Участники ВИА «Пламя» пострадали от бывшей эскортницы

Валентин Дьяконов и Валерий Белов
Валентин Дьяконов и Валерий Белов возмущены поведением самозванки. Фото: Via-plamya.com
Девушка из Пятигорска оставила без заработка Вячеслава Малежика и его коллег из легендарного ансамбля

На волне ностальгии по застойным 70-м последние два десятка лет в нашей стране начали один за другим возрождаться знаменитые вокально-инструментальные ансамбли того времени. Правда, под громкими названиями зачастую выступали люди, имевшие к оригинальным коллективам косвенное отношение или не имевшие совсем. А с ВИА «Пламя», снискавшим успех хитами «На дальней станции сойду», «Идет солдат по городу», «Снег кружится», и вовсе произошла невероятная история.

- Наш коллектив был создан в 1975 году бывшими участниками ВИА «Самоцветы» во главе с Николаем Михайловым и Сергеем Березиным, - напомнил «Экспресс газете» нынешний худрук «Пламени» Валерий Белов. - У нас работали Ирина Шачнева, Валентин Дьяконов, Анатолий Могилевский, Юрий Петерсон, Вячеслав Малежик, Валерий Шаповалов и другие известные артисты. Худруком первое время был Михайлов. Потом он эмигрировал. И с 1978 года до своей смерти в 2019 году эту должность занимал Березин.

А несколько лет назад объявилась гражданка Юлия Михайловна Ариничева 1981 года рождения и решила, что может стать руководителем легендарного коллектива вместо Сергея Владимировича. Она родилась на Кавказе, в Пятигорске. Приехала покорять своим вокалом Москву. На ее пути встретился наш бывший артист Станислав Черепухин. У него тогда был свой коллектив «Сияние Пламени». И он начал приглашать Ариничеву на концерты как сессионную артистку.

Пообщавшись с ним, она узнала, что «Пламя» на тот момент находилось в подвешенном состоянии. Сергей Березин был уже глубоко болен. У меня тяжело болела супруга - режиссер Евгения Головня. Некому было продлить права на наш товарный знак. И девушка смекнула, что ситуацией грех не воспользоваться.

Сначала Ариничева зарегистрировала товарный знак «Новое Пламя» и объявила себя солисткой и руководителем ансамбля с таким названием. Полгода названивала мне и предлагала работать с ней. Обещала платить 5 тысяч рублей с концерта в Москве и 10 тысяч на выезде. Я тогда только похоронил супругу и никого видеть не хотел.

Тем не менее, по настойчивым просьбам Ариничевой, все-таки с ней встретился. От Черепухина я слышал про нее много нехорошего. Он жаловался, что Ариничева оказалась очень каверзной и злой и якобы стащила у него какие-то фонограммы. Но я делил его рассказы на десять. Я же не знал, какие у них были отношения. Может, он, лежа с ней в постели, обещал, что, если она сделает ему хорошо, он ей эти фонограммы подарит. А перед встречей я решил прозондировать Ариничеву в Интернете и нашел множество ее фотографий на сайтах модельно-эскортных агентств. Это меня насторожило.

Первое, что я у нее спросил: «Почему именно «Новое Пламя»? Почему не сразу «Пламя»?» - «Ну, я же не такая нахалка», - ответила она. «А почему не «Песняры» или «Самоцветы»? - был следующий мой вопрос. - Это звучало бы более звонко». «Ну, я же в «Пламени» работала», - заявила Ариничева. «В какие же годы это было? - удивился я. - Я работаю в коллективе еще с советских времен и что-то не помню, чтобы у нас были девушки из эскорта и модельного бизнеса. Сами знаете, как их в народе называют». Она сразу смутилась. А ее директриса, которая пришла с ней на встречу, начала ругаться: «Я давно говорила: убери эти фотографии!» Естественно, работать с ней я отказался. «Брось ты это дело, девочка! - посоветовал я ей. - Занимайся лучше детьми!».

Юлия Ариничева
Юлия Ариничева проложила себе путь в искусство одним известным местом. Фото: Vk.com

Мертвым запретила петь

- Как потом выяснилось, с предложениями о работе Ариничева обращалась не только ко мне, но и к другим музыкантам «Пламени» - Вите Аникиенко и Ване Денежкину, - продолжает Валерий Белов. - Но они тоже ее послали подальше. Тогда она набрала в свой коллектив левых людей. Одним из них был молодой парень Паша Яшкин. Я на него вышел через соцсети. У него на странице было написано, что его кредо - быть честным и порядочным. «Зачем же ты связался с самозванцами?» - написал я ему. Оказалось, Паша приехал из краснодарской станицы в Москву учиться вокалу и попал к Ариничевой по объявлению.

Он никого на эстраде не знал. Увидел, что с ней на сцену выходят какие-то седые пузатые мужики, и подумал, что это то самое легендарное «Пламя». Но постепенно у него начали возникать сомнения. Перед концертами на экране показывали ролик с нарезкой из съемок «Пламени» 70 - 80-х годов. «А где же здесь вы?» - спрашивал он этих седых мужиков. А им нечего было ответить, потому что их в этих съемках быть не могло.

Несмотря на то, что на афишах у них было написано «живой звук», выступали они всегда под фонограмму. Причем, когда на какие-то старые песни не было «минуса», ставился «плюс» и эквалайзером «придавливался» записанный на нем чужой голос. Песня «Там, за облаками» исполнялась поверх фонограммы с моим голосом. «Они даже в вашу фонограмму не попадали», - рассказывал мне Паша.

В конце концов до него дошло, что коллектив Ариничевой - обманка, и он от нее ушел. Но не все оказались такими принципиальными. Особенно удивило появление в коллективе Ариничевой автора-исполнителя из Твери Александра Евдокимова. Он когда-то работал в ВИА «Добры молодцы», «Красные маки» и «Поющие сердца». Написал песни «Ах, эта русская душа» для Надежды Бабкиной и «Не говори прощай» для Лаймы Вайкуле. Но, видимо, деньги оказались для него дороже, чем собственное доброе имя.

Пока Ариничева гастролировала под названием «Новое Пламя», нам скрепя сердце приходилось с этим мириться. Но она обнаглела настолько, что за 22 тысячи оформила на себя вовремя не продленный нами товарный знак «Пламя» и стала продвигать свой коллектив уже под этим названием. Да, как правообладатель товарного знака, Ариничева могла выпускать афиши и проводить концерты ансамбля «Пламя». Но это не давало ей права позиционировать свой коллектив как тот самый ансамбль. Она вводила в заблуждение директоров концертных площадок и зрителей.

Стало понятно, что с этим надо что-то делать. 5 августа прошлого года умер Сергей Березин. Через месяц не стало Юры Петерсона. После сорока дней все, кто работал в «Пламени», впервые за долгое время собрались вместе и написали открытое письмо о сложившейся ситуации, которое, помимо нас, подписали Лидия Козлова, Вячеслав Добрынин, Лариса Рубальская, Михаил Плоткин, Роберт Болотный и другие коллеги.

В ответ Ариничева начала рассылать на все концертные площадки официальное уведомление, что все права на «Пламя» принадлежат ей и она запрещает выступать под этим названием мне, Шачневой, Малежику и остальным бывшим участникам ансамбля. Причем, к нашему изумлению, в список тех, на кого распространялся этот запрет, не разобравшись, включила Юру Редько, Володю Парамонова и Влада Новикова, которые уже давно ушли из жизни. А в довершение всего на меня она подала исковое заявление в суд и потребовала, чтобы я выплатил за нарушение ее прав полмиллиона. Первое заседание назначили на 2 апреля. Но из-за коронавируса оно перенеслось на неопределенный срок.

Читайте также: