Дочка мечтает стать дизайнером, а сын - музыкантом: что известно о детях Максима Леонидова

На плече у Макса красуется татушка с изображением прекрасной дамы в шляпе. Музыкант наколол лик нынешней жены Александры Камчатовой
На плече у Макса красуется татушка с изображением прекрасной дамы в шляпе. Музыкант наколол лик нынешней жены Александры Камчатовой. Фото Руслана Вороного
«Довольно молодой бог», как Максим Леонидов окрестил себя в одном из собственных шлягеров, 13 февраля отметил 60-летие. Артист с «приветом» и «видениями» не особо не жалует журналистов, но нам все-таки удалось его разговорить.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

- Вы родились в актерской семье. Выходит, и выбора, кроме как стать актером, у вас не было?

- Конечно, не было. Я вырос в театре. Это мой дом, мое детство. Да и рано обнаружил очевидные склонности к творчеству. Спасибо папе (актер Ленинградского театра комедии Леонид Леонидов был одним из зачинателей знаменитых капустников. - Я. Г.), что не проглядел мои способности. А мама - рано ушла из жизни (актриса того же театра Людмила Люлько скончалась от рака в 44 года, когда сыну было 5. - Я. Г.).

Я с первого класса занимался в Хоровом училище им. Глинки при Ленинградской капелле. А дальше надо было выбрать один из двух путей. Либо идти в консерваторию, либо в театральный. Я поступил к Аркадию Кацману и Льву Додину в ЛГИТМиК и окончил его в 1983 году. У меня все быстро случилось: появилась группа «Секрет», а вместе с ней - популярность. Понятно, что, если бы на моем пути не встретился Коля Фоменко, группы и не было бы. А барабанщик Леша Мурашов и гитарист Андрей Заблудовский уже потом к нам присоединились.

13-летняя разница между Максимом и Анной оказалась роковой
13-летняя разница между Максимом и Анной оказалась роковой. Фото из личного архива

Дальше - только хуже

- В 1990-м вы ушли из «Секрета» и уехали жить в Израиль вместе с первой женой - актрисой Ириной Селезневой, сыгравшей главную роль в фильме Аллы Суриковой «Московские каникулы». Почему решились на это, пребывая в статусе суперзвезды?

- Творческий запал закончился, в группе начались дрязги. Показалось, что дальше будет только хуже. И хотя мне было лишь 28 лет, захотелось чего-то другого. Ведь я работаю и живу только по любви.

Время, проведенное мной в Израиле, оказалось очень разным. Я там был и очень счастлив, и совсем нет. Да, там другая аудитория, нежели в СССР, намного меньшая, но мне необходимо было уехать, чтобы оказаться в ситуации, когда ты должен опять что-то доказывать. Это полезно, качает мышцы. Да и нечего мне было предложить моим слушателям в 90-е.

Накопилась большая усталость за годы работы в «Секрете». И я еще просто не был готов к сольной карьере. Для этого, чтобы созреть, писать иначе, и понадобились эти шесть лет. В результате я вернулся другим, уже не мальчиком, а мужчиной.

- Возвращение одномоментно произошло?

- Нет, постепенно. Вслед за записью альбома на иврите я стал работать над русскоязычным альбомом. СССР тогда исчез, а в новой России процветало частное предпринимательство, появились независимые студии звукозаписи, к одной из которых имел непосредственное отношение мой друг Саша Кутиков. У него и выпустил альбом, записанный в Израиле. Тогда я ездил туда и обратно, жил на две страны.

На родину тянуло, ведь тут был мой папа, тогда еще живой. И в какой-то момент я понял, что невозможно жить в одном месте, а делать карьеру в другом. А когда появилось множество радиостанций, это дало перспективы, и в какой-то момент я переехал.

- Вы раньше много работали на ТВ, а сейчас пропали с экранов. Почему?

- Нет интересных предложений. И я просто перестал любить нынешнее телевидение. За исключением Ивана Урганта, который оказался блестящим ведущим с талантом остроумца. Я дружу с его отцом Андреем. А Ванька вырос у меня на глазах, я помогал продюсировать его первые музыкальные опыты. Мы почти как родственники, я очень нежно к нему отношусь, как дядька для него.

- Никогда, как Иван Андреевич, не думали перебраться из Питера в Москву?

- Это надо в молодости делать, когда строишь карьеру. В столице, понятно, работы больше, много не открытых для тебя дверей. А после 60 уже поздно уезжать. Как есть, так и есть. Мне хорошо там, где я сейчас живу и работаю, денег вполне хватает. Муторно, конечно, летать на гастроли через Москву, но что делать…

- К сожалению, интимная жизнь у нас с Максимом отсутствовала, а та, что изредка была, мне не доставляла удовольствия, - уверяла его первая жена Ирина Селезнева. Сейчас она живет в Лондоне с мужем Уилфом
- Первая жена Леонидова Ирина Селезнева сейчас живет в Лондоне с мужем Уилфом. Фото: Kino-teatr.ru и из личного архива

Тревожная тишина

- Как известно, из Израиля вы вернулись уже без жены Ирины, а потом оформили развод и женились на Анне Банщиковой. Но с ней счастье продолжалось недолго. Следом у вас появилась еще одна супруга-актриса - Александра Камчатова. Все верно?

- Да, у меня уже третий брак. С Ирой Селезневой и Аней Банщиковой не общаюсь, так как расстались по моей инициативе. У нас не появилось общих детей и, как это часто бывает, отношения закончились. Почему все мои жены - актрисы? Для меня это было важно. Чтобы думать и говорить на одном языке, когда я делюсь своими творческими задачами, задумками. Чтобы мой родной человек меня понимал. В первых браках что-то было, чего-то не было, я благодарен моим женам. Но о них, честно говоря, совсем не хочу говорить.

- Тогда давайте поговорим про нынешнюю супругу. С ней нашли тихую гавань?

- В нашей семье с Сашей Камчатовой, конечно, случаются и обиды, и разные сложности. Все как у всех. Но в результате мы столько лет - почти 20! - вместе. Если захотеть, можно все преодолеть, тем более у нас двое детей: 17 лет Марии и 13 - Леониду. Сына в честь моего папы назвал, а дочку - в честь бабушки жены - Марии Степановны.

- Наследники по вашим стопам собираются?

- Дочка явно не будет актрисой. В следующем году планирует поступать на факультет дизайна. Это ее гораздо больше интересует, чем театр. А сын - очень музыкальный парень, одарен немало. Он в моей творческой студии «Мастерская Максима Леонидова» занимается. Там преподает и моя супруга. Очень полезная, кстати, штука. Занятия в том числе и по развитию фантазии, воображения. А вот кривляться мы детей не учим, что очень важно для меня. С ребятами ставят мюзиклы, в том числе и мой - «Мама Кот». Он, кстати, в Москве, в Театре Маяковского, идет.

«Максим
Максим с нынешней женой Александрой и их детьми Машей и Леонидом. Фото из личного архива

Третий год находимся в здании торгового центра в Питере. Студия была задумана как частное заведение. Я туда вложил и душевные силы, и собственные средства. Понятно, это не о коммерции. Студия ничего не зарабатывает. Хватает только на аренду и оплату труда педагогов. Можно и благотворительностью это назвать.

- Супруга, помимо педагогической деятельности, чем занимается?

- Саша играет в театре, в том числе и со мной. А вот в кино мало снимается - осознанно выбрала дом, очаг, детей, понимая, что сочетать карьеру киноактрисы и семью почти невозможно. Да, знаю, что некоторые умудряются. У них штат нянь, чужие люди с их детьми занимаются, а моя жена так не захотела.

В браке самое важное - уважение и взаимопонимание, сейчас у меня это есть! Страсти и мордасти - хорошо, но когда-то они проходят, а уважение должно остаться, как и дружба, как и право на собственное мнение.

- А комфортный быт у вас налажен?

- Еще до Саши я купил большой загородный дом, где и живем всей семьей. Рядом - частная школа, где дети учатся. С директором общаюсь по телефону, так что приезжать на неловкие родительские собрания не надо.

Я давно хотел жить именно в загородном доме. Для меня важна автономия и чтобы вокруг был собственный мир с моими законами. А с внешним миром соприкасаюсь, только когда захочу. Прошел Новый год. Семьей встречал, без гостей - только мы вчетвером. Отметили за праздничным столом, потом дети к друзьям ушли, а мы с Сашей остались. Раньше на зимние каникулы где-то с 3 января дней на десять на Гоа летали, сейчас это труднее сделать.

Пандемия - сложное время, но мои гонорары позволяют даже и с небольшим количеством работы вести тот образ жизни, к которому мы привыкли. Но и мне бывает тревожно, когда много запретов и тут же вижу маленькое количество звонков с предложениями о работе.


Привет, Андреи!

В предыдущих браках родителей Максима Леонидова появилось по сыну. Оба старших брата нашего героя - Андреи. С одним из них артист и музыкант дружит и даже вместе работает, второго - давно нет в живых.

Брат Максима Леонидова от первого брака мамы - Андрей Люлько - умер в 1996-м в 51 год. Похоронен рядом с родительницей на кладбище в поселке Песочное, под Питером.

Маленький Макс (в центре) с братом Андреем Тупиковым (слева) и другом Андреем Ургантом, будущим отцом «вечернего» Ивана
Маленький Макс (в центре) с братом Андреем Тупиковым (слева) и другом Андреем Ургантом, будущим отцом «вечернего» Ивана. Фото из личного архива

- О существовании давно скончавшегося Андрея в семье умалчивают по одной причине:  неудачный брак Людмилы Люлько с его отцом, тяжелый развод и плохая наследственность сына, - поделилась родственница усопшего Светлана Гавриш.

Режиссер Андрей Тупиков, брат лидера группы «Секрет», появился на свет в первом браке их отца с актрисой Майей Тупиковой (позже она стала женой знаменитого театрального режиссера Петра Фоменко). Андрей старше Максима на 7 лет. Первый не раз ставил спектакли с участием второго. В этих же постановках, как правило, участвовал и их общий друг Андрей Ургант.


Забавный пируэт истории

Как известно, в фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой» питерец Максим Леонидов сыграл своего однофамильца из Москвы Павла Леонидова. Тот был легендарной фигурой советской эстрады 1960 - 1970-х. В книге издательства «АСТ» «Это «Секрет»? Игра в «Битлз» ее автор Сергей Миров раскрыл пару тайн Макса, Павла и их отцов-актеров.

С партнером по фильму Иваном Ургантом. Справа герой Макса - Павел Леонидов
С партнером по фильму Иваном Ургантом. Справа герой Макса - Павел Леонидов

- Максим Леонидов о происхождении своего имени не может сказать ничего, он просто не знает, почему его родители назвали именно так, а вот про фамилию может! - пишет Миров. - Многие думают, что это его псевдоним, ибо звучит как-то не слишком естественно, но это именно фамилия, которую Макс носит с рождения! А вот отец артиста взял ее именно как благозвучный псевдоним. Кстати, в свое время довольно часто путали ленинградского артиста Леонида Леонидова и московского, с точно таким же именем. Но искушенный в закулисных интригах театроман точно знает, что различие между ними колоссальное! Московский (мхатовский) Леонид Леонидов в детстве и юности отзывался на фамилию Вольфензон (на идише - «Сын волка»), а ленинградский - Шапиро (на иврите - «Красивый»). Так что, как говорят у нас в Одессе, это две большие разницы… А еще Макс рассказал мне довольно занятную историю. У московского Леонидова был внебрачный сын, которого звали Павлом. Этот Павел Леонидов в конце 70-х работал  администратором Владимира Высоцкого, а в фильме «Высоцкий.  Спасибо, что живой» его роль досталась именно Максиму Леонидову. Так что история и здесь описала довольно занятный пируэт!


Кстати

  • «Девочку-видение» Максим посвятил Анне Банщиковой, с которой познакомился через месяц после написания песни. По поводу обвинений в заимствовании музыки Леонидов только пожимал плечами, а то, что строчку «я оглянулся посмотреть» придумал не он, признал: «Я ее позаимствовал из веселенькой блюзовой вещицы музыканта Popa Chubby».
  • За плечами у Леонидова два десятка работ в кино. Самая свежая роль - Лёва из сериала Первого канала «Цыпленок жареный»




На эту тему: