Вытрезвитель продлённого дня

Детей, подсевших на алкоголь и наркотики, возвращают к жизни кнутом и пряником

Истории про Юлю и Женю (см. внизу) - из тех, что «делают» печальную статистику ранней смертности от алкоголя и наркотиков. Этих совсем еще детей спасти не удалось - трагедия вселенская для тех, кто не понаслышке знаком с темой. В Москве есть место, где за каждую надломленную юную душу отчаянно борются. В этом году столичное стационарное отделение для малолетних алкоголиков на базе наркологического диспансера № 12 отмечает девятый день рождения. В народе это жуткое место принято называть проще - детский вытрезвитель. Именно сюда со всей Москвы и области свозят ребят, ступивших на скользкий путь.

Страшные цифры статистики: который год Россия занимает первое место в мире по числу детей-алкоголиков - таких ребят у нас около 60 тыс. Еще недавно пьяных подростков отлавливали и распределяли, кого в «обезьянник», кого в вытрезвитель, откуда уже на следующий день они отправлялись либо в колонию для несовершеннолетних, либо снова на улицу. Сегодня юных алкоголиков и наркоманов пытаются лечить в детско-подростковом наркологическом отделении на юго-западе столицы. Добротное трехэтажное здание, площадка для игр и занятий физкультурой, и никаких тебе высоких заборов и решеток на окнах. Здесь почти не пахнет лекарствами, а стены украшены рисунками юных пациентов.

- Для наших ребят здесь санаторные условия - пятиразовое питание, бассейн, тренажерный зал, компьютерный класс, - рассказывает охранник дядя Паша. Именно с его легкой руки открываются все электронные замки на дверях центра. - Правда, и правила довольно строгие: режим дня должны соблюдать все, выходить на улицу только в сопровождении персонала, все передачи тщательно проверяются.

С виду вытрезвитель для малолетних напоминает детский сад

С виду вытрезвитель для малолетних напоминает детский сад

Мальчиши-алкаши

Комнаты, в которых многим мальчишкам и девчонкам приходится жить месяцами, обустроены по-домашнему: над кроватями постеры с изображением любимых артистов, на тумбочках - книги и игрушки. Сразу видно, что здесь не только «вытрезвляют» малолетних алкоголиков, но и пытаются привить вкус к жизни, который ребята, к сожалению, уже успели перебить водкой и прочей гадостью.

- Я в своей палате сам ремонт делал! - похвастался 12-летний Сережа. - Раньше я понятия не имел, что умею рисовать. Не до того мне было... Теперь мечтаю стать дизайнером. Хочу поступить в институт.

Удивительно, но еще два года назад этот светловолосый мальчуган не умел ни читать, ни писать, потому что в школу ходил от случая к случаю. Последний раз Сергей сидел за партой в десять лет, будучи уже наркоманом со стажем.

- Я не помню, когда впервые попробовал это, - в смущении он теребит учебник истории. - Когда мне было четыре года, отец ушел из семьи, мама начала пить. Я тоже начал выпивать. В девять стал токсикоманом.

В палатах для юных алкоголиков и наркоманов всё обустроено по-домашнему

В палатах для юных алкоголиков и наркоманов всё обустроено по-домашнему

Девять месяцев назад работники социальной службы нашли Сергея в ужасном состоянии: мальчик уже несколько суток не вставал с постели, его организм был истощен постоянной интоксикацией, на ноге зияла огромная рана.

- Я изо всех сил сопротивлялся работникам соцслужбы, но убежать не сумел - не было сил, - вспоминает Сережа. - Сейчас-то понимаю, что был серьезно болен.

История Вити немногим отличается от рассказа Сергея, несмотря на то что парнишка рос в благополучной семье. Свой первый «косячок» Виктор выкурил в 14. Мальчишка переживал любовную драму: девочка, которая безумно ему нравилась, предпочла другого. Выйти из депрессии парню «помог» товарищ, предложивший покурить травку. А дальше гашиш, водка, амфетамин, бесконечные приводы в милицию и даже психушка...

- Я здесь уже три месяца живу, но, если честно, хочу поскорее выйти! - не стал лукавить Витя. - Мне тут не нравится. Конечно, я мечтаю, что когда-нибудь избавлюсь от зависимости, но пока... Знаю, если мне предложат дозу, не смогу отказаться.

Этим пацанам не больше 12... Фото: «PhotoXPress»

Этим пацанам не больше 12... Фото: «PhotoXPress»

Недетская доза

В столовой к нам за столик подсела рыжеволосая девушка. Лине - 17. До того как оказаться здесь, она два года прожила «под кайфом». Началось все с курительной смеси на школьной дискотеке - попробовала ради интереса. Потом втянулась.

- Наркомания - это удел не только трудных подростков и беспризорников, - уверяет Лина. - У меня интеллигентные родители, старшая сестра - акушер-гинеколог. Я училась в школе с углубленным изучением английского, занималась гимнастикой и танцами, у меня были друзья. А потом все куда-то исчезло. Просыпалась с единственной мыслью - где взять деньги на очередной кулек дури. Выносила из дома мобильники и продавала их за 500 рублей - столько стоит доза. Дальше начались проблемы со здоровьем.

Лина сама приехала в «вытрезвитель», а до этого долго говорила по душам с родителями.

- Пришлось признаться, что я наркоманка. Мама рыдала, но поддержала мое намерение лечиться. Я знаю, что сделала правильно: за то время, что нахожусь здесь, я хорошо подготовилась к ЕГЭ и поступила на юрфак!

...но они уже познали «прелести» взрослой жизни

...но они уже познали «прелести» взрослой жизни

- Мы изо всех сил стараемся вернуть этих детей к жизни, - вздыхает заведующая стационарным отделением Вероника Готлиб. - Важно не только очистить организм, но и занять головы этих ребят: чтобы и мысли пагубной не проскользнуло. У нас действует четырехступенчатая система. Когда ребенок приходит за помощью, ему сразу начисляют 30 поощрительных баллов. Это первая ступень, на которой действуют строгие правила - запрещен выход на улицу и посещение компьютерного класса. Их должен выполнять каждый: совершил проступок - штраф в виде лишения баллов, подвиг - уборка в комнате, активное участие в общественной жизни - позволит получить бонус в качестве дополнительного времени на телефонный звонок, например. Переход со ступени на ступень дает реальные возможности. Начиная со второй ступени, ребятам разрешается посещать кино. Правда, только в сопровождении сотрудников и исключительно на фильмы, прошедшие цензуру психологов. Третья ступень дает возможность свободного реабилитационного режима: таких детей отпускают на выходные домой, им поручают быть ответственным за какой-нибудь объект - столовую например. Ну и четвертая ступень, до которой доходит, к сожалению, не каждый, позволяет учиться вне центра, жить дома и посещать наши занятия в свободном графике. Понимаете, лечить таких детей сложно. В отличие от взрослых у них нет позитивных воспоминаний о моментах, к которым хотелось бы вернуться: счастливая семья, любимая работа. Наша задача - показать им, что на самом деле жизнь куда интереснее и многограннее, чем они думают.

Заведующая стационарным отделением Вероника ГОТЛИБ борется за каждую детскую жизнь

Заведующая стационарным отделением Вероника ГОТЛИБ борется за каждую детскую жизнь

Раскрасить маленькую жизнь

Упрекать этих несчастных детей можно разве лишь за то, что в свои восемь-десять лет они не смогли понять, что такое хорошо и что такое плохо. Это страшно, но никто не может застраховать своих детей и внуков от наркомании и алкоголизма. В наших силах помочь ребятам, которые попали в беду. Сегодня детско-подростковому центру не хватает альбомов, красок, карандашей, книг, дисков - всего, что необходимо для творчества и учебы. Если у кого-то из вас возникло желание помочь этим горемыкам, можно приехать по адресу: Москва, Ленинский проспект, 89А. Можно предварительно позвонить по телефону. 8 (499) 783-27-67, (499) 783-27-63. Дети скажут вам спасибо!

Родная кровь

У Юлькиных одноклассниц к 13 годам были уже взрослые бойфренды, хорошо «поставленная» грудь и некое знание в глазах. У Юльки в голове - только бальные танцы и прогулки с собакой по вечерам. Ее взяли «на слабо». Первый опыт с алкоголем закончился ночью над унитазом. Потом угостили анашой - тоже без ожидаемого эффекта. Когда девчонке исполнилось 14, старший брат подсел на опиум. Родителей не было дома, когда Юля увидела на кухне брата, «ловящего» вену со шприцем в руке. Помогла. Потом попробовала сама. Совместный кайф сблизил брата и сестру. На дозу требовались деньги - много, в двойном размере. Воровали у родителей, втихаря продавали шмотки и технику. Стали приторговывать сами. Кинули поставщиков дури - скрывались от них, прятались от полиции... Юльку менты сняли с поезда, а вскоре, уже на зоне, она узнала, что беременна. Аборт сделать не дали - через семь месяцев 16-летняя девчонка умерла при преждевременных родах от потери крови.

Обязательный медицинский осмотр при поступлении в учреждение - многих детей привозят прямо с улицы

Обязательный медицинский осмотр при поступлении в учреждение - многих детей привозят прямо с улицы

Смерть на взлете

После ухода из семьи отца вихрастый, мелкий для своих 12 Женька стал для мамы опорой и главной радостью в жизни. Но будто что-то сломалось в этом шустром мальчишке - домашний пацан стал пропадать на улице, говорил, что нашел хорошую компанию. «Компания» - 16-17-летние лбы - быстро подсадила его на коктейли и пиво. Потом была водка, потом... Потом он просто не пришел домой. Сына мать нашла в реанимации районной больницы. Врачи сказали: Женя выпал из окна чьей-то квартиры, где тусили пьяные подростки. Травмы настолько серьезны, что вряд ли выкарабкается... Матери разрешили побыть рядом с сыном в его последние минуты - единственное, что врачи могли сделать для несчастной женщины.


Вам может быть интересно: