Как в России сначала замучили, а потом канонизировали немецкую принцессу

wikimedia
Выходя замуж за великого князя Сергея Романова, Элла даже представить себе не могла, какой будет их жизнь и смерть

Елизавета Александра Луиза Алиса, принцесса Гессен-Дармшадтская, была красивейшей женщиной своего времени, воспитанницей и любимой внучкой британской королевы Виктории, правительницы третьей части суши. Ее руки добивался великий герцог Фридрих Баденский и будущий кайзер Германии Вильгельм. Непреклонная и волевая Элла, как ее звали в семье, отказывала всем и готовилась посвятить себя служению Богу. И неожиданно для всех полюбила великого князя Сергея, и уехала с ним в Россию, где ее ждала великая жизнь, страшная смерть и прославление в лике святых.

Любимая мамочка

В мультфильмах и кино жизнь принцесс, как правило, изображается необыкновенно роскошной и радостной. Детство будущей великой княжны отличалось вовсе не этим. Ее волевой характер, управленческий дар, милосердие и набожность формировались под влиянием матери, принцессы Великобританской Алисы. Вторая дочь королевы Виктории в юности собственноручно ухаживала за отцом, умирающим от брюшного тифа. А когда вышла замуж за  Людвига IV Гессен-Дармштадского,  взяла на себя руководство полевыми госпиталями, участвовала в деятельности сестричеств и даже какое-то время возглавляла парламент.

Неудивительно, что одежда и пища маленьких принцев и принцесс были самыми простыми. Их с младых ногтей приучили выполнять всю домашнюю работу и помогать родителям в том числе в их благотворительной деятельности. Дети еженедельно посещали госпитали, дома инвалидов и приюты. Элла и ее братья и сестры приносили цветы страдающим людям и всячески старались их ободрить.

Великая герцогиня старалась отмечать и развивать таланты каждого из детей, так, например, она поощряла дар Эллы к рисованию, ее любовь к природе, необыкновенно развитое чувство сострадания и религиозность. К несчастью, на такое замечательное взаимопонимание и поддержку матери и дочери было отпущено немного времени.

Когда Элле исполнилось 12 лет, в Дармштадте разразилась эпидемия дифтерита. Ее мать, совсем недавно похоронившая младшего сына, ночи напролет проводила у постелей заболевших детей. Вскоре умерла младшая из принцесс, а затем и сама Алиса Великобританская. Матери будущих великой княгини и императрицы России, бабушке последнего вице-короля Индии и прабабушке супруга королевы Елизаветы II было всего 35 лет. Она прожила недолго, а сделанное ею помнят и поныне. Многие основанные Алисой благотворительные учреждения работают в Германии до сих пор.

Так детство принцессы закончилось, и начался, как теперь пишут ее биографы, путь Креста.

Дорога, полная света

Считается, что принцесса Гессенская и пятый сын императора Александра II Освободителя впервые встретились еще до рождения Эллы. Сохранилась фотография, на  которой принцесса Алиса запечатлена вместе с императрицей Марией Александровной. Русская царица заехала в Дармштадт вместе с семилетним сыном Сергеем. Когда императорское семейство возвращалось из путешествия по Европе домой, они снова навестили родственников. И маленький Сергей с любопытством наблюдал, как купают только что родившуюся крошку Эллу. Ни ему, а уж тем боле, ни ей в голову не могло прийти, что они поженятся.

Когда именно Элла и Сергей полюбили друг друга, сказать трудно. Известно, что они оба долго сомневались, но наконец в 1883 году объявили о помолвке. Сергей Александрович стал для жены наставником и учителем. Под его влиянием она начала безупречно говорить на русском языке и изучать православие и русскую культуру.  Рука об руку супруги занимались благотворительностью и просвещением, ездили в паломничества и воспитывали племянников – своих детей дождаться им не довелось. В письме к брату Элла называла мужа "настоящим ангелом доброты".

Великий князь, которого с детства отличала необыкновенная религиозность, никогда не давил на жену – ведь та по статусу не обязана была принимать православие и была вольна оставаться протестанткой. Только спустя семь лет, после долгих раздумий, серьезно и осознанно она решила, что быть одной веры с супругом будет правильно. В Лазареву субботу 1891 года она перешла в православие с именем Елизавета Федоровна. Этот период жизни они позже назовет "дорогой, полной света".

Выбрала себе могилу

Обязанности великокняжеской четы не ограничивались балами и приемами. Известно, что Елизавета Федоровна и Сергей Александрович не только возглавляли почти сотню всевозможных обществ, комитетов, фондов и учреждений, но и честно работали в них. Так, например, при их участии Императорское православное Палестинское общество открыло на Святой земле сотни школ, приютов и приходов. Сергей Александрович лично занимался строительством храма святой Марии Магдалины на Елеонской горе, посвященного памяти его матери. А его супруга, побывав в нем, пророчески пожелала быть похороненной на этом месте.

Существует версия, согласно которой назначение великого князя московским генерал-губернатором стало итогом интриг британцев, недовольных тем, как Сергей Александрович развернулся в подконтрольной им Палестине. Надо сказать, под его руководством и Москва расцвела - было налажено электрическое освещение улиц, появилась идеально чистая брусчатка, загремели первые трамваи. За порядком в Белокаменной следили городовые. Великий князь стал инициатором создания Музея изобразительных искусств на Волхонке и пожертвовал для него свои личные коллекции, построил Верхние торговые ряды (то, что советским людям стало известно как ГУМ), отреставрировал кремлевские башни.

А Елизавета Федоровна основала в Москве Елисаветинское благотворительное общество, деятельность которого вскоре распространилась на всю губернию. Под ее руководством создавались школы и приюты, бесплатные столовые и лечебницы, открылся первый в стране цех по производству протезов для инвалидов – воевала Россия, увы, часто. Во время Первой мировой войны подразделения Красного Креста, который опекала великая княгиня, занимали – разумеется, по ее настоянию -  все залы Кремля, кроме тронного.

Особым детищем Белого ангела, как прозвали Елизавету Федоровну в народе, стала Марфо-Мариинская обитель.  В ней возродился институт диаконисс - служительниц церкви первых веков, которые участвовали в богослужениях, занимались просвещением женщин и служили больным. Обитель олицетворяла собой дом друга Христа, Лазаря, и двух его сестер, Марфы и Марии, которые служили Господу и земными трудами, и духовными.

Убита до смерти

4 февраля 1905 года в Кремле прогремел страшный взрыв. Террорист Иван Каляев метнул бомбу в карету генерал-губернатора неподалеку от Никольской башни. Тело Сергея Александровича разорвало на куски, его кучер был тяжело ранен. Сердце великого князя нашли только три дня спустя на крыше соседнего здания.

Потрясенная гибелью любимого мужа, Елизавета Федоровна своими руками собрала ошметки его тела на носилки и провела ночь в молитве над останками. Наутро она нашла в себе силы надеть голубое платье, в котором была накануне, чтобы съездить в больницу к умирающему кучеру Сергея Александровича и дать ему возможность скончаться спокойно, уверенным, что великий князь жив. После этого Елизавета Федоровна навсегда облачилась в монашеские одеяния.

Она вернула в казну драгоценности, принадлежавшие династии Романовых, и распродала все имущество. Кроме неустанного труда на посту настоятельницы Марфо-Мариинской обители, для нее больше ничего не существовало. Она так и сказала Каляеву, когда навещала его в тюрьме - "Неужели вы не сообразили, что и меня убили вместе с ним?"

Немецкая принцесса, ставшая Белым ангелом в России, вела жизнь настоящей подвижницы. Она спала на деревянной кровати без матраса, причем урывками, днем руководя жизнью обители, а ночью дежуря у постелей самых тяжелых больных. Раз за разом она отказывалась покинуть свою новую родину по приглашению немецких властей.

Первое время после Февральской революции новые власти Марфо-Мариинскую обитель не трогали, наоборот -  помогали с провизией и лекарствами, которых было не достать в обнищавшей Москве. Но в апреле 1918 года, на третий день Пасхи, настоятельницу арестовали и отправили в Пермь вместе с двумя сестрами-монахинями. Патриарх Тихон не смог добиться ее освобождения.

Последние месяцы жизни Елизавета Федоровна провела в Алапаевске.  Там до сих пор растет сад, посаженный ее руками. Двух ее спутниц, Варвару Яковлеву и Екатерину Янышеву, солдаты запугивали пытками, пытаясь заставить их отречься от наставницы. Девушек отпустили на свободу и доставили обратно в Пермь, но инокиня Варвара упросила, чтобы ей позволили быть вместе с настоятельницей.

Ночью 5 июля 1918 года Елизавету Федоровну и Варвару Яковлеву вместе с другими членами императорской фамилии и служащим одного из великих князей  сбросили в шахту, следом швырнули пару гранат. Когда позднее по приказу Александра Колчака тела извлекли из-под земли, оказалось, что только великий князь Сергей Михайлович был убит выстрелом в затылок, остальные несколько дней мучились от ран, голода и жажды.

Все тело Елизаветы Федоровны, которая упала на уступ на глубине 15 метров, было переломано. Перед смертью она нашла в себе силы перевязать обрывками своего апостольника голову князя Иоанна, который лежал с ней рядом. Местные жители говорили, что слышали, как алапаевские мученики на дне своей братской могилы пели Херувимскую песнь.

Белые, отступая из Алапаевска, забрали нетленные тела Елизаветы Федоровны и инокини Варвары с собой. Их вывезли сначала в Пекин, потом - в Порт-Саид, а затем доставили в Иерусалим. Там святые мученицы покоятся в церкви святой Марии Магдалины, которую так любила великая княгиня. Сначала Русская православная церковь за рубежом, а затем и РПЦ признали их святыми.

Вам может быть интересно: