Иосиф Кобзон: Мне осталось немного – онкология неизлечима...


Артист назвал имена тех, кто не выпустил его в Америку

На днях в пресс-центре ИТАР-ТАСС Иосиф КОБЗОН осудил драку ЖИРИНОВСКОГО в Госдуме, рассказал о своей дружбе с Юрием ЛУЖКОВЫМ, о том, почему никогда не ходит на митинги, поведал об отсутствии «Закона о культуре» и о том, что это самая низкооплачиваемая отрасль в стране. Но главными новостями стали уход мэтра со сцены и имена тех, из-за которых Кобзона уже 17 лет не пускают в США. Поддержать заслуженного артиста пришли его друзья Михаил ГУСМАН и Валентина ТЕРЕШКОВА.

- В этом году мне исполняется три раза по 25, - сказал с небольшой грустью Иосиф Давыдович. - В своем юбилейном туре, который я проводил в 60-лет, я принял решение закончить концертную деятельность, но задержался. В этот раз я действительно хочу поставить точку, потому что привык работать в полную силу, но чувствую, что этих сил все меньше, да и интереса к моей персоне поубавилось. Я хотел бы достойно покинуть сцену. Моим завершающим аккордом будет турне по городам России, Украины, Израиля и, надеюсь, США.

С концертными залами Америки контракт уже подписан, но до конца ещё не ясно, дадут ли артисту визу. Центральным же событием прощального тура певца станет концерт в Государственном Кремлёвском дворце в день рождения мэтра - 11 сентября. Не выдержав наплыва чувств, певец рассказал, чем занимался все эти долгие годы.

Иосиф КОБЗОН, Михаил ГУСМАН

Иосиф КОБЗОН, Михаил ГУСМАН

- Я прожил в этой стране большую жизнь: в 90-х годах я проснулся россиянином, до этого я был советским человеком, и от этого не отказываюсь, ведь я «Рожден в советском союзе, сделан я в СССР» - процитировал он Газманова. - Я дважды выступал перед Сталиным в 1946 и 1948 годах учеником средней школы. Я жил при всех режимах существования советского государства, мне крайне интересно все то, что происходит в моей стране, и я во всем хочу быть первым. Я был первым в Афганистане, первым в Грозном, в Чернобыле, на Норд-Осте. Я чувствовал, что активно живу на этой земле. У меня семь внуков, и думаю, когда они вырастут, то скажут, что им было не стыдно, что их дедушка – Кобзон. Я спел всё, что я хотел во всех жанрах. Больше меня никто не отработал концертов, больше меня никто не записал песен, другое дело, что кому-то они нравятся, а кому-то – нет, никто не объездил дорог больше, чем я. Нет места на карте Советского союза, где бы я ни побывал. Я хотел рассказать, как я жил, живу и хочу дальше жить. Но нужно быть реалистом, жить мне осталось крайне мало. Я стал критически относиться к своему праздному времяпрепровождению, очень жаль терять время. Я очень благодарен своим друзьям, которые меня поддерживают. В конце пути, мне очень хотелось увидеть Америку. Сейчас туда не пускают ни меня, ни мою семью вот уже 17 лет, я хочу, чтобы хотя бы дети ещё раз посмотрели на неё.

Иосиф КОБЗОН

Иосиф КОБЗОН

- Иосиф Давыдович, что будете делать вы, когда уйдете со сцены?

- А вы спросите, что я сейчас делаю, когда не на сцене. Для начала, осталось мне немного – онкология неизлечима.  У меня большая семья: жена, дети, внуки. И всю информацию, что у нас происходит в искусстве, театре, кино, на эстраде, я получаю от них, это они ходят на все мероприятия. С внуками проводит время жена, а у меня мало на это времени. У меня много общественной работы. Я – председатель правления фонда помощи сотрудникам, погибшим при выполнении служебных обязанностей, председатель фонда  судебных приставов. У меня два детских дома в Дубне и Ясной поляне. У меня есть очень много работы, которая поглощает меня полностью. Наоборот, не хватает времени –  всегда есть чем заняться, кроме концертов. Кроме того, я, наконец, буду иметь возможность ходить на спектакли, концерты и поживу как нормальный человек.

Иосиф КОБЗОН

Иосиф КОБЗОН

- Нет ли у вас обиды на Америку, после того, как вас не пускали туда столько лет?

- США тут ни при чем. Американцы понятия не имеют, кто такой Кобзон. Это один из миллионов людей, которых они не знают и знать не хотят. Вопрос не в Америке. Если я изъявил желание и меня ограничивают, то наше государство должно разобраться в ситуации, узнать, почему. Не я должен обращаться в американское посольство, а они должны узнать, что нарушил, чем вызвал такую реакцию, и, получив ответ, принимать уже меры. А наша страна даже не интересуется, почему меня не пускают, не говоря уже о защите. Этим должны заниматься силовые структуры. То, что произошло у меня в 1995 году – виноваты как раз они. Это был период противостояния между Лужковым и администрацией Ельцина. Тогда-то  организации во главе с Коржаковым и Рушайло отправили компромат на меня в американское посольство – с тех пор в визе мне отказывают.

Четвертое по счету обращение Кобзона в посольство Америки назначено на 15 марта, и впервые Иосиф Давыдович оценивает свои шансы на получение визы, как высокие.

Валентина ТЕРЕШКОВА

Валентина ТЕРЕШКОВА

Вам может быть интересно:


‡агрузка...