Андрей Разин: «Шатунова кремировали, чтобы скрыть причину его смерти»

"Несет всякую чушь": директор Шатунова публично уличил Разина во лжи
Скандалы вокруг группы "Ласковый май" не утихают
Бывшего солиста легендарной группы «Ласковый май» Юрия Шатунова не стало 23 июня. О том, что случилось в тот роковой день, спорят до сих пор.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Бурные пересуды вызвала смерть Шатунова. Его директор Аркадий Кудряшов обвинил в случившемся «ласковомайского» продюсера Андрея Разина, который якобы подорвал здоровье певца бесконечными судами за право петь «Белые розы», «Седую ночь» и другие старые хиты создателя группы Сергея Кузнецова. Музыкальному обозревателю «Экспресс газеты» удалось связаться с находящимся за границей Разиным и выяснить, что он думает по поводу этих обвинений.

На самом деле Шатунова и других участников «Ласкового мая» до смерти довели сами Кудряшов и Кузнецов, - заявил Андрей Александрович. - Я не могу себе простить, что позволил этим ужаснейшим людям работать с группой.

Когда я в свое время приехал в оренбургский детдом № 2, где создавался «Ласковый май», Кузнецов уже не работал там музыкальным руководителем и находился под следствием. По словам директора детдома Валентины Николаевны Тазекеновой, он напился на работе, якобы в поисках туалета ходил голый по детским спальням и развращал детей. Вдобавок ко всему пропала часть доверенной Кузнецову музыкальной аппаратуры. После этого Валентина Николаевна уволила его и написала на него заявление в милицию.

Я тебе не советую иметь никаких дел с этим человеком, - сказала мне она.

Но в тот момент я не придал ее словам значения. Кузнецов был нужен мне как автор песен. И я все-таки забрал его в Москву. Пришел в прокуратуру, назвался племянником Михаила Сергеевича Горбачева и сказал, что американский журнал People Weekly назвал Кузнецова великим человеком и его нельзя держать в тюрьме.

Несколько месяцев он у нас поработал. А потом Шатунов и Сережа Серков пожаловались, что на гастролях Кузнецов их напоил и вел себя неадекватно. Они тогда жили и учились в московском интернате № 24. Директор интерната Галина Федоровна Венедиктова сразу же связалась с Тазекеновой и после разговора с ней сказала мне: «Немедленно убирай Кузнецова из коллектива! Я в своем интернате такого не потерплю».

А Сашу Прико и Игоря Игошина в интернат оформить еще не успели. И Кузнецов уговорил их уйти из «Ласкового мая» вместе с ним. Ничем хорошим это для них не закончилось. Игошин через несколько лет погиб в пьяной драке. А Прико после работы с Кузнецовым в ужасе сбежал от него.

Возьми меня обратно, шеф! - говорил он мне. - Если я расскажу, что там творилось, тебе станет плохо.

Два года назад его тоже не стало.

«Аркадий
Аркадий Кудряшов 

«Заберите меня из ада»

Про Кудряшова я поначалу и подумать не мог ничего плохого. Он работал у меня, когда я еще занимался концертами группы «Мираж». Везде бегал за мной. Носил мне кофе. Делал массаж ног. Вылизывал задницу и все места. Казался преданным псом. И я взял Кудряшова администратором в «Ласковый май». А когда группа разделялась на несколько составов, поставил его работать с Шатуновым.

У меня был еще один претендент на это место - ныне покойный Рашид Дайрабаев. Но у него была куча болезней - ишемия сердца, ожирение 3-й степени.

«А если с Рашидом,  не дай бог, что-то случится, с кем останется Юра? -  подумал я. - Лучше передам его более здоровому Аркадию».

Как оказалось, это была моя ошибка. Вскоре я купил для Шатунова в Сочи дом площадью 60 квадратных метров. Оформить его на себя я не мог. У меня уже были в собственности дома в Ставрополе. А по тем временам разрешалось иметь на одно рыло не больше определенной жилой площади.

Давай оформим этот дом на твою маму - тетю Раю! - предложил я Кудряшову. - Она будет в нем жить и ухаживать за Юрой.

Тетя Рая согласилась. Оставила свое жилье в Кущевке старшему сыну Сергею и переехала в Сочи. Вместе с ней и Шатуновым в купленном мной доме поселился и сам Кудряшов.

Скажи, тебя не обижают? - спрашивал я Юру. Он в ответ всегда молчал.

Потом я на некоторое время отправил пожить к ним в дом солиста «Ласкового мая» Андрея Гурова. Но он долго не выдержал и попросил меня:

Андрей Александрович! Заберите меня из этого ада!

Из разговора с ним мне стало понятно, что Кудряшову надо, как в анекдоте, колокольчики на одно место повесить, чтобы от него во избежание греха все разбегались. После этого я никого из участников нашей группы к Шатунову с Кудряшовым близко не подпускал.

«Сергей
Сергей Кузнецов 

Вырваться из плена

В конце концов Кудряшов создал свой клан с Кузнецовым и взял всю власть над Шатуновым. Всех прежних друзей Юры объявил врагами. Настраивал его против меня. Заставлял говорить в интервью, что я не отдавал ему документы и запрещал ему гастролировать. Шатунов просто не понимал, что я таким образом заботился о его безопасности.

Мне написали записку, что меня и Юру хотят убить. Я тогда забрал у него паспорт и приказал Кудряшову никуда не выпускать его со двора. Выделил средства, чтобы сделать более мощный забор и завести овчарок. А когда у подъезда Шатунова в Москве застрелили бывшего участника «Ласкового мая» Мишу Сухомлинова, я дал Юре 9 миллионов долларов и отправил его с Кудряшовым в Германию.

За границей тебя не убьют, - сказал я ему.

В Германии Юра пытался вырваться из плена своего директора. Встретил Свету и начал с ней жить. А она Кудряшова категорически не принимала.

Когда ты приезжаешь в Россию, можешь идти к нему! - говорила Света Юре. - А чтобы здесь я его не видела!

Кудряшов даже жаловался мне:

С Юрой стало очень трудно договариваться о концертах. В России он нормально со мной общается. А в Германии рядом со Светой и слышать меня не хочет.

Правда, со временем Кудряшову удалось вернуть свое влияние на Шатунова. В последнее время Юра семье уже не принадлежал. Перед смертью долго не появлялся в Германии. Даже на Новый год жену и детей не навещал. Он был полностью зомбирован Кудряшовым и принадлежал ему одному.

«Шатунов
Шатунов с женой Светланой и детьми 

Попытки Кудряшова и Кузнецова объявить меня виновником смерти Шатунова вызывают только недоумение. Они говорят, что Юра сильно переживал из-за судебных процессов со мной. А в чем тут моя вина? Я на Юру в суд не подавал. Это он вместе с Кудряшовым и Кузнецовым начал со мной судиться из-за авторских прав на старые песни «Ласкового мая».

Кузнецов продал мне эти права еще 30 лет назад. Шатунов всегда заключал со мной или с моими партнерами безвозмездные лицензионные договора. И никаких проблем с исполнением этих песен у него не возникало. А Кудряшов вдруг захотел признать мою давнюю сделку с Кузнецовым недействительной и осуществить отчуждение всех его авторских прав в пользу Шатунова. Нашел адвокатскую контору, которая за 28 миллионов рублей взялась решить этот вопрос.

Я обращался к Юре и пытался его образумить:

Права сейчас перешли американской компании. Тебе лучше подписать с ней лицензионный договор и не париться. Через российские суды эти права у американцев все равно никак не отнять. Твои адвокаты вешают тебе лапшу на уши.

Но, похоже, от него уже ничего не зависело. С некоторых пор Шатунов фактически работал на этих адвокатов. Выступал он обычно в небольших залах. За каждое выступление получал где-то по 600 тысяч. И чтобы заработать нужную адвокатам сумму, ему приходилось давать концерты чуть ли не каждый день. По моему мнению, этими бесконечными концертами Шатунова и доконали.

Разин, Шатунов и Кузнецов: похоже, все их тайны знает только седая ночь
Разин, Шатунов и Кузнецов: похоже, все их тайны знает только седая ночь 

Опасное сочетание

Я еще за полгода предупреждал Кудряшова:

Юра не выдержит такой напряженный график работы. У него с детства больное сердце. Из-за этого его и в армию не взяли. «Только через мой труп!» - сказала тогда врачиха в Севастопольском военкомате.

К сожалению, меня никто не слушал. 15 июня на концерте в Зеленограде у Юры случился сердечный приступ. Он ушел со сцены и свалился на кушетку. Ему вызвали скорую. Попросили сделать какой-нибудь укол. А от госпитализации в больницу отказались.

Нам надо доработать концерт, - объяснял Кудряшов. - Мы не можем вернуть зрителям деньги. Мы их уже заплатили адвокатам.

И Шатунов практически в предынфарктном состоянии пел еще почти час. Чтобы он смог дотянуть до конца тура, ему давали то ли тазепам, то ли какой-то подобный транквилизатор, который назначают при болях в сердце.

Наш общий знакомый рассказал мне, что сам видел, как Юра брал эти таблетки у Кудряшова. Как раз в этот момент ставропольская судья непонятно на каких основаниях вынесла нужное им решение по правам на песни Кузнецова. Они начали праздновать победу надо мной и на радостях выпили пива. Кудряшов в интервью сам этого не отрицал.

Сочетание транквилизаторов с алкоголем крайне опасно. Из-за этого Кузнецов стал инвалидом 2-й группы. Он увлекался этими транквилизаторами. Однажды выпил сразу четыре таблетки тазепама и запил водкой. У него отнялась рука. Нарушилась речь. Его полгода держали в психиатрической больнице и признали невменяемым.

«Юрий
Шатунова с юности опекали крепкие мужчины 

У него поражено левое полушарие мозга, - говорили врачи. - Он до конца дней будет немного заторможенным. Слава богу, что вообще остался живой.

А для Шатунова с его больным сердцем эта адская смесь могла оказаться фатальной. Самое интересное - в заключении о смерти врачи написали, что ни алкоголя, ни других посторонних веществ в крови у Юры не обнаружили. Видимо, Кудряшов с ними договорился: «Если напишете так, у семьи претензий к вам не будет».

Когда умер мой сын Саша, экспертиза шла три месяца.

Вы не имеете права сжигать тело, - сказали нам. - Можете только захоронить его. Если возникнут вопросы, мы будем проводить эксгумацию.

А почему Шатунова кремировали? Почему всех убедили, что это была его последняя воля? Вы можете поверить, что Юра, который уже дышал с трудом, просил Кудряшова: «Аркаша, только сожгите меня, пожалуйста»?

Думаю, Кудряшов сделал это, чтобы, не дай бог, не нашли следы транквилизаторов с алкоголем.



Источник фото: Лариса Кудрявцева,Личный архив,Дмитрий Лифанцев




На эту тему: