Екатерина Волкова: «Вместе с Эдуардом Лимоновым я тоже чуть-чуть умерла»

Екатерина Волкова
Екатерина Волкова. Фото: Personastars.com
Популярная актриса до сих пор не получила от нотариуса свидетельство о вступлении в наследство

Актриса Екатерина Волкова - мать дочки и сына скандального писателя и политика Эдуарда Лимонова, скончавшегося в этом году. В 2018 году она сыграла звезду советского кино, пациентку экспериментальной клиники пластической хирургии в сериале Первого канала «Доктор Преображенский». А в обычной жизни Екатерина сейчас решает вопрос с наследством и авторскими правами на произведения Лимонова. Она очень любила «Эдичку», и сейчас при одном упоминании его имени ее глаза наполняются слезами.

- «Доктор Преображенский» снимался три года назад, - начала рассказ Екатерина Волкова. - В тот период я играла аж пять актрис в разных картинах. Для меня это стало неким вызовом. Играя Анну в «Преображенском», я немного ориентировалась на своих кумиров - Нонну Мордюкову, Людмилу Гурченко, которые не устояли перед соблазном вернуть молодость. А если говорить о разнице между героинями советского кино и нынешнего, она, конечно, большая. Раньше искусству служили, потому что были идеи и идеалы. Сейчас высокие чувства, помыслы прикрыты неким цинизмом. Говорить о любви и любить по-настоящему стало немодно.

- Кто в этом виноват?

- Instagram навязал шаблон красоты и жизни, которому все должны следовать. Накачанные губы, румяные щечки, нарисованные бровки. В погоне за картинкой девушки, женщины (в том числе актрисы) превращаются в однотипных «красавиц», которые ради вот такой успешной жизни готовы продать честь и совесть. На этой новой ярмарке тщеславия главное - пустить пыль в глаза. Моя 12-летняя дочь Александра (от Лимонова. - А. З.) тоже ориентируется на модную картинку в соцсети. В отличие от старшей дочери Валерии (от первого брака. - А. З.), которая понимает, что такое мишура.

- Неужели дочь властителя умов Лимонова живет по законам Instagram?

- Не совсем. Например, она выбирает самые модные ботинки, как в рекламе. Хотя я убеждаю ее купить удобные и практичные.

- Катя, а вы себя ощущаете звездой? Вы же не только ярчайшая красавица, но и человек с богатой биографией, с громкими любовными романами…

- Сомнений в том, что я звезда, у меня нет. Только что делать с этой моей «звездой», ума не приложу. Несколько лет назад режиссер Сергей Соловьев посоветовал уехать из России на Запад, где меня, на его взгляд, ждет блестящая карьера. Но у меня двое несовершеннолетних детей, и куда я поеду? К тому же я абсолютно русская женщина, готовая жертвовать собой ради близких, ради Мастера. Неспроста столько лет играю Маргариту в спектакле по Булгакову.

Актриса уверена, что тело может сказать больше, чем слова и поступки
Актриса уверена, что тело может сказать больше, чем слова и поступки. Фото: Instagram.com

Маленький Будда

- Вы встретили своего гения?

- Эдуард Лимонов - гений, и с этим трудно спорить. Когда я перестала быть для него музой, он перестал быть Мастером. Есть реальность, а есть воображение, и когда люди искусства встречаются друг с другом, то их представления о красоте, любви, гениальности сходятся-сходятся, а в какой-то момент происходит разрыв. Я не сужу гения Лимонова и не свергаю его с пьедестала. Хотя я всегда иронично рассказываю о всех своих мужчинах. Глупо говорить с пафосом о наших взаимоотношениях с Лимоновым.

- Давайте сейчас, когда его уже нет, расставим точки над «i».

- Давайте попробуем. Я была провокатором в нашем браке. Требовала от него жертв для семьи, детей. Считала несправедливым, что я жертвую всем, а он - ничем. Когда я начинаю требовать справедливости, то превращаюсь в злую ведьму и даже в страшное чудовище. Да, я первая стала чудовищем, но когда и Лимонов последовал моему примеру, то решила прекратить наш брак. На пьедестал вместо Эдички я поставила моего Бога - нашего сына Богдана, а отец с этим не согласился. Стучал кулаками и утверждал, что Бог - он. А я, как фурия, орала: «Ты не Бог, Бог - наш маленький Будда». Самое сильное, что есть во мне - материнство. С рождением Богдана актриса, жена, любовница отступили на задний план.

- Дети Лимонова отличаются от сверстников умом, развитием? Все-таки их отец, простите, дураком не был.

- А я бы назвала Эдуарда дураком и называла. Он - поэт до мозга костей, большой поэт, и нечего ему было лезть в политику. Его амбиции были выше и сильнее его политических идей. Молодых людей он использовал как пушечное мясо, и я, будучи матерью, не могла это понять и принять. Политик должен уметь разрабатывать стратегию победы, а не устраивать бесконечные провокации. Лимонов же зарабатывал очки, а молодые ребята сидели в тюрьмах. Почему они шли за ним? Для меня это загадка. Причем денег не платил. Для него самого деньги ничего не значили. Был аскетом. Независимо от самочувствия каждый день писал не менее 10 страниц. Занимался спортом, отжимался. Пил мало - знал меру. Носил джинсы и свитер. Для него книги были важнее вещей. Всю жизнь прожил на съемных квартирах. Отказался от пенсии. Я пыталась убедить его в том, что неправильно, но Лимонов говорил, что от этого государства ему ничего не нужно. Мало готовил, потому что мало ел, но готовил очень вкусно. Жил одним днем. Напишет статью, получит гонорар, отложит сумму на алименты детям - и денег не оставалось.

- Рядом с ним у вас не возникал страх за свою жизнь?

- Мне никто не угрожал. Охрана была только у Лимонова, и она меня бесила. Что это за жизнь с любимым мужчиной, когда нельзя вдвоем сходить в ресторан, погулять в парке, путешествовать? Мы гуляли с детской коляской, а сзади нас шли его охранники.

Наталия Медведева умерла в 2003-м на 45-м году жизни во сне от инсульта
Наталия Медведева умерла в 2003-м на 45-м году жизни во сне от инсульта. Фото Ларисы Кудрявцевой

- Перед смертью Эдуард писал в соцсетях о бывшей жене Наталье Медведевой и называл ее «щенком, который иногда его кусал».

- Мне кажется, что Лимонов очень тосковал по Наташе. Думаю, настоящая близость - духовная - у него была только с ней. Я влюбилась в Лимонова, прочитав его роман «Укрощение тигра в Париже», посвященный Медведевой. Она была страшной женщиной - неверной, неистовой, роковой, редкой, и Лимонов ее побаивался. Столько лет они были вместе, пережили эмиграцию, и она часто снилась ему, когда мы жили вместе. Они, как два больших художника, истязали друг друга, и будущего у них не было.

- Лимонов был суперменом, но при этом все женщины его бросали…

- Могу говорить только за себя. Я не справилась. Не до конца поняла масштаб Лимонова. В нашем разрыве много моей вины.

Фото Бориса Кудрявова

Последняя встреча

- Вы ревновали писателя к другим женщинам?

- Каждая большая любовь не обходится без ревности. Но я считаю себя главной женщиной в жизни Лимонова, потому что подарила ему детей. Я приезжала с маленьким Богданом к маме Эдуарда в Харьков. Это была моя инициатива. Она не виделась с сыном из-за того, что он был таким сумасшедшим, и имела право увидеть внука. Мама Лимонова меня поразила. У нее были невероятно красивые длинные пальцы с безупречным маникюром. Когда я первый раз ехала к ней, спросила: «Что вам привезти?» Она попросила лак.

- А что она вам подарила?

- Роскошные гранатовые бусы… В отношениях с Лимоновым я совершала поступки, а он - нет. В какой-то момент я стала требовать у него сделать выбор: семья или партия. Он выбрал партию. Я превратилась в какую-то тварь, которая требовала сделать выбор. Может быть, я не права, может быть, я должна была быть декабристкой? У Лимонова было биполярное расстройство - политика и человека. В жизни он был очень скромным, тихим, а когда играл в политику, превращался в чужого для меня человека, которого я не принимала.

- Когда в последний раз вы видели Эдуарда?

- 18 июля прошлого года он приезжал к нам на дачу, чтобы поздравить свою дочь Сашу с днем рождения. Подарил ей большой турник. Он хотел, чтобы его дети были такие же спортивные, как и он.

- Он не общался с детьми, когда смертельно заболел?

- Не хотел, чтобы дети видели его слабым. При этом находил время на журналистов, на свою партию. Хотя он любил детей, но не общался. Как так можно сложить с себя полномочия отца?!

- Богдан читал роман «Это я - Эдичка»?

- Нет. Но у Богдана есть все книги отца. Тот их приносил и подписывал. Богдан что-то читает, но больше увлечен игроманией, и это меня пугает.

12-летняя Александра и 14-летний Богдан - главные претенденты на наследие знаменитого отца. Хотя Лимонов в свое время говорил, что надо запретить наследство и каждый должен начинать жизнь с чистого листа
12-летняя Александра и 14-летний Богдан - главные претенденты на наследие знаменитого отца. Хотя Лимонов в свое время говорил, что надо запретить наследство и каждый должен начинать жизнь с чистого листа. Фото из личного архива

Пальто на голое тело

- Задумываетесь о новом замужестве?

- У меня есть друг, очень хороший человек - Карен Арутюнов… Он очень нежно ко мне относится… С ним я не знаю, что такое боль, страдания, слезы. У меня внутренний покой. Но по-прежнему мне хочется набросить пальто на голое тело и мчаться сломя голову навстречу любимому. Может быть, сейчас другое время, когда безумная любовь вызывает улыбку, не знаю. Я очень свободная. Самое страшное - обманывать себя, и я этого не делаю.

- В Карена вы чуть-чуть влюблены?

- Да… Он меня обволакивает. Он очень хороший человек и настоящий друг. Карен много знает, интересно рассказывает, и мои дети ждут его прихода. С ним я восполняю свои пробелы в кинообразовании. Мы ходим на премьеры, обсуждаем их, и это здорово. Я пока не знаю, что у нас с Кареном, но меня все устраивает. Я ему доверяю.

- Сравниваете ли вы Лимонова с другими мужчинами, с тем же Кареном?

- Нет. Вместе с уходом Эдуарда Лимонова я тоже чуть-чуть умерла.

- Почему вы плачете, когда говорите о Лимонове?

- У нас все было, как у Маргариты с Мастером. Она плакала, плакала, а потом стала злой и превратилась в ведьму. Я смотрю, как бабочка, на этот мир, и мне печально.

- В другой жизни хотите снова встретиться с ним?

- Только не в роли моего мужчины. Мне хочется встретить такого человека, который ради женщины был бы готов на подвиги и на жертвы. Лимонов не готов и вряд ли будет другим в новой жизни. От него у меня остался сын - такой же сложный, такой же строптивый, такой же непостижимый, которого мне предстоит разгадывать и разгадывать. Эдуард Вениаминович, вне всякого сомнения, был кроссвордом, который я не смогла разгадать.

- Вы - последняя жена Лимонова, мать его детей, а значит наследница…

- Я скромная. Иногда мне хочется превратиться в человека-невидимку. Меня обижало, когда про меня говорили: «А, Волкова - жена Лимонова!» Да, у меня есть его любимые книги, и я хочу распространять их, записывать аудиоверсии. Люблю его стихи и читаю их. Что касается завещания Лимонова, то он его не оставил. Собственности у него не было. Все рукописи, архивы Лимонова у его партии. Его соратники ничего мне не вернули. Не понимаю, почему нотариус до сих пор не выдает мне свидетельство о вступлении в права наследства… Недавно мне звонил композитор Родион Щедрин. Представился мужем Майи Плисецкой и рассказал, что написал музыку на стихи Лимонова в моем исполнении в программе Захара Прилепина. И теперь ему нужны права…


Пересильд - женщина по имени «нет»

- Катя, среди наших современниц есть те, которые вызывают ваше восхищение?

- Юлия Пересильд. К ней испытывает симпатию один богатый мужчина. Но она на его ухаживания отвечает: «Нет». Он переводит большие суммы в ее благотворительный фонд на помощь детям, а она честно говорит: «Нет». Уважаю женщин, которых нельзя купить. Видимо, это «нет» так заводит мужчин, что они готовы ради них на все.


Читайте также: