Автор хита Пугачёвой бьётся насмерть с продюсерами Кутуньо и Фольи

Валерия Горбачева стала писать песни на итальянском из-за предательства любимого
В 1994 году ПУГАЧЁВА стала лауреатом «Песни года»

В 2013 году наша газета написала о 17-летней поэтессе Валерии ГОРБАЧЕВОЙ, написавшей слова песни «Любовь, похожая на сон». За этот хит Алла ПУГАЧЕВА удостоилась награды «Песня года-94». За многие годы с тех пор Горбачева больше не написала ни одной песни. Но недавно вернулась к творчеству - в соавторстве с композитором Владимиром БОРОДИНЫМ она сочинила для Тото КУТУНЬО и Риккардо ФОЛЬИ песен на целый альбом!

- Вы долго отсутствовали в шоу-бизнесе. Устраивали личную жизнь?

- Во время интервью в 2013 году вы спросили: «Была ли у меня любовь, похожая на сон?» - а я не ответила? Конечно, была. Возлюбленный был блестящим финансистом. Я из-за его прихоти уволилась из русско-французской фирмы, так как он хотел, чтобы я сидела дома. Я преданно хранила любовь, ждала, как дура, пять лет, а он женился на пятой по богатству женщине в стране. После этого у меня начались приступы панических атак, жуткая депрессия, я превратилась в «растение»… Чтобы отвлечься, заказала самоучитель итальянского языка. И вот как-то услышала итальянскую песню из моего детства. Мелодия меня не покидала, в конце концов я вспомнила, что исполняет ее Риккардо Фольи. С этого момента о депрессии я стала забывать.

- И все стало налаживаться?

- Именно так. И в благодарность за это я решила с Риккардо познакомиться и написать для него песни. Спустя год в Москве проходил концерт Аль Бано, на котором должен был выступать и мой спаситель Фольи, а также Тото Кутуньо. Я пошла, но Риккардо на сцене не появился. Набравшись смелости, принарядившись в вечернее платье, с подарками, я пришла в отель «Ритц» на фуршет. Там я подошла к Кутуньо и Фольи. Рассказала Риккардо, что хочу для него написать песню. На что Фольи с болью в глазах ответил: «На мне поставили крест. Не думаю, что у вас получится. Если это и возможно, то в следующей жизни». Я была потрясена, что артист оказался в таком положении - поет две песни на ретроконцертах, и все. Я решила ему помочь и начала писать стихи на итальянском языке. Судьба как-то сама собой меня свела с композитором Володей Бородиным, написавшим хит для Саши Глызина «Поздний вечер в Сорренто». Вскоре у нас получился почти целый альбом «Credi in me», о чем мы с Володей получили авторское свидетельство.

На пути творческого союза Владимира БОРОДИНА и Риккардо ФОЛЬИ встали алчные продюсеры

Я - не обманщик!

- Фольи песни понравились?

- В очередной приезд Риккардо я показала ему материал. Он был удивлен, что мы не только смогли попасть в его тональность, но и написать стихи на безупречном итальянском. Мы отдавали песни бесплатно. Фольи тут же согласился и сказал: «Я буду их петь в благодарность России». Риккардо взял демозаписи и начал учить песни, а остальные вопросы я должна была решать через продюсера Сильвию де Езу. «Великолепная идея, вышлите мне все песни, готова делать проект», - написала она. Я предложила составить контракт и записывать песни в Москве. Все расходы на поездку мы с Володей брали на себя. В апреле 2016 года я попросила копии паспортов, чтобы заказать билеты. Сильвия написала: «Надо задуматься над тем, что нас будет трое. Я ответила, что десятерых итальянцев нам тут не нужно. Тогда пошли вопросы, есть ли у нас связи на радио и возможность устроить концерты. Сильвия начала нас динамить: то артист не может приехать из-за гастролей, то альбом записывает.

В январе 2017 года во время концерта в Кремле мы прорвались к нему, но Риккардо только и успел нам крикнуть: «Вы - талантливые авторы, и я буду петь ваши песни!» - как его увели в гримерку, и нас к нему больше не подпустили.

Еще одну попытку я сделала во время приезда другого продюсера Фольи - Антонио Коломби. Он мне шепнул на ухо: «Все сложится, если ты найдешь продюсерскую компанию, которая обеспечит радио и концертные туры».

Во время приезда в Москву Тото КУТУНЬО общался с Валерией ГОРБАЧЁВОЙ и её мамой как с родными

- Похоже, вы уперлись в стену.

- Я и генконсула России в Милане Александра Нуризаде попросила о помощи. Александр Беюкович встретился с Коломби, но тот не сказал ни да ни нет. Тогда генконсул позвонил Риккардо. Тот опять уверял, мол, готов работать, если нас будет представлять продюсерская компания, которая обеспечит концерты. Во время концерта в «Олимпийском» Фольи передал мне мою песню, где на листке было написано: «Я - не обманщик и хочу петь твои песни, но надо заключить договор с Коломби. Я связан контрактами. И я бы никогда 8 тысяч евро у тебя не попросил. Но Коломби говорит, что так надо, ведь нет коммерческих гарантий».

- С Тото Кутуньо та же история?

- Я сочинила стихи «Какая погода в раю, Джо?». Это разговор Тото в студии с Джо Дассеном. Песню может спеть только Кутуньо, ведь Джо - его друг, ушедший из жизни в 42 года, да и сам Тото болен раком и не ясно, сколько ему еще осталось. Накануне дня рождения Кутуньо я выслала ему песню с поздравлениями. В ответ он написал: «Ты очень добрая девушка. Тото». В следующем, 2016 году, после концерта в Москве я спросила Тото, слушал ли он песню, оказалось, что нет: Тото понравились стихи. Выяснилось, что продюсер Данило Манкузо ему ее не показал.

Я опять написала в Италию Данило. Он ответил: «Тото занят проектами, которые касаются лично его, и у него нет времени оценить, есть ли коммерческая ценность в том, что ты предлагаешь». В этом году я написала: «Кутуньо - 75, Джо Дассену - 80». Ответ такой: «Все интересно. Вышлите демо». А потом написал еще: «Пришлите открытые мастера, где бы мы могли вносить исправления. Я нашел на студии человека в Италии, стоимость работ - 8 тысяч евро». И тут я поняла, что нас используют. У нас нет никаких гарантий, что мы с Володей останемся авторами песен. Может повториться история с хитом «Любовь, похожая на сон», когда вся слава досталась Пугачевой и автору музыки Игорю Крутому.


В глазах только деньги

- Певца Риккардо Фольи любил с армии за его особую минорность, поэтому и согласился написать музыку, - признался Владимир Бородин. - Обидно, что у итальянских продюсеров в глазах только деньги, и те двери, которые легко могли открыться, оказались запертыми. Мы с Лерой несколько лет жизни отдали на создание этого альбома. Я верю, что песни станут такими же хитами, как «Поздний вечер в Сорренто», когда-то исполненный Алексеем Глызиным. Песни Леры могли бы исполнить многие авторы, но они написаны специально для Фольи, с цитатами из его старых хитов.

Вам может быть интересно: