Жёны и дети умершего певца из «Голоса» обобрали его мать

93-летнюю Злату Сергеевну, прикованную к инвалидной коляске, выгоняют из собственной квартиры

Экс-солист легендарных групп «Високосное лето», «Виктория» и «Рок-ателье» Андрей ДАВИДЯН, снискавший широкую известность блистательным выступлением в шоу Первого канала «Голос», скоропостижно скончался в возрасте 60 лет полтора года назад. Но только сейчас стало известно о том, какие поистине шекспировские страсти внезапно разгорелись после этого между многочисленными родственниками замечательного певца.

- Незадолго до смерти Андрея меня попросили представлять его интересы в судебном разбирательстве с заказчиком его выступления, - рассказала юрист Лаура Эскамилья Вега. - Этот человек пригласил группу Давидяна на свой юбилей за 700 тысяч рублей. Заплатил аванс - 300 тысяч. Но до последнего дня не мог договориться с ними об оплате необходимой звуковой аппаратуры. А потом обвинил группу Давидяна в срыве выступления и через суд потребовал в качестве компенсации 1 миллион 900 тысяч. Якобы вместо них ему пришлось за полтора миллиона пригласить другой коллектив.

На самом деле он не стоил таких денег. Это были две никому не известные девочки, которым и по 10 тысяч никто бы не заплатил. И мне не составило труда доказать в суде необоснованность требований заказчика.

Андрей был так вдохновлен выигранным делом, что выдал мне генеральную доверенность и хотел, чтобы я урегулировала еще какие-то его дела. Но какие именно - сказать не успел. Внезапно его забрали в больницу с острой болью в животе. Аппендицит! Оперироваться в обычной клинике он побоялся и настоял, чтобы перевели в платную. Там Давидяну занесли инфекцию, и возник перитонит. Пришлось делать еще одну операцию. Второй дозы общего наркоза его сердце не выдержало. Через несколько дней Андрей впал в кому. И 13 ноября 2016 года ушел из жизни.

А дальше стали происходить совершенно невероятные события, которые я даже в страшном сне не могла себе представить.

Виктория и Андрей. Фото: Facebook.com

Укол от горя

- После поминок в клубе «Форте» мне позвонил пожилой мужчина. Назвался старшим братом Андрея и спросил: «А нам с мамой кто-нибудь покушать привезет?» Я ничего не поняла и обратилась за помощью к директору Давидяна Юрию Денисову, с которым познакомилась во время суда, - продолжает Лаура. - «Да, у Андрея остались мама Злата Сергеевна Пляшкевич, 1925 года рождения, и старший брат Карен, 1948 года рождения, - просветил меня Юрий. - Они находились на его содержании». Я сразу же собрала какие-то продукты и поехала к ним на квартиру в Крылатское. Оказалось, что Злата Сергеевна, в прошлом известная пианистка, из-за травмы позвоночника прикована к инвалидной коляске, а Карен страдает астмой и после перенесенного в детстве менингита не совсем дееспособен. С тех пор как Андрей попал в больницу, к ним никто не приходил. Они остались без денег, еды и необходимой помощи.

А самое ужасное - маме даже не сообщили, что ее младшего сына больше нет в живых. «Пойди и скажи ей! - попросил меня брат. - Я не могу». Из родственников Давидяна я знала только маму его младшей дочери Кати - его бывшую жену и бэк-вокалистку Анну Абрамочкину, которая присутствовала на похоронах. Связалась с ней в надежде, что они с дочерью возьмут на себя заботу о Злате Сергеевне и Карене. «Вы знаете, у нас с ними отношения не очень сложились», - заявила Абрамочкина. И дала мне понять, что помогать им в ее планы не входит.

На девятый день все снова собрались в том же самом клубе «Форте» поминать Давидяна. Когда друзья узнали от меня о бедственном положении мамы и брата, у них глаза вылезли на лоб. «Может, у Андрея остались какие-то сбережения?» - спросила их я. «Да, у него было собрано 15 миллионов на покупку жилья», - вспомнили они.

КОЛОС работает дизайнером. Фото: Facebook.com

Проживал Андрей в последнее время не с мамой и братом в Крылатском, а на съемной квартире в районе метро «Аэропорт», где хранил свои концертные костюмы и аппаратуру. После того как его увезли в больницу, в этой квартире продолжала оставаться его сожительница - стилист Виктория Колос, которая представилась врачам женой и забрала его ключи и документы. «А что стало с деньгами и имуществом Андрея?» - поинтересовалась я у нее. «Деньги, которые находились у него в квартире, были нашими общими. Костюмы мы с ним тоже вместе покупали. Это все теперь по праву принадлежит мне», - огорошила меня женщина. И на просьбу предоставить возможность осмотреть квартиру ответила категорическим отказом.

Через консьержку, дежурившую в подъезде, мне удалось разыскать хозяйку квартиры, которая сдавала ее Давидяну. От нее я узнала, что Колос вернула ей ключи и отказалась от дальнейшей аренды. «Все имущество она забрала, - заверила меня хозяйка. - В квартире ничего не осталось». Консьержка подтвердила, что какие-то женщины и мужчины в течение недели выносили оттуда огромные баулы с вещами. А несколько дней спустя со двора забрали принадлежавший Андрею «лексус». По словам консьержки, его не смогли завести и увезли на эвакуаторе.

Я обратилась в ОВД «Аэропорт» и сообщила о произошедшем хищении. «Нужно, чтобы об этом заявил кто-то из родственников покойного», - сказали мне полицейские. Анна Абрамочкина отказалась писать заявление. «Мы посоветовались с Викторией Колос и решили, что в этом нет необходимости», - объяснила она. А Злата Сергеевна, которую я продолжала каждый день навещать, по-прежнему не знала о смерти сына. «Где Андрей?» - настойчиво спрашивала она. «Может, он с какой-нибудь женщиной уехал», - пыталась успокоить я.

На вечере памяти ДАВИДЯНА его маму Злату ПЛЯШКЕВИЧ трогательно поддерживал Александр ГРАДСКИЙ. Фото Анатолия ЛОМОХОВА

Но маму мои выдумки не убедили. По ее словам, Андрей мог не звонить ей максимум сутки или двое. А шел уже 12-й день, как он не появлялся. «Или вы мне говорите, что случилось с Андреем, или я звоню в полицию», - поставила она ультиматум. Мне ничего не оставалось, как сказать ей правду.

Опасаясь, что старушке станет плохо, я заранее вызвала платную службу скорой помощи. Но она так страшно кричала, что уколы обычного успокоительного не действовали и врачам пришлось сделать ей какой-то специальный укол, выключающий нервную систему.

Когда Злата Сергеевна пришла в себя, я получила от нее доверенность и от ее имени написала заявление в ОВД «Аэропорт». Но полицейские не спешили ничего предпринимать для поиска пропавшего имущества. Свидетелей не опросили. Записи с камер видеонаблюдения не посмотрели. А потом и вовсе начали меня отшивать со словами: «Это наследственное дело. Разбирайтесь сами».

Единственное - они помогли нам забрать у Виктории Колос часть денег Андрея - 25 тысяч долларов и 9 тысяч евро. И то она отдала их лишь потому, что поднялся вопрос о возвращении аванса за несостоявшийся концерт в Алма-Ате и ей не хотелось иметь дело с крутыми людьми, которые его заказывали.

После этого Виктория поспешно легла в клинику неврозов и под предлогом, что я ее затерроризировала и довела до нервного срыва, от дальнейшего общения уклонялась.

В шоу «Голос» наставницей нашего героя была ПЕЛАГЕЯ. Кадр Первого канала

Наследственное дело

- Через полгода после смерти Андрея Злате Сергеевне пришло письмо от нотариуса Леонида Стрюкова, который спрашивал, будет ли она принимать положенную ей долю от наследства сына, - говорит Лаура Эскамилья Вега. - Из письма выяснилось, что две дочери покойного - Катя от Анны Абрамочкиной и Маша от первой жены Ольги Гороховой - открыли наследственное дело и начали делить его имущество. Самое интересное, что в число этого имущества они включили квартиру Златы Сергеевны в Крылатском. Да, формально ее владельцем числился Андрей. Но фактически она всегда была собственностью его матери. Злата Сергеевна купила ее в 1987 году в ЖСК «Бобруйск» вместе с покойным мужем - певцом Сергеем Давидяном. А на сына переоформила только в 2003 году, когда уехала в Штаты преподавать фортепиано.

Андрей тогда жил в этой квартире с Анной Абрамочкиной и их дочерью. Работы на тот момент у него практически не было. И Злате Сергеевне приходилось не только платить за жилье, но и фактически содержать его семью. Преподаванием она зарабатывала в Америке около 3000 долларов. И почти все деньги перечисляла в Москву. А чтобы самой свести концы с концами, по ночам подряжалась играть в ресторанах.

Из-за того что Абрамочкина злоупотребляла алкоголем, Андрей через несколько лет с ней расстался. И после возвращения Златы Сергеевны из Штатов хотел передать квартиру обратно в ее собственность. Даже написал заявление в правление ЖСК «Бобруйск» о переоформлении на нее членского пая. Но в 2014-м Злата Сергеевна попала в серьезную аварию и сломала позвоночник.

Естественно, им стало не до квартиры - ездили по больницам. А без их участия осуществить переоформление было невозможно. Это мне рассказала председатель правления ЖСК и представила все документы.

Я уведомила нотариуса Стрюкова, что вопрос о собственности квартиры является спорным, и потребовала приостановить все нотариальные действия по этому делу. Но когда я приехала к нему в контору, адвокат, представляющий интересы дочерей Андрея, объявил мне, что они уже все разделили и получили свидетельства о праве на наследство. «Вы с ума посходили? - возмутилась я. - С каких пор у нас нотариус решает спор между наследниками? И если вы разделили квартиру, где теперь будет брат Андрея, у которого нет другого жилья?» - «Нас это не интересует, - отмахнулся адвокат. - Мы сейчас занимаемся оценкой «лексуса», который принадлежал Андрею. Он нам тоже достался в порядке наследства».

Музыкант с Анной АБРАМОЧКИНОЙ и их дочкой Катей. Фото Анатолия ЖДАНОВА/«Комсомольская правда»

Алименты с бабушки

- Прошло некоторое время, и мне позвонила помощница судьи из Кунцевского суда. «Скажите, пожалуйста, вам фамилия Давидян о чем-то говорит?» - осторожно спросила она. «Да, я представляла его интересы». - «Приезжайте! У нас тут иск подали на его маму», - сказала помощница судьи, - вздыхает юрист. - Понятное дело, сама Злата Сергеевна почту не проверяла и повестки, которые ей отправляли, не получала. Но судья была настолько шокирована этим иском, что сочла необходимым разыскать хоть кого-то, связанного с ней. И по доверенности Давидяна из Мосгорсуда нашла меня.

Я такое видела первый раз в жизни. Суть иска состояла в том, что дочь Абрамочкиной Екатерина недополучила от внезапно умершего отца алименты в размере 160 тысяч рублей и требовала взыскать их с бабушки-инвалида, получающей пенсию 17 600 рублей в месяц. Свое требование она мотивировала тем, что бабушка, проживая в собственной квартире, фактически приняла наследство сына и, стало быть, должна нести ответственность по его долгам.

«Но есть еще один наследник - вторая дочь, - напомнила я в суде. - Она не хочет заплатить первой долг отца по алиментам?» - «Екатерина тоже считает, что его нужно получить с бабушки», - заявил их адвокат.

Цинизм этих людей настолько меня возмутил, что я не удержалась и позволила себе дважды назвать их оскорбительным словом. По идее, за это меня должны были вывести из зала суда или выписать штраф 100 тысяч рублей. Но судья ограничилась только замечанием. А в удовлетворении иска отказала.

Тогда они подали новый с требованием принудить Злату Сергеевну продать квартиру и отдать двум дочерям причитающиеся им по наследству доли. «Вы можете бороться сколько угодно, но имущество, которое разделено, не вернете, - сказала мне на годовщине смерти Андрея знакомая Анны Абрамочкиной. - Советую напрасно не тратить усилий».

И действительно, все мои попытки остановить алчных наследников до сих пор ни к чему не привели. Я обращалась к депутатам. Писала жалобы в прокуратуру. И везде получала отлуп. В конце концов пожаловалась Владимиру Владимировичу Путину. От него в ГУВД Москвы направили поручение разобраться в нашем деле. Но там опять все спустили на тормозах. Что я еще должна сделать, чтобы защитить от произвола двух беспомощных стариков-инвалидов? Выйти митинговать на Красную площадь?


Обычные внутрисемейные вопросы

- Впервые обо всем этом слышу, - заявила в ответ на просьбу о комментариях Анна Абрамочкина. - Кто вам рассказал такой бред? Никаких претензий к матери Андрея Давидяна моя дочь не предъявляет. И квартиру у нее не отбирает. Решаются обычные внутрисемейные вопросы. Почему этим интересуется ваш ресурс? Если кого-то что-то не устраивает, пусть жалуются в суд!

Вам может быть интересно: