«Мне хочется в туалет!»: Цискаридзе признался в своей слабости

Николай Цискаридзе
Николай Цискаридзе
В плотном рабочем графике Николай Цискаридзе редко находит время на то, чтобы пообщаться с журналистами, однако каждое его интервью полно интересных подробностей жизни маэстро и Большого театра, в котором он прослужил 21 год.

Каждый год в преддверии новогодней суеты публика буквально сходит с ума. Только ленивый еще не успел обсудить ситуацию с билетами на легендарный балет «Щелкунчик» в Большом, а особенно отчаянные отстояли в очереди в лучшем случае сутки, чтобы урвать свой пропуск в сказку. Тем, кому все же не удалось купить билет в Большой, может не расстраиваться, ведь возможность посмотреть «Щелкунчика» готов подарить Николай Цискаридзе.

19 и 20 декабря в Кремлевском дворце выступят ученики Академии Русского балета, в которой Цискаридзе занимает должность ректора. Балетмейстер не скрывает, что своим ученикам он расслабляться не дает никогда, поэтому в успехе предстоящих выступлений нисколько не сомневается.

Николай сокрушается, что все же нынче молодые артисты распоясались. Цискаридзе вспомнил, как в его годы на отчисление из балетной академии отправляли каждого, кто сдаст на «двойку» хотя бы один экзамен.

«Сейчас все стали сумасшедшими, сразу пишут лично Путину и в прокуратуру. Все же родители родили гениев, а мы их разглядеть не можем, под лупой смотрим – и не можем», – рассуждает артист о поведении родителей, которые готовы вцепиться в горло, лишь бы их чадо было пристроено.

Вместе с этим Цискаридзе высказал свое мнение и о ситуации, сложившейся вокруг Большого театра. По мнению маэстро, то, что сейчас происходит с билетами, – просто недопустимо. Николай уверен, что театр, в распоряжении которого находятся миллиарды рублей, вполне может себе позволить выправить систему работы со зрителями.

Несмотря на это балетмейстер с теплотой вспоминает 21 год, проведенный в стенах Большого. Цискаридзе отметил, что возвращаться на сцену он не планирует, но его жизнь всегда была и будет связана с балетом.

«Я натанцевался. Жду, когда организм затоскует. Пока нет. Помните собачек Павлова? Для меня вся партитура Чайковского разбита на рефлексы. Есть такты, на которых мне надо было продышаться, на которых я точно шел в туалет, потому что на мне потом зашивали костюм... Прошло десять лет, и когда я слышу те самые такты – мне хочется в туалет!» – смеется Николай.



*включен Минюстом РФ в список физлиц-иноагентов