Вадима Мулермана сделали бомжом


ВАДИМ МУЛЕРМАН: души не чает в младшей дочери Эмилии

ВАДИМ МУЛЕРМАН: души не чает в младшей дочери Эмилии

В прошлом номере «Экспресс газеты» мы опубликовали первую часть интервью с супрерзвездой 60-х годов, автором хитов «Хмуриться не надо, Лада!», «Трус не играет в хоккей» и многих других - Вадимом МУЛЕРМАНОМ. В частности, была затронута тема взаимоотношений Вадима Иосифовича с Иосифом Кобзоном, который вот уже много лет демонстративно не здоровается с Мулерманом. По версии последнего, Кобзон до сих пор не может простить ему женитьбу на своей бывшей супруге - Веронике Кругловой. Но может, дело совсем не в этом?

- Вадим Иосифович, выдвигалось и другое объяснение неприязни к вам Кобзона…

- Вы имеете в виду историю с «Росконцертом»? Действительно, в конце 70-х годов в «Росконцерте» посадили замдиректора Иваненкова. На него написали заявление музыканты разных коллективов, которым не выплачивали вовремя зарплату. Им тогда платили мало - всего по шесть рублей за концерт, приходилось работать по два-три концерта в день, да еще отстегивать что-то руководству «Росконцерта», чтобы получить эти деньги. По нынешним меркам, это были копеечные дела. Но тогда любой подарок дороже, чем 5 рублей 50 копеек, считался взяткой. Завели уголовное дело. Но я к этому никакого отношения не имел. Просто среди этих музыкантов было два бывших участника моего коллектива. Поэтому везде писали: «музыканты Мулермана». Меня тоже вызывали на Петровку как свидетеля, где я заявил, что всегда буду стоять на стороне музыкантов. Никаких показаний на Иваненкова я не давал, тем более что был с ним в хороших отношениях. А мои коллеги, в том числе Кобзон, решили, что это я все затеял. В итоге следователю Мысловскому, который вел это дело, поступило коллективное письмо с поклепом на меня. В нем говорилось, что я собираюсь изменить Родине, сбежать за границу и т.д. Не буду называть фамилии тех, кто подписал это письмо. Многие из них до сих пор популярны. Могу назвать только двух человек, которых уже нет в живых. Это солисты Краснознаменного ансамбля песни и пляски имени Александрова - первый исполнитель «Калинки» народный артист СССР Евгений Беляев и первый исполнитель «Хотят ли русские войны» Вадим Русланов. Я тогда начал всем звонить, чтобы выяснить, зачем они подписали это письмо. Единственным, кто откликнулся, был Русланов. «Я подписывал чистый лист бумаги, - признался он. - Мне объяснили, что готовится письмо, чтобы взять Иваненкова на поруки». Я хотел устроить очную ставку с этими людьми. Но в назначенное время никто не пришел…

Работал таксистом

- А почему вы разошлись с Кругловой после почти 20 лет совместной жизни?

- На самом деле я уже через год понял, что совершил ошибку, женившись на Веронике. Уж очень дикая разница была между ней и моей покойной первой женой. Она оказалась очень властной и себялюбивой. Ревниво относилась к моему успеху на сцене. Но было уже поздно: у нас родилась дочь Ксения. Когда у меня начались неприятности, я не получил от Вероники никакой поддержки и был вынужден биться в одиночку. Она даже стала обвинять меня, что я изменяю ей с участницей моего коллектива Татьяной Сигаль. Полнейшая глупость! Кстати, это была ее подруга, которую я, по ее же просьбе, взял в свой коллектив. Вероника просто таким образом оправдывала свое некрасивое поведение по отношению ко мне. В итоге я не выдержал и ушел от нее.

Первое время ночевал в гараже. А потом снял однокомнатную квартиру на Ленинском проспекте. В 1989 году друзья пригласили меня поработать в Америке. Я устроился в Лос-Анджелесе на радио, начал создавать там детский музыкальный театр. И тут случилось несчастье: у моего брата обнаружили рак. Мне подсказали, что в Нью-Йорке есть онколог Розенталь, который может помочь. Я все бросил, вызвал брата из Харькова и переехал в Нью-Йорк. Первое время ему стало лучше. Но лечение стоило больших денег. В неделю ему нужно было 10 упаковок таблеток. А каждая упаковка стоила 300 долларов. Плюс еще 1000 долларов в день нужно было платить за пребывание в госпитале. Деньги, которые я заработал в Америке, быстро закончились. Я залез в долги. И даже был вынужден по ночам подрабатывать таксистом. Тем временем Вероника, воспользовавшись моим отсутствием, без моего ведома продала нашу трехкомнатную квартиру на проспекте Вернадского. И когда я собрался вернуться в Россию, оказалось, что возвращаться мне некуда…

АЛЕКСАНДР БОЙКОВ (В ЦЕНТРЕ): в обнимку с легендарным певцом и вдовой Ободзинского Анной Есениной

АЛЕКСАНДР БОЙКОВ (В ЦЕНТРЕ): в обнимку с легендарным певцом и вдовой Ободзинского Анной Есениной

- Подождите! В интервью «ЭГ» Круглова рассказывала, будто при разводе вы с ней договорились, что квартира отходит ей с дочерью, а вам - машина, гараж и деньги от продажи лотерейного билета, по которому вы незадолго до этого выиграли машину. А потом вы сами прислали ей доверенность на продажу всего имущества, поскольку «с концами» уехали за границу…

- Она что, считает меня полным идиотом?! Выходит, мы договорились, что она живет в квартире, а я - в машине? Договор был совсем другой - что мы разменяем квартиру на однокомнатную для меня и двухкомнатную для нее с дочерью. Вероника уже нашла подходящий вариант обмена. Но я предложил ей подождать, пока дочь выйдет замуж, о чем до сих пор жалею. Что касается лотерейного билета, то меня упросил его продать муж племянницы Вероники, который работал у меня в коллективе. Ведь в то время новые машины свободно не продавались: чтобы купить без очереди свою «шестерку», мне пришлось отработать концерт на Волжском автозаводе. И я пошел парню навстречу. А поскольку это был родственник Вероники, полученные деньги я отдал ей. И никуда «с концами» я не уезжал: как был, так и остался гражданином России. Просто я задержался в Америке на много лет, потому что надо было отрабатывать деньги, которые я занимал на лечение брата.

Действительно, поддавшись уговорам Вероники, я прислал ей доверенность и позволил переоформить квартиру на себя. Однако полномочий продавать ее я Веронике не давал. Но она собрала подписи четырех пьяниц из нашего подъезда, что я здесь давно не живу. И на основании этого попросту выписала меня из квартиры.

Сменил фамилию

СЛУЦКЕР: квартиру певца прикупил на нефтедоллары

СЛУЦКЕР: квартиру певца прикупил на нефтедоллары

- Потом я сделал еще одну глупость - сделал дочери вызов в Америку. А она взяла и прихватила с собой маму. Когда брат умер, я повез хоронить его на родину, в Харьков. После похорон приехал в Москву и обнаружил, что около дверей нашей квартиры стоит охрана. Оказалось, что ее купил нефтяной магнат Владимир Слуцкер (по базам данных, хозяйкой числилась его жена - президент сети фитнес-клубов «World Class» Ольга Слуцкер. - М.Ф., А.Б.). Я обратился в Гагаринский районный суд: сделку по продаже квартиры признали недействительной и восстановили мне прописку. Но проблему это не решило. В этой квартире живут совершенно посторонние люди, которые честно заплатили за эту квартиру деньги. По идее, Вероника должна вернуть им деньги или купить мне другое жилье. Но она теперь живет в другой стране, и что-то получить с нее нереально. Сейчас квартира уже дважды перепродана. Причем ее перепродают вместе со мной! Нынешние владельцы даже готовы дать мне 15-20 тысяч долларов на покупку квартиры за то, что я от них выпишусь. Но, чтобы выписаться, надо сначала купить жилплощадь, в которую я смогу прописаться. А самая скромная «однушка» на окраине Москвы сейчас стоит десятки тысяч долларов. Таких денег у меня нет. Возможно, я бы заработал их за счет концертов. Но для этого нужно жить и работать здесь. В общем, получается заколдованный круг. Если вы мне не верите, пожалуйста, вот решение суда. Вот мой новый российский паспорт. Вот новый заграничный…

- Разве ваша фамилия пишется с двумя «л»? - удивились мы, заглянув в паспорта. - И ваше настоящее имя - Владимир, а не Вадим?

- Это девочка-паспортистка перепутала. А моя мама, когда забирала наши паспорта, не обратила внимания. Ну и хрен с ним! Для меня сейчас главное - как-то решить вопрос с квартирой. У меня ведь появилась новая семья. Так получилось, что Бог за все мои мытарства наградил меня встречей с хорошей женщиной - моей нынешней женой Светой. Мы познакомились шесть лет назад в самолете. Я летел из Москвы в Харьков, а Света работала стюардессой. Было 5 июня, жара 31 градус. «Выпейте воды, - пристала ко мне она. - Вы же весь мокрый». - «Отстаньте от меня! - отмахивался я. - Дайте мне спокойно долететь». Самолет прилетел в Харьков в полночь. Меня должны были встретить друзья. Но у них сломалась машина, и они задерживались. Света увидела, что я стою с чемоданами, и забеспокоилась, есть ли мне на чем добраться до города. Я объяснил ей ситуацию. И, узнав, что ей надо на Холодную Гору, предложил ей подождать моих друзей и поехать с нами. А через два дня я понял, что это человек, который мне нужен. Я встретился с ней и предложил пожениться. Она родила мне двух дочерей: старшей шесть лет, младшей пять месяцев. Вот сейчас мы приехали в Москву с женой и младшей дочерью. И вынуждены стеснять тетю жены, которая приютила нас, пока ее муж лежит в больнице. Я хочу обратиться к правительству Москвы и попросить, чтобы мне как-то помогли в этом вопросе и хотя бы продали квартиру по себестоимости. Я москвич. Почему я должен у кого-то одалживаться?

Ссылка по теме:

Кобзон ненавидит Мулермана

Вам может быть интересно:


‡агрузка...