Муж Миансаровой избил гнобившего ее тестя Чиндяйкина

В 1963 году с песней «Пусть всегда будет солнце» Тамара получила Гран-при фестиваля в Сопоте
В 1963 году с песней «Пусть всегда будет солнце» Тамара получила Гран-при фестиваля в Сопоте. Фото: © РИА «Новости»
Михаил Козаков, оставшись после развода без жилья, приводил в квартиру певицы собутыльников и любовниц

Три года назад в возрасте 86 лет умерла исполнительница всеми любимых песен «Черный кот», «Пусть всегда будет солнце», «Топ-топ, топает малыш» - народная артистка России Тамара Миансарова. О ее нелегкой жизни музыкальный обозреватель «Экспресс газеты» поговорил с ее последним мужем - Марком Фельдманом, прожившим с ней почти 40 лет.

- Тамара - царствие ей небесное! - заслуживала гораздо больше, чем имела, - посетовал Марк Михайлович. - Но она была не боец. Ей нужен был человек, который бы отстаивал ее интересы. И так вышло, что рядом оказался я.

Мы познакомились в 1975 году. Мне всегда нравились ее песни. И когда Тамара приезжала в мою родную Винницу, я приходил на все ее концерты и дарил цветы. А в 1979-м Миансарова взяла меня в свой коллектив на замену. Я же окончил музыкальное училище по классу скрипки. У нее до этого работала девочка-скрипачка. Но ушла с мужем-трубачом.

Меня оформили на работу в Донецкую филармонию, от которой Тома в то время выступала. И мы сразу поехали на месяц на гастроли в Кисловодск. А там первый секретарь горкома партии Александр Распопов предложил Тамаре перейти в Кисловодскую филармонию. Она согласилась.

Марк Михайлович 40 лет оберегал жену от всех невзгод
Марк Михайлович 40 лет оберегал жену от всех невзгод. Фото Александра Бойкова

Работа на новом месте не заладилась. Директор Василий Ешенко (отец первой жены актера Николая Чиндяйкина Натальи. - М. Ф.) оказался ужасным человеком. Однажды к нему на гастроли приехал Святослав Рихтер. Хотя у директора была служебная «Волга», он дал великому пианисту разбитый автобус, который два часа вез на площадку. Из-за этого концерт не состоялся. Был большой скандал. А оправдывался Ешенко так: «Рихтеров много, а я один». Так он относился и к Тамаре.

Закончилось тем, что я избил этого директора. Один киевский поэт предложил Тамаре на полгода поехать с выступлениями по нашим кораблям, которые несли службу за границей. Через какое-то время я зашел к Ешенко: «Василий Игнатьевич, не пришел ли нам вызов?» - «Давно пришел. Но я положил его под сукно». Говорили, что он взяточник. Видимо, и от нас ждал денег. «Как же так можно?» - возмутился я. «Ты еще будешь у меня качать права, жидовская морда?!» - начал кричать он. У меня было такое ощущение, будто я потерял сознание. У Ешенко на столе стоял старый немецкий телефон. И я этим аппаратом стал бить его по голове. Его счастье, что на голове был берет, который смягчил удары.

Василий вызвал милицию. А там все свои люди. «Что же ты так слабо его бил? Надо было так ударить, чтобы он больше не поднялся! - посмеялись они. - Мы не имеем права держать тебя больше трех часов. Посидишь пока с нами, попьешь кофе. А потом отвезем тебя домой».

Спустя время мне пришла повестка к прокурору. «Не ходи! - сказал наш дружбан - начальник уголовного розыска Кисловодска. - Я сам с ним поговорю». В итоге я отделался штрафом 10 рублей. «А за 100 рублей можно было его убить?» - шутил я. С тех пор Ешенко меня жутко боялся и, когда я приходил в филармонию, прятался в туалете.

С первой женой Натальей Николай Чиндяйкин работал в Ростовском ТЮЗе
С первой женой Натальей Николай Чиндяйкин работал в Ростовском ТЮЗе

Друзья познаются в беде

По словам Фельдмана, Тамара поняла, что с переездом в Кисловодск совершила ошибку. И в марте 1980 года они уехали в Москву. Но и там оказалось непросто.

- Вся редактура Москонцерта ходила в золотых цепях. А артисты жались вдоль стеночки и выпрашивали у них концерты, - продолжает Марк Михайлович. - Тамаре долгое время не давали ни музыкантов, ни аппаратуры. За это нужно было платить Сергею Мелику, который руководил мастерской эстрадных инструменталистов. Он постоянно околачивался в предбаннике перед кабинетом директора, и ему все несли деньги. «Сергей Христофорович, вы так хорошо стоите затылком к стенке, что, если я вам сейчас врежу, у вашей мастерской будет новый руководитель», - как-то сказал я ему. Еще немножко, и я бы опять натворил дел.

К счастью, Тамара встретила маму покойной Марины Голуб - артистку Люду Голуб. Ее муж Григорий Ефимович, старый чекист, в свое время был начальником загранотдела в Москонцерте. «Тамара, чего ты мучаешься? - сказала Люда и посоветовала обратиться к заместителю Василия Филимоновича Шауро, курировавшего культуру в ЦК КПСС. Оказалось, этот человек учился с Тамарой в консерватории. Она с ним встретилась. И на следующий день Мелик заговорил с ней совершенно по-другому: «Что же вы сразу не сказали, что знаете таких людей? Сколько вам нужно музыкантов? Берите кого хотите! И аппаратуру дадим!»

Надгробие звезды на Троекуровском кладбище обошлось в 2,5 млн руб.
Надгробие звезды на Троекуровском кладбище обошлось в 2,5 млн руб. Фото Михаила Филимонова

После Кисловодска у нас с Тамарой не было ни копейки. Чтобы как-то жить, она решила продать дачу. Тут же нашелся покупатель и дал деньги вперед. Но переоформить дачу на себя у него почему-то не получилось. Деньги надо было вернуть. А мы их уже потратили. Тамара попыталась взять взаймы у Йоси Кобзона. Он ей отказал. Помощь пришла оттуда не ждали.

Много лет назад Виталик Кретюк, который раньше работал у Тамары музыкальным руководителем коллектива, познакомил ее со своей любовницей - никому не известной Аллой Пугачевой. И хотя они с тех пор не общались, Пугачева без вопросов одолжила ей нужную сумму, которую как раз получила от продажи машины.

Сама Тамара всегда готова была прийти на помощь коллегам. Некоторое время у нас жил Миша Козаков, после очередного развода оставшийся без жилья. Он тогда ставил спектакль. К нему приходили Григорий Горин и другие друзья. Пили водку и что-то обсуждали. А одна баба оставалась с Мишей ночевать. Хорошо, что Тамара в тот момент уехала с дочкой Катей в круиз и всего этого не видела.

Козаков был страшным бабником
Козаков был страшным бабником

А скольким начинающим Миансарова помогала! Рассказывала мне, как когда-то на гастролях в Днепропетровске к ней пришел показать свои песни юный Толя Днепров - тогда еще Гросс. Тамара послушала и сразу взяла несколько. Пригласила Толю в Москву. Естественно, жить ему было негде. И на месяц он остановился у нее. Мало того, привез маму и сестру. Но как только Миансарова познакомила Толю с будущим тестем - известным администратором Павлом Леонидовым, Днепров сразу же забыл, что она существует на свете. Вспомнил только после возвращения из Америки, куда их с женой уговорил уехать Леонидов. «Я привез оттуда шикарную студию, - сказал он Тамаре. - Если тебе нужно записаться, пожалуйста, я с тебя дорого не возьму».

И у Тамары так было всегда! Если кому-то нужно было получить квартиру, дачу, телефон, она шла и хлопотала. А для себя даже отдельную палату в больнице не просила. Сейчас таких артистов, как Тамара, нет. Нынешних и артистами нельзя назвать. Одни, блин, звезды.

Читайте также: