Степаненко мечтает отправить Петросяна на тот свет

Елена Степаненко и Евгений Петросян
Елена Степаненко рассказала, как она относится к Петросяну сейчас. Фото: Personastars.com
Со своим адвокатом артистка задумала хитроумный план

Накануне Дня смеха «Экспресс газета» решила порадовать вас, дорогие друзья, веселым первоапрельским спецвыпуском. Вы держите его в руках и наверняка поняли уже, что он полностью посвящен виртуозам разговорного жанра — комическим эстрадным дуэтам. И начнем мы, пожалуй, с Евгения Петросяна и Елены Степаненко, поскольку пара эта не только самая успешная, но и самая обсуждаемая. 

Творческий и семейный союз 74-летнего Евгения Вагановича и 66-летней Елены Григорьевны в одночасье разрушило появление рядом со знаменитым юмористом молодой помощницы — 30-летней Татьяны Брухуновой. Почти два года Евгений Ваганович и Елена Григорьевна не живут и не работают вместе. Тем не менее легендарный дуэт продолжает веселить публику, но теперь уже не своими сценическими репризами, а бесконечными судебными разборками.

О том, с чего на самом деле эта вся байда началась и как развиваются события, впервые со всеми подробностями нам рассказал известный адвокат Сергей Жорин.

— Когда Евгений Ваганович обратился за юридической помощью, мне поначалу показалось, что никаких проблем не будет, — признался «Экспресс газете» Сергей. — «Мы с женой по обоюдному согласию хотим развестись, — объяснил Петросян. — Нам надо поделить имущество». Обычно мужчины ставят вопрос так: «У меня слишком много всего. Половину жене не отдам. Это будет слишком жирно». И приходится ломать голову, как это сделать, чтобы все было в рамках закона. А Евгений Ваганович сразу пояснил: «Я хочу поделить все пополам». Единственное — для него были очень важны культурные ценности, которые он коллекционировал всю жизнь. Например, уникальная библиотека по истории юмора. Какие-то книги ему дарили. Какие-то он сам покупал еще в 50–60-х годах.

В уютной кухне в квартире в Зачатьевском переулке супруги провели немало приятных вечеров
В уютной кухне в квартире в Зачатьевском переулке супруги провели немало приятных вечеров. Фото: Personastars.com

«Ну, все понятно, — сказал я. — Давайте встречаться со Степаненко! Обговорим, что кому оставить, оформим соглашение, и финита ля комедия!» Правда, по реакции Петросяна у меня сложилось впечатление, что он не очень в это верит. «Ну, если бы удалось заключить такое соглашение, было бы идеально, — замялся он. — Но из этого может ничего не получиться».

Мы организовали встречу. Пришли на квартиру Петросяна в Зачатьевском переулке. Там ждали Степаненко и ее адвокат. Все такие вежливые и любезные. Елена Григорьевна порезала нам сырку, налила чайку. «А зачем тебе адвокат? — спросила она Евгения Вагановича. — Вроде у нас и так все нормально». — «Ну, может, и не понадобится», — ответил за него я. Но кое-что меня сразу смутило. «Елена Григорьевна, чтобы начать подготовку соглашения, скажите, что вы принципиально хотели бы оставить себе, — попросил ее я. — Мы бы это закрепили за вами, а по остальному внесли бы свои предложения». Я до сих пор помню не только ее ответ, но и позу, которую она в этот момент приняла. Это была поза мыслителя. Одна нога впереди, другая позади. Руки вскинуты к голове. «Знаете, Сергей Викторович, материальные блага в этом мире для меня второстепенны, — с соответствующей интонацией произнесла она. — Мне вообще не принципиально, что мне останется. Вы сделайте предложения, а я их рассмотрю». — «Ох ты! Какая хорошая женщина!» — улыбнулся мысленно я.

Мы мило попрощались и разошлись. Я со своими сотрудниками в спешном порядке подготовил предложения по разделу. Из-за большого объема имущества целую неделю пришлось работать день и ночь. Многое у них было парное — квартиры, машино-места и т. д. Все это мы разделили поровну. Проблема возникла только с квартирой в Зачатьевском, у которой не было пары. Это был самый крупный актив — чуть ли не треть стоимости всего имущества. Когда встал вопрос о разводе, Петросян переехал в одну из других квартир. Могла бы переехать и Степаненко. Тогда бы эту квартиру можно было продать и деньги поделить. Но она отказалась ее освобождать. Из этого мы с Петросяном сделали вывод, что Елене Григорьевне эта квартира нужна, и будет правильным оставить ее за ней.

Адвокат Жорин счастлив, когда его клиент улыбается
Адвокат Жорин счастлив, когда его клиент улыбается. Фото Ларисы Кудрявцевой

Сексуальность ее не интересовала никогда

Когда предложения были отправлены Степаненко, она заявила:

— Нет, меня это не устраивает!

— А что бы вы хотели? — спросил Жорин.

— Не знаю, — ответила Елена Григорьевна. — Мне ничего не нужно. Вы предлагайте, а я буду думать.

— В голове крутилось: «Ни хрена себе! Уже начинаются сюрпризы. Петросян как в воду глядел», — вспоминает адвокат. — И чтобы ускорить процесс, предложил сразу подготовить для Степаненко не один, а еще три разных варианта раздела. В том числе вариант с продажей квартиры в Зачатьевском. Но и из этих трех ни один ей не подошел. Я предложил снова встретиться и все обсудить. Назначили встречу. В указанный день позвонила адвокат Елены Григорьевны: «Мы сегодня не можем. Давайте перенесем на три дня». — «Что-то здесь не так», — забеспокоился я. Залез на сайт Хамовнического суда и обнаружил, что там зарегистрирован иск Степаненко к Петросяну о разводе и разделе имущества. Зачем она его подала — можно только предполагать. Думаю, Елена Григорьевна рассматривала все возможные варианты развития событий. В том числе не исключала, что Петросян может преставиться раньше, чем она. У Евгения Вагановича есть единственная дочь (51-летняя Викторина от брака с дочерью актера Владимира Кригера.М. Ф.). Соответственно, если бы Петросян ушел из жизни, находясь в браке со Степаненко, Елена Григорьевна имела бы право на 75% всего имущества: 50% — супружеская доля, 25% — половина супружеской доли Петросяна, положенная жене как наследнице первой очереди. Оставшиеся 25% отошли бы его дочери. С ней у Елены Григорьевны отношения были хорошие. И даже то имущество, которое досталось бы ей, фактически осталось бы в семье. А вот если бы Петросян развелся и снова вступил в брак, право на половину его доли, т. е. на 25% всего имущества, в случае его смерти получила бы уже новая супруга. И Степаненко осталось бы только 50%. Поэтому для нее было важно, чтобы Петросян ни в коем случае не женился.

Елена Степаненко, Вячеслав Войнаровский и Евгений Петросян в сцене из водевиля «Муж объелся груш», 1981 г.
Елена Степаненко, Вячеслав Войнаровский и Евгений Петросян в сцене из водевиля «Муж объелся груш», 1981 г. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

Затягивать переговоры по разделу имущества и под этим предлогом откладывать развод она могла от силы месяц-два. Дальше Петросян сказал бы: «Не морочь голову!» И сам бы обратился в суд. Как мне кажется, во избежание этого Елена Григорьевна со своим адвокатом и разработали такой хитроумный план — подать иск первыми. Видимо, рассчитывали, что Степаненко с Петросяном не разведут, пока они не решат вопрос с имуществом.

Мы начали знакомиться с исковым заявлением. И тут нас ожидал еще один сюрприз. Степаненко требовала оставить ей гораздо больше половины имущества. В том числе все культурные ценности — все книги, все картины, весь фарфор и «другое». Причем конкретный перечень предметов в иске отсутствовал. «Уточните ваши исковые требования! — обращался к ним я. — Что конкретно вы хотите получить? Например, среди книг есть антикварное издание "Оккультизм и сексуальность". Если это любимая книга Елены Григорьевны, может, Евгений Ваганович согласится ее уступить». Но ничего от них не добился. «Это просто смешно, — говорил на это Петросян. — Она ни одну книгу из моей библиотеки даже в руки не брала, не говоря уже о том, что не читала. Ей они совершенно не нужны». А самое смешное, что исковое заявление называлось «о расторжении брака и разделе имущества», но в просительной части требование расторгнуть брак отсутствовало. Видимо, они так торопились, что при составлении заявления забыли об этом. Мы этим воспользовались и сами подали иск о расторжении брака. А когда наш иск приняли, сразу же попросили выделить его в отдельное производство. Суд сначала не хотел этого делать. «Мы и так быстро все рассмотрим», — заверяла судья. Но через два месяца стало понятно, что имущество быстро не поделить. Тогда суд все-таки удовлетворил наше ходатайство и решил рассматривать вопрос о разводе отдельно. А еще через месяц благополучно развел Петросяна со Степаненко. Евгений Ваганович был этому несказанно рад. Сразу купил абонемент в фитнес-клуб. Теперь ходит туда заниматься. И замечательно себя чувствует.

Зря стилист Джордж Ровалс обозвал Татьяну Брухунову «ходячим чучелом». Девушка одевается модно и дорого. Да и телефон у нее крутой
Зря стилист Джордж Ровалс обозвал Татьяну Брухунову «ходячим чучелом». Девушка одевается модно и дорого. Да и телефон у нее крутой. Фото: Instagram.com

Деньги на дне бидона

— Раздел имущества в суде до сих пор продолжается, — констатирует Жорин. — Чтобы его поделить, нужно было его оценить. Сначала каждая из сторон представила свою оценку. Естественно, они отличались. Суд назначил независимую оценочную экспертизу. По самым скромным подсчетам, на ее проведение требовалось не менее 10 миллионов рублей. И все расходы почему-то были возложены судом на Петросяна. Замечу, как только Степаненко подала в суд, сразу подняла истерику: «Караул! Петросян выводит все деньги со счетов. Покупает кому-то квартиры. Ворует совместно нажитое имущество». И суд по ее требованию заблокировал все банковские счета Евгения Вагановича.

Дальше возник вопрос — кто будет оплачивать коммуналку и другие расходы по содержанию квартиры в Зачатьевском. Проживающая в ней Степаненко делать это отказалась. «Эта квартира зарегистрирована на Петросяна, — сказала она. — Пусть он и платит!» — «Окей, — согласился Евгений Ваганович. — Тогда освободи мою собственность!» — «Не освобожу, — заявила Елена Григорьевна. — Это совместно нажитое». Прямо как в анекдоте про девочку, которая по поручению мамы пошла за сметаной, а когда продавец наполнил ей бидон и попросил расплатиться, ответила: «Мама сказала, что деньги на дне бидона».

Мы пошли ей навстречу и попросили разблокировать счета Петросяна — иначе как он будет платить за квартиру? С горем пополам суд разблокировал один счет, где был миллион рублей. Этих денег хватило, чтобы четыре или пять месяцев вносить необходимые платежи за квартиру в Зачатьевском и другую жилплощадь. А оплачивать назначенную судом экспертизу Петросяну было нечем. Мы попросили суд: «Разблокируйте нам еще один счет, где побольше денег», но получили отказ. Чтобы не ставить в затруднительное положение экспертов, сейчас Евгений Ваганович переводит им свои заработки от выступлений, поступающие на его пенсионный счет. И по мере перевода денег они частями проводят оценку имущества.

Скоро на канале «Россия» премьера юмористического шоу, ведущими которого станут Ольга Бузова и похудевшая до ужаса Степаненко. Девушки и сами будут шутить не по-детски. Оля решила сменить амплуа? Ну-ну… Но дуэт, согласитесь, интересный?
Скоро на канале «Россия 1» премьера юмористического шоу, ведущими которого станут Ольга Бузова и похудевшая до ужаса Степаненко. Девушки и сами будут шутить не по-детски. Оля решила сменить амплуа? Ну-ну… Но дуэт, согласитесь, интересный. Фото: Instagram.com

По каким-то объектам и предметам можно было бы решить вопрос полюбовно, без экспертной оценки. Но со Степаненко нереально ни о чем договориться. Более того, предполагаю, что именно она инициирует в СМИ разные статеечки, дестабилизирующие Петросяна. Возможно, хочет довести его, чтобы он согласился отдать ей все или чтобы — не дай бог! — с ним что-то случилось. У него же сердце больное. И любой стресс может его в прямом смысле слова убить. Тому, что его умышленно пытаются дестабилизировать, естественно, прямых доказательств нет, но есть косвенные. Начнем с того, что по желанию Петросяна мы этот судебный процесс вообще хотели оставить в тайне. Был подан иск. Прошло даже какое-то заседание. И никто об этом не знал. А потом одно из информационных агентств, ссылаясь на неназванный источник, неожиданно сообщило, что идет бракоразводный процесс. Да, теоретически эту информацию журналисты могли сами найти на сайте суда. Но не нашли же ни при подаче иска, ни при первом заседании. У Петросяна по документам фамилия Петросянц. Не так просто понять, о ком идет речь. А главное — никто и не предполагал, что они со Степаненко будут разводиться. Для всех это был шок. И вряд ли кто-то специально мониторил судебные сайты в поисках дела об их разводе. У нас есть подозрения, что информацию могла дать Степаненко. Ну, не сама, конечно, а через своих помощников. Потом начались какие-то вбросы, будто Петросян покупал квартиры Татьяне Брухуновой. Поскольку тему с квартирами поднимала в суде Елена Григорьевна, не исключено, что и эти вбросы исходили от нее. На самом деле квартир Татьяне Евгений Ваганович точно не покупал. Это даже было подтверждено в ходе суда. Делались запросы в банки, где у него были счета. И от банков поступили ответы, что никакие деньги со счетов он никуда не переводил. А кто Татьяне купил квартиры — я не знаю. Я вообще видел ее один раз в жизни — два года назад на съемках передачи на Первом канале. Когда стала появляться вся эта информация, началась определенная травля Татьяны. И Первый канал предложил ей прийти и рассказать о себе. На что она согласилась. Не сразу, конечно. Но это было правильно, чтобы люди на нее посмотрели. После этого не только травля прекратилась, но у нее еще появилось много поклонников. Она хорошая девушка. Спокойная, умная, с хорошо поставленной речью. Заботится о Петросяне. Мне она очень понравилась. Евгению Вагановичу, мне кажется, тоже. А на нападки всяких сумасшедших типа стилиста Джорджа Роваласа, который недавно оскорбительно отозвался о Татьяне (в одном из интервью назвал ее «обезьяной» и «ходячим чучелом». — М.Ф.), он даже не считает нужным реагировать. Конечно, это неприятно. Но Петросян — мудрый человек. Он считает, что выяснять отношения с такими людьми — все равно что подавать в суд на бомжа, плюнувшего вам на ботинок.


КСТАТИ

  • Петросян впервые вышел на сцену в 12 лет. Читал басни и стихи в бакинских ДК (артист родом из Баку). На профессиональной сцене — с 17 лет. Первые два года выступал под псевдонимом Евгений Петров.
  • Часовое выступление Елены Степаненко на корпоративе стоит от 650 тыс. руб.
  • Юмористы познакомились в 1979-м. Спустя шесть лет решили пожениться. Для Евгения Вагановича это был четвертый брак. Для Елены Григорьевны — второй.

Читайте также: