Половина московского "Спартака" была у моих ног,

%фото.право%

— Впервые в богемную тусовку я попала еще на последнем курсе строительно-геологического техникума, — рассказывает Ирина. — Моя подруга познакомила меня с Александром Назаровым, гитаристом группы «Электроклуб«. Тогда солисткой там была Ирина Аллегрова. Она мало смахивала на поп-диву: в мои 19 лет я воспринимала ее как толстую, малопривлекательную тетку с жиденькими короткими волосами. Недавно по ТВ Аллегрова утверждала, что всю жизнь выступала со своей шевелюрой. Сомневаюсь… В ту пору, скорее всего, это были шиньоны… Но сейчас, конечно, другое дело — она стала весьма эффектной дамой. Так вот — мы настолько сдружились с Назаровым, что, когда он в пух и прах разругался с Аллегровой, возникла идея взять в группу меня. Пела я весьма неплохо. Да вот беда — очень была стеснительной. Перед Назаровым и его сыном Пашей в квартире все получалось замечательно. Но стоило взять в руки микрофон…

— При вашей скромности вас ничего не шокировало в этих богемных кругах?

— Еще как! Это сейчас так называемые розовые-голубые никого не удивляют. Но в те времена я и понятия ни о чем таком не имела. И когда Бари Алибасов стал в ресторане приставать к Назарову — меня чуть кондрашка не хватила… Он нежно клал руку на колени Саши и все приговаривал: «Ну сколько же лет мне еще ждать?». На что Назаров ему отвечал: «Бари, я старый больной чемодан! Отвяжись от меня, пожалуйста…»

%фото.лево%

— Что же, Бари Каримович и со своими подопечными из «На-ны» так себя вел?

— Знаете, знакомая девочка, которая встречалась тогда с темненьким Вовчиком из группы, рассказывала с его слов, что у них все роли поделены. Ну прямо как в «Белом солнце пустыни»! Один квартиру убирает, другой — готовит, ну а кто-то… жена! Однако сама я свечку не держала, поэтому ручаться за это не буду.

— Значит, карьера певицы не сложилась из-за вашей природной скромности?

— Не только. Грянул путч 1991 года. И испуганный Назаров «со товарищи» улетел в Израиль. Помню, его красавец-сын Паша (он меня очень любил) заявил перед отлетом: «Знаешь, Ириша, наверное, это к лучшему! За мной уже столько «голубых» уродов охотятся из этой тусовки, что, если я не уеду, они меня рано или поздно все равно трахнут…»

Жадина Салтыкова грустила о муже

— Как вы стали моделью?

— Я пришла стричься по знакомству к Вадику Ежихину из Театра Виктюка. Он как увидел меня, так у него глазки сразу и разгорелись. Я сначала подумала, что он меня клеить хочет, но мне потом объяснили, что Вадик, дескать, «не по этой части». «У меня есть знакомый владелец модельного агентства, — сказал Ежихин, — обязательно сходи к нему, он будет в восторге». Я стала объяснять, что уже пробовалась как певица и неудачно, но меня все же уговорили. На кастинге я произвела настоящий фурор. Думаю, что не благодаря какой-то сверхъестественной красоте: просто тогда высоких девиц почему-то гораздо меньше было, чем сейчас. Так и стала работать. Даже с Юдашкиным довелось сотрудничать, правда, всего два месяца…

— Почему же вы ушли из этого красивого бизнеса?

— Дело в том, что году к 93-му практически у всех подобных заведений появилась бандитская крыша. Хозяева могли приехать и потребовать любую девушку «на собеседование». Меня, правда, отмазывали под тем соусом, что я была замужем. Я выскочила тогда за одноклассника, свою первую любовь, и он в тот момент служил в армии…

— Кто-нибудь из коллег-манекенщиц выбился в люди?

%фото.право%

— Ну как же! Ира Салтыкова. Ее не очень-то любили — она имела репутацию жадины. Притом, что параллельно «челночила» и держала несколько ларьков, кажется, у трех вокзалов. Но как только надо было отвезти куда-нибудь выходные платья, так она всегда оказывалась занята! Приходилось на себе тащить…

— Говорят, что ваша тезка очень любвеобильная особа…

— На момент нашего с ней общения я бы этого не сказала. Ирина очень сильно переживала разрыв с мужем, певцом Виктором Салтыковым, и ей, по-моему, вообще было не до мужиков.

Политик Мартин травил овчарками

— У вас ведь были романы и в среде политиков, а также влиятельных бизнесменов…

— С этой публикой я зареклась общаться. Столько мрази среди них! Один из руководителей печально знаменитой фирмы «Гермес» был готов жениться на мне. Но у него полностью «съехала крыша» на почве своей безопасности. Он мчался по Москве в окружении джипов с охраной и все равно боялся до полусмерти. Стоило только поравняться с нами какой-нибудь машине, он начинал истерично кричать: «Ложись, сейчас начнут стрелять!» После банкротства «Гермеса» он пытался куда-то там баллотироваться, но проиграл. И удрал за границу. Я с ним ехать отказалась… Был и еще один «поклонничек». Эта мразь навязала мне свое общество силой…

%фото.лево%

— Что, известный человек?

— Да, в начале 90-х он частенько мелькал на страницах газет со своим экономическим планом спасения России. Назовем его Мартин. Этот старый козел с блеющим голосом пристал ко мне в казино «Метелица«. Когда он начал уже меня чуть ли не лапать, я пожаловалась охране. Ребята взяли его под локотки и поволокли к выходу. Тут он повернулся ко мне и прошипел: «Ты об этом пожалеешь!» Скоро один из охранников вернулся совершенно зеленый: «Он из Думы! У него есть право на ношение оружия. Я бы на твоем месте взял вещи и удрал через черный ход». Но убежать я не успела… Меня силой посадили в машину и увезли на дачу к этому Мартину. И тут началось… Наше авто окружили несколько кавказских овчарок. «Я тебя сейчас научу хорошим манерам! — говорит этот лысый мерзавец. — Открою дверь и они займутся твоей внешностью!» А я сама собачница, и знаю, что псы эти очень серьезные… Этот Мартин так и сделал, отдал команду, открыл дверцу и захлопнул ее прямо перед носом у разъяренных «кавказцев». Потом, уже в доме, избил меня, стащил узенькие кожаные шорты, надел наручники, ну и как понимаете, этим дело не кончилось… Продержал он меня целую ночь, а наутро, когда вез обратно в Москву, вел себя так, будто славно провел время с любимой девушкой. В щечку норовил поцеловать, купил роскошный букет цветов. После он тоже пытался ко мне подкатывать, угрожал. Но я была очень осторожна. Домой из клубов уезжала только в сопровождении знакомых, и он вынужден был отступить.

Пьяницу Бушманова не купили испанцы

%фото.право%

— Особой популярностью, кажется, вы пользовались у спортсменов…

— Так уж получилось… Все началось с того, что в московском ночном клубе «Найт Флай» ко мне начал приставать какой-то малолетка, на вид лет 16. «Не хотите ли выпить, девушка?» — «Мальчик, тебе, что, мама деньги дала?» — начала я его подкалывать. А он не обижается — лишь хихикает, но не отстает. В конце концов мне даже понравилось его тинейджерское упрямство, и я разрешила ему подвезти меня до дома. Про себя отметила: «Смотри-ка, а малец-то на иномарке«Только сначала заедем к приятелю…» — попросил он. Едем полчаса, час… Смотрю, уже за город выехали. Я даже испугалась сначала. Тут подъезжаем к каким-то высоким воротам, за которыми виднеется здание, похожее на советский санаторий. «Пригнись, — говорит, — чтобы тебя никто не видел». Что делать, пригнулась… Как только оказались у входа в здание, он попросил подождать и «нырнул» туда. Вдруг, смотрю, появляется в окне второго этажа. «Лезь сюда!» — шепчет он мне. «Да ты совсем сдурел! — возмутилась я. — Мало того, что завез меня незнамо куда, так еще альпинизмом заставляешь заниматься!» Моя ярость была еще сильнее от того, что на мне была шикарная енотовая шуба. «Ты шубу-то сними!» — продолжает шептать парень. — Мой приятель сейчас тебе веревку скинет, а я тебя снизу подсажу». В общем, кое-как вскарабкалась. А уже темно, вокруг спят непонятные люди… Он берет меня за руку, и приводит на цыпочках в какую-то комнату. Щелкает выключателем, а там — все стены в «спартаковских» эмблемах. «Теперь поняла, куда ты попала? — спрашивает. — Я футболист «Спартака» Дмитрий Попов. А это наша база в «Тарасовке»…

После об этом романтическом приключении я рассказала подругам, потом познакомилась с пассией Александра Мостового, и у нас образовалась такая футбольная «малина». Мы часто зависали то на одной квартире, то на другой вместе со спортсменами.

%фото.лево%

— А что на это говорил их тренер Романцев?

— Да если бы он узнал, то поубивал бы их всех на месте! Ведь во время тренировочных сборов им не то что пить или с девицами встречаться, из «Тарасовки» запрещено было уезжать! А они пили практически все, как лошади!

Особенно Женя Бушманов много «квасил». Его за это даже испанцы решили не покупать, потому что поняли — он алкоголик.

Они иногда после матча ныли: «Ну вот, проигра-а-али…» А мы спрашиваем: «Как же вы могли победить, если ушли от нас только в пять утра, пьяные вдугарину, в десять у вас была уже тренировка, а вечером — игра?»

А бедный Романцев даже не догадывался…

— Чем вас привлекали футболисты — может, они умопомрачительные любовники?

— Какое там! Ничего выдающегося. Да и умом, надо признаться, не блистали. Зато с ними было легко и весело. У меня было несколько ярких романов. Когда Попов сосредоточился на своей ярославской жене, я встречалась с Хариным, затем с Кирьяковым… Последний, кстати, в плане секса был на высоте и дурачком тоже не являлся. Зато был рыжий и страшненький…

Но больше всего я любила Олега Сергеева из ЦСКА. Теперь думаю, что это была, скорее, жалость: его тогда жена бросила — ушла к баскетболисту, игра как-то не клеилась…

— Почему же «футбольная малина» закончилась?

— Сначала я уехала работать в Индонезию, затем встретила своего будущего мужа. Он очень ревновал меня и к моим богемным друзьям, и к футболистам. И как-то моя карьера модели прекратилась сама собой. Потом кризис уничтожил его фирму, и мы остались совсем «на бобах». Но деньги — дело наживное. И в конце концов мне не надо уже ходить по улице с пистолетом, как я это делала в начале 90-х. Дорогущих бриллиантов и сногсшибательных мехов я теперь не ношу…

Вам может быть интересно: