Бондарчук возил Паулину в «Мерседесе», заваленном розами

Фёдор и Паулина...
А Харатьян устроил истерику на весь отель из-за своего грязного тела

С бессменным начальником транспортной службы «Кинотавра» Сергеем ЛОСЕМ мы встретились в штабе фестиваля — в гранд-отеле «Жемчужина». За время полуторачасовой беседы к нему то и дело подходили с рабочими вопросами, а телефон разрывался от звонков. Сергей либо тактично извинялся и быстро решал проблему (например, минут за 15 нашел особенное детское кресло по просьбе Ксении СОБЧАК — она приехала с полугодовалым сыном Платоном), либо властно показывал рукой, мол, «не отвлекайте». Строгий босс. Но при этом добрейшей души человек, мегапозитивная личность.

— Как началась ваша фестивальная история?

— На «Кинотавре» я с самого первого дня, с 91-го года. Пришел, понятно, не с улицы — всю жизнь кручусь в творческой среде. У меня фирма, которая организовывает «Недели российского кино» в странах СНГ и Балтики. Долгое время занимался логистикой в Госкино, обеспечивал машинами разные столичные кинофестивали. Как раз на Московском, уж не помню кто, мне предложили работу на «Кинотавре». Повезло пообщаться с такими великими артистами, как Зельдин, Янковский, Смирнова… Только не подумайте, что мне 150 лет! (Смеется.)

…сыграют свадьбу…

— В чем ваша главная задача на «Кинотавре»?

— Найти выход при каких-то форс-мажорных обстоятельствах — плохая погода, пробки, опоздания, задержка рейсов… На последнем фестивале обошлось без проблем. Только после фильма Звягинцева «Нелюбовь» пошел дождь, и нужно было срочно везти жюри из Зимнего театра до «Жемчужины». Еще моя обязанность — сглаживать конфликты. Артисты могут быть вспыльчивыми. К счастью, я с большинством из них знаком лично, поэтому общий язык находим быстро в каком бы они веселом, скажем так, настроении ни были.

У артистов старой формации были не такие крутые райдеры и требования, как у молодых теперь. Одним вынь да положь пройти в аэропорту только через вип-зал. Эта услуга далеко недешевая. Деньги на ее предоставление у организаторов не всегда есть — приходится отказывать. А люди обижаются. Иногда довольно серьезно. В последнее время бывают конфликты из-за того, что не той марки машина приезжает на встречу. А не далее как вчера попросили для гостя из Питера белый «мерседес». И строго-настрого сказали: «Если приедет другого цвета — гость развернется и улетит!»

…в этом сказочном месте на озере Комо

— Это кто же у нас такой капризный?

— Не могу называть имена, я здесь 28 лет в первую очередь из-за доверия. Все знают — я могила. Но опять же это раньше артисты сплошь с открытой душой были. А сейчас многие только через агентов общаются. А уж что говорить о каких-то доверительных беседах… Про этого из Питера могу сказать только: это мужчина, довольно известный и не юный.

Со времен Рудинштейна запомнился случай с Харатьяном. В те годы часто отключали горячую воду в «Жемчужине». Так вот, перед церемонией открытия прибежал разъяренный Дмитрий Вадимович и начал громко скандалить: «Что вы себе позволяете! Я не могу выйти на дорожку непомытый!» Буквально через десять минут каким-то чудесным образом пошла горячая вода.

Сергей ЛОСЬ

Сюрприз в аэропорту

— «Папа» «Кинотавра» — Марк Григорьевич Рудинштейн — в интервью не раз подчеркивал, что на фестивале многие нашли свое личное счастье. Лично вы какие любовные истории наблюдали?

— Если я не ошибаюсь, на «Кинотавре» сблизились в свое время Мишин с Догилевой. Анастасия Волочкова, возвращаясь с фестиваля, познакомилась в самолете с будущим мужем Игорем Вдовиным. А роман Андрея Кончаловского с Юлией Высоцкой — это вообще уже легенда. Между прочим, совершенно случайно я стал свидетелем их знакомства в лифте — ехали вместе. Могу показать, в каком конкретно это произошло. Любовная история всегда присутствует на таких мероприятиях — море, солнце… И у меня подобное случилось однажды, только не на «Кинотавре». В прошлом году известный режиссер очень красиво встречал свою возлюбленную — популярную актрису (Сергей по этическим соображениям не стал называть имена этих людей, но я выяснила из других источников, что речь шла о Федоре Бондарчуке и Паулине Андреевой. — К. Б.). Девушка прилетела позднее его на «Кинотавр» и не знала, что режиссер сидит в машине — он попросил не говорить. Подъезжает, значит, «мерседес» с затонированными задними стеклами к зоне вылета. Я подвел актрису к автомобилю. Она по телефону с кем-то разговаривала, ну и была в таком состоянии, какое обычно у людей бывает после перелета, — уставшая. И вдруг открывается задняя дверца — режиссер сидел там, а все сиденье завалено цветами. Актриса прямо обалдела, глаза заблестели! Трогательная сцена получилась, в общем.

В этом году на «Кинотавре» спортивный менеджер Эдуард СУБОЧ почему-то коротал время не с женой Алёной БАБЕНКО, а с её тёзкой — певицей СВИРИДОВОЙ

— «Кинотавры» предыдущих лет называют одной большой попойкой…

— Я бы не стал так однозначно говорить. И сейчас на пляже устраивают вечеринки. А  раньше там проводились так называемые «проки» — вечерние посиделки. Термин придумал Юлий Гусман от аббревиатуры ПКК — профессиональный клуб кинематографистов. Столы, естественно, накрывались с алкоголем. Кто хотел, мог спеть, или стишок, как говорится, прочитать. Но все было адекватно. Еще вспомнилось: раньше банкеты по случаю открытия и закрытия устраивались у бассейна. Между детским бассейном и большим есть разделяющий мостик. Как-то одна певица шла по этому мосту, поскользнулась и упала прямо в воду. Спасать ее прыгнул Сергей Шакуров. Прямо в костюме и сиганул. Чуть ли не с шашлыком в руках. Настоящий мужик — среагировал моментально. Мне кажется, у нее даже платье до конца намокнуть не успело, когда он ее вытащил.

— На дороге проблемы случались?

— Подъезд к Зимнему театру на время фестиваля перекрывается. Остается только боковая дорожка, по которой на 16-м «Кинотавре» отправили ведущего церемонии открытия Александра Цекало. Неожиданно кто-то на эту дорогу выскочил, и машины «поцеловались». Цекало не сильно пострадал, только чуть потом прихрамывал.

А кто-то вот такие романтические сюрпризы устраивает своим девушкам

Был и такой эпизод. В выходной после закрытия у нас, как обычно, массовый выезд. Немножко не доезжая до аэропорта, чуть дальше вокзала есть рельсы. По ним никогда ничего не ездит. И вот эти рельсы в тот день решили поднять, чтобы починить. То есть стало невозможно проехать. Нас никто не предупреждал, и практически весь фестиваль опоздал на самолет. Мы платили огромные штрафные санкции за переоформление авиабилетов.

Кстати, сейчас благодаря Олимпиаде из аэропорта в город можно добраться на машине за полчаса, а раньше за два с половиной — такие дикие пробки были. По этой причине в свое время Бондарчука отправили морем, на катере.

Вам может быть интересно: