Отдыхал рядом с Пугачевой, пил с Черномырдиным: удивительная судьба Зураба Соткилавы

Отдыхал рядом с Пугачевой, пил с Черномырдиным: удивительная судьба Зураба Соткилавы
Зураб Лаврентьевич дорожил заветом Шота Руставели: «Что отдашь - твое, что оставил себе - потеряно»
12 марта исполнилось бы 85 лет легендарному оперному певцу Зурабу Соткилаве, умершему в 2017 году от тяжелой онкологии. По этому случаю мы решили напомнить читателям об уникальном артисте, блиставшем на лучших сценах мира.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

- Зураба Лаврентьевича я знал еще ребенком, - поделился с «Экспресс газетой» советник председателя «Комитета за гражданские права» Заза Габедава. - Мы родом из Мегрелии на западе Грузии, или, как эти места называли в древности, Колхидского царства. А что в Сети пишут, будто родина Соткилавы - столица Абхазии Сухуми… На заборе тоже много чего пишут.

Уроженкой Сухуми называют и певицу Диану Гурцкую. На самом деле она родом из деревни Гали. И Зураб Лаврентьевич родился в глухомани - в селе Меоре Отобая (ныне Бгоура. - М. Ф.). Оно когда-то принадлежало князю Петру Анчабадзе. А фамилия Соткилава впервые упоминалась в церковных книгах собора Христа Спасителя, расположенного рядом с моим родным Зугдиди. От него до Меоре Отобая 10 минут езды. Формально это уже территория Абхазии. Но Абхазия являлась частью Грузии, и это не имело значения.

Моего покойного отца и Зураба Лаврентьевича связывала дружба. Оба играли в футбол. Отец - за команду «Одиши» в Зугдиди. Соткилава - за «Динамо» в Сухуми. Потом перешел в тбилисское «Динамо». Стал капитаном грузинской сборной. А в конце 50-х повредил ногу и завершил спортивную карьеру. Тогда ему и посоветовали всерьез заняться пением. Его, от природы обладавшего прекрасным голосом, приняли в Тбилисскую консерваторию. И уже через несколько лет он стал ведущим оперным певцом Грузии.

После стажировки в миланском театре «Ла Скала» Соткилаву пригласили петь в Большой театр. Потом - преподавать в Московскую консерваторию. С тех пор и до самой смерти он жил в Москве. Но их дружба с моим отцом не прервалась.

Недалеко от Зугдиди было очень красивое село Киндги (ныне Кындыг. - М. Ф.), на берегу моря, в окружении леса из эвкалиптов - просто земной рай. Там за забором стояли финские коттеджи, построенные для важных гостей. Когда я учился в 4-м классе, там отдыхала набиравшая популярность Алла Пугачева. Все хотели посмотреть на нее. Но на территорию никого не пускали. И люди наблюдали за Пугачевой через забор.

А когда в Киндги приезжал Соткилава, он приглашал туда нашу семью. Снимал отдельный 2-этажный коттедж. И мы жили вместе с ним - отец, мать, моя бабушка и я. Представляете, как меня, мальчишку, распирало от гордости, что я попал в это недоступное место! Днем мы ходили на море купаться и загорать. А по вечерам Зураб Лаврентьевич собирал всех и пел народные песни - наши, мегрельские, итальянские и другие. Незабываемо!

Соткилава (в центре) с нашим рассказчиком Зазой Габедавой (справа) и юным талантом Джани Изорией
Соткилава (в центре) с нашим рассказчиком Зазой Габедавой (справа) и юным талантом Джани Изорией

Банкет у Черномырдина

- Мое общение с Соткилавой продолжилось во взрослом возрасте. После свержения первого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа, при котором я возглавлял национальную гвардию специального назначения, мне пришлось переехать в Москву. И мы с Зурабом Лаврентьевичем стали часто встречаться.

Соткилава сильно переживал из-за того, что происходило на нашей родине с начала 90-х. Как и все мегрелы, симпатизировал Гамсахурдии. Считал его умнейшим. Звиада Константиновича пытались выставить врагом России, провокаторы приписывали ему слова «Грузия только для грузин». Но Гамсахурдия против русских никогда ничего не имел. Просто отстаивал интересы своего народа и не хотел идти на поводу у американцев. За это при помощи своих агентов влияния американцы его и свергли.

А к тем, кто пришел на смену Гамсахурдии, Соткилава относился не очень. Эдуарда Шеварднадзе называл «разрушителем Грузии». По мнению Зураба Лаврентьевича, этот хитрый лис продал страну Америке. Вызывал у него недоверие и Михаил Саакашвили.

- Вроде бы он пытался навести в стране порядок, - говорил Соткилава. - Но были у него и большие минусы.

Саакашвили тоже оказался ставленником Штатов. Он даже не был грузином. Его дед носил фамилию Саакян. Изменил ее, когда возглавил в Грузии мединститут. Сам Саакашвили учился в Колумбийском университете. Говорят, работал на ЦРУ. И делал то, что было выгодно США. А Америка, как известно, ни одной стране ничего хорошего не принесла. Только всех со всеми перессорила. И то, что сейчас происходит на Украине, - снова дело рук американцев.

…Однажды поехали с Соткилавой на концерт, проходивший в ныне разрушенном зале «Россия». Когда сидели в актерском баре, к Зурабу Лаврентьевичу подошел человек из охраны тогдашнего премьер-министра Виктора Черномырдина и предложил после концерта посидеть с Виктором Степановичем на закрытом банкете. Если бы не Соткилава, мне вряд ли довелось бы оказаться за одним столом с Черномырдиным.

Как-то мы гуляли на юбилее пластического хирурга Цицино Шургая. Я завел с Соткилавой разговор о поездках по миру. И он вспомнил, как в Италии сильно нахреначился вином с великим Лучано Паваротти.

- Это было незадолго до его смерти от рака, - рассказывал Зураб Лаврентьевич. - Он был очень добрый и душевный человек. Жаль, что так рано от нас ушел.

«Лучано
Лучано когда-то тоже горел футболом, но спортивную карьеру променял на пение

Деньги решают всё

- Если Соткилава видел в человеке талант, всегда был готов его поддержать. В 2016-м я приводил к нему сына моего близкого друга - мальчика-мегрела Джани Изорию. Он вырос в Италии, где его мама работала домработницей, и в 16 лет победил на вокальном фестивале Gifon. Потом приехал в Москву, жил полгода у меня.

Зураб Лаврентьевич обалдел от его голоса. И предложил взять на учебу в консерваторию. Но ничего не получилось. Джани въехал в Россию через Белоруссию, где тогда на границе никого не проверяли. А оформлять ему визу - целая история. Нужно было отправлять его обратно в Италию и посылать приглашение.

Завернули его и на прослушивании в телешоу «Голос». Узнав, что он победил на итальянском конкурсе, запросили за участие 200 тысяч евро. Ну, что поделать… Хорошие голоса сейчас никому не нужны. Деньги всё решают. В конце концов Джани плюнул и вернулся домой. Соткилава очень из-за этого расстраивался. Но против Первого канала даже его авторитет оказался бессилен.

«Хибла
Иногда Хибла Герзмава - Чаплин в юбке

Герзмава причинила боль

- К сожалению, нынешняя обстановка помешала должным образом отметить юбилей Зураба Лаврентьевича. Все ограничились скромным концертом в Малом зале Московской консерватории. Его очень хотели посетить близкие Соткилавы - двоюродная сестра Манана, она была ему как родная, и вдова Элисо с приехавшими из Мадрида дочками Теа и Кетино. Они все находились в Тбилиси и из-за отсутствия авиасообщения не могли попасть в Москву. У них не было даже возможности посмотреть на канале «Культура» фильм к юбилею Зураба Лаврентьевича. Российские каналы в Грузии отключены.

Все, что я смог для них сделать - устроил в Интернете прямой эфир. По-моему, был единственным, кто там снимал. И даже артисты, которые многим обязаны Соткилаве, пришли далеко не все.

Да, со мной был его любимый ученик - украинский певец Руслан Брагар, выступающий под псевдонимом Кадиров. А вот наша землячка Хибла Герзмава, солистка Театра Станиславского и Немировича-Данченко, которой Зураб Лаврентьевич много помогал, не появилась. Возможно, из-за того, что она абхазка, а у Абхазии с Грузией сейчас непростые отношения. Возможно, нашлась и другая причина. По-любому для меня это очень больно. Таких людей, как Зураб Лаврентьевич, нельзя забывать.

Источник фото: личный архив,Legion-media.ru,Архив «ЭГ»




На эту тему: