, из многосерийки «Убойная сила» - образ своего в доску опера, символа сериальной эпохи нулевых («Улицы разбитых фонарей», «Менты» и т.д.). Милиционер нового времени. Курит, пьет, прикалывается, решает проблемы не без пушки, но, в отличие от канонической советской инкарнации или омерзительной продажной шкуры из 90-х, тяготеет к справедливости и ищет правду. Такой вот правильный двоюродный брат Данилы Багрова с принципами Глеба Жеглова: полуправовыми, но эффективными. При этом непрофессионал, который всему учится на ходу. Очень понравился зрителю, потому что чувствовался понятным и приятным. Почти как Николай Рыбников в каждом фильме. Парень с соседней лестничной клетки. Так публика увидела, что менты - тоже живые люди, а не функции с погонами и корочками. Хабенскому не только удалось взять новую высоту, но и сильно изменить репутацию силовиков в лучшую сторону. Своего рода пророческое открытие.

«»

Вампир не средней полосы

«Дозоры» - еще один шаг Хабенского по очеловечиванию несимпатичных прежде категорий - на этот раз вампиров. О своем герое - Антоне Городецком - актер говорит:

- Он просто инфицированный человек, который вынужден жить с осознанием этого всю жизнь. В зарубежных фильмах вампиры и охотники на вампиров - всегда голубая кровь, аристократы, живущие в каких-то невероятных замках. А в «Дозоре» они живут рядом с нами, работают на рынке, занимаются шоу-бизнесом. Это люди, в которых ты и близко не ожидаешь обнаружить присутствие Темных сил.

«»

«Выйти из сумрака» актер смог без сказочных мелодраматических подпорок, как в саге «Сумерки».

- К мистике я отношусь… с уважением, скажем так, - заявляет Хабенский. - Какой-то мир, помимо нашего, точно существует. Но фильм есть фильм, и съемки стоят в стороне от жизни. Вы же наверняка заметили по первой картине: мы попытались совместить мистические вещи с бытом, объяснить потустороннее рациональным. Например, воронка над головой - это всего лишь сквозняк. Я очень суеверный и достаточно верующий. Верю в энергетику. И сразу чувствую людей - смогу с ними общаться или нет.

«»
Фото из личного архива

Кстати

  • Дмитрий Мартынов, сыгравший в «дозорах» Егора, больше 11 лет не снимается. Разменявший в конце ноября четвертый десяток, он иногда дублирует иностранные фильмы и занимается музыкой - пишет каверы. Не женат, детей нет.

Преображающее волшебство

Обильно и справедливо, что случается нечасто, осыпанная критиками и фестивалями (ММКФ, «Золотой орел», «Ника», «Золотой овен») военная картина Месхиева «Свои» - жемчужина русского кино. В ней, словно предвосхищая сольный «Собибор» (2018 г.), Хабенский играет выживающего во время Великой Отечественной еврея. Политрук Лифшиц, бегущий из фашистского плена, пропускает через себя и ненависть нацистов, и подозрения в измене, и шантаж, и антисемитскую истерику, и метафизические метания разного рода. Глубочайшая психологическая драма и работа Хабенского, сумевшего вытащить из глубины памяти всю боль советского народа, искалеченного фашистской гадиной.

«»

Но какой бы ни был талантливый Костя, именно его карьера наглядно доказывает простейший тезис - большой успех возможен только с крутым режиссером (и наоборот). Не может отличный инструмент сам по себе алмаз огранить. Нужен мастер. И Александр Велединский, экранизировавший роман Алексея Иванова «Географ глобус пропил», - безусловно, мастер высокого класса. Он показал зрителю нового Хабенского - такого, как в жизни: надломленного, пьющего, небритого (привет Меглину подмигивающий смайлик - см. ниже), разрываемого противоречиями. И в отличие от книги, психованного и отыгранного в жизни географа Служкина сыграл как Христа, принуждающего учеников к тяжелым, радикальным, но преображающим поступкам. При этом для него самого, как выяснилось, ничто человеческое не чуждо. Например, страсть к красивой девочке. Пусть даже очень юной.

Смещенное сердце

«Метод» стал ключевым в его карьере. И показал безоговорочный драматический дар Хабенского, явленный до этого лишь в театре. Ключевую роль снова сыграл режиссер по имени Юрий. В питерском Театре Ленсовета ковать звезду из Хабенского успешно и талантливо начал Юрий Бутусов. В московском сериале «Метод» (Первый канал) - режиссер нестыдного русского артхауса Юрий Быков («Жить», «Майор», «Дурак»).

В триллере психологических состояний Константин сыграл мрачного, умного, циничного и аномально одаренного сыщика Родиона Меглина, способного вживаться в шкуру маньяков буквально по методу Станиславского.

Первый сезон, несмотря ни на то, что монтировал его не режиссер, а продюсеры, вышел отличным. Второй - увы, больше похож на Франкенштейна: режиссеров меняли, сценарий переписывали, сериал переснимали после того, как неудачно вывели на первый план Паулину Андрееву (Есения). И самым интересным осталось лишь то, как воскресили героя после самоубийства в первом сезоне.

«»

- Однажды я сидел с друзьями-летчиками МЧС, мы болтали о «Методе», - поделился Хабенский. - Шутка через шутку, и вдруг родилось решение. Точным и очень похожим на судьбу Меглина. Я пошутил, что его, конечно, убили, но вдруг сердце с другой стороны? Пошутил, а сам задумался - крепко задумался, тут же позвонил знакомым кардиохирургам и спросил: «Много ли людей живут со смещенным сердцем?» - «Да, много». Притом живут до старости, отлично себя чувствуют. И тут я понял, что это точное попадание: Меглин живет не только со смещенным сознанием, но и со смещенным сердцем.

Специально для второго сезона Хабенский придумал собственный финал, открывающий арку к продолжению истории. Зная, как любит деньги продюсер Цекало, чей центр Sreda, снял «Метод» и массу других очень успешных проектов, года через два мы увидим нового Меглина.

Дьявол в деталях

Новенькое кино «Чемпион мира» - наш ответ американскому сериальному хиту Netflix «Ход королевы» - получилось, как и все остальные «наши ответы», далеко не блестящим. Опять лобовая драматургия (наши - хорошие, заокеанские - плохие), хромающая мотивация (Корчной - враг только потому, что сбежал, и никто не берет в расчет, что сбежал вместе с возлюбленной, став жертвой репрессий), искусственное выбивание слезы через медицинские проблемы, неуместный пафос диалогов, надуманная идеологическая подоплека и псевдоголливудский монтаж. Этакий «Движение вверх», только про шахматы. Даром что создатели те же. Зато Хабенский в образе блестящего советского шахматиста Виктора Корчного - сверхубедителен.

«»

Да, излишне истероидный кривляка, но полностью оправдывает художественную задачу. Его Корчной - сущий Воланд (или Троцкий в одноименном сериале, только без кепки). И как добрейшему благотворителю, всеобщему любимцу Константину Юрьевичу удается доставать из себя такие бездны темной энергии? Говорят, что на съемках Хабенский и есть Корчной - агрессивный демон: к примеру, во время работы в упомянутом выше «Методе» взял и заперся в актерском вагончике после того, как увидел, что девушка с кинохлопушкой сфотографировала его без спроса. И не вышел оттуда, пока Цекало не пообещал уволить бесстыдницу.


Цитата

Константин Хабенский:

 «Как я стал актером? Работал монтировщиком в неформальном театре-студии «Суббота» и по мере сил выходил на сцену «театральным горшком» - это когда вокруг главного героя вместо задних декораций ставят людей. Постепенно почувствовал вкус к пребыванию на сцене, поступил в театральный институт».

И что мы имеем по итогу? Еще чуть-чуть и перепробовавший всевозможные амплуа актер Хабенский станет снимать свое кино. Свой театр у него ведь уже есть.






На эту тему: