Как инвалиды и ветераны хваленую европейскую армию посрамили

Василий Игоревич Нестеренко. Отстоим Севастополь!
Василий Игоревич Нестеренко. Отстоим Севастополь!
16 октября 1853 года после отказа Николая I вывести войска из Молдавии и Валахии, находившихся под протекторатом России, Турция объявила нам войну. И быть бы ей очередной русско-турецкой, если бы за султана не впряглись Англия и Франция – самые развитые на тот момент европейские державы. Казалось бы, чего ворошить дела минувших 170 лет назад дней? Да потому что так гораздо понятнее, что происходит сегодня. Ведь ни цели, ни методы особо не меняются.

Англосаксам страшно не нравилось растущее влияние Российской империи. Дошло до паранойи: вдруг эти русские в нашу Индию сунутся! Настолько боялись, что аж с заклятыми врагами французами и не менее ненавистными турками объединились.

- Я намерен приложить все усилия, чтобы воспрепятствовать распространению вашего влияния и заставить вас вернуться в Азию, откуда вы и пришли. Россия – не европейская страна, она не должна быть и не будет таковой, если Франция не забудет о той роли, которую ей надлежит играть в европейской истории. Стоит ослабить ваши связи с Европой, и вы сами по себе начнете движение на Восток, чтобы вновь превратиться в азиатскую страну. Лишить вас Финляндии, балтийских земель, Польши и Крыма не составит труда, - хорохорился император Наполеон III. Видать, дядюшка ему не донес мысль, что воевать с Россией провальная затея.

Коалиция относилась к русским, как к замшелым лапотникам. Тем не менее направила к нашим границам многочисленную армию, оснащенную по последнему слову техники, и мощный флот. Война называется Крымской, но велась не только на Черном, а на Азовском, Балтийском, Белом, Баренцевом морях, на Кавказе и Дальнем Востоке. Навалились всем миром и по всем фронтам. Нам не везде хватало солдат и оружия. Да только русский Иван и голыми руками врага сокрушит, когда свою землю защищает.

«Порт
Порт Балаклавы в 1855 году, пароходы и парусники 

С божьей помощью

6 июля 1854 года к Соловецким островам подошли два английских фрегата. В монастыре обитали чуть меньше 600 монахов с послушниками да полсотни инвалидов-ветеранов. Имелись ружья и несколько пушек - возрастом чуть моложе монастыря, основанного в XV веке. Настоятель велел собрать все, что стреляет, и раздать подопечным, а также узникам местной тюрьмы. Те, между прочим, прониклись остротой момента и не побежали лизать сапоги врагу за порцию виски, а встали на защиту монастыря.

Англичане грохнули ядрами. С суши дали ответные залпы. Враг затих и на следующий день отправил посланника: мол, сдавайтесь, деньги, оружие, съестные припасы на бочку! Архимандрит Александр отвечает: у нас не гарнизон, по вашим военным правилам играть не собираемся, а своего не отдадим, мы тут на острове, нам провиант нужнее.

Тогда с британских кораблей обрушился ядерный шквал – почти 2 тыс. снарядов. Спасибо средневековым строителям, толстенные каменные стены даже не покрошились. Несколько ядер прилетело на территорию, одну из церквей частично разрушило, к счастью, людей не задело. Попытку высадить десант пресекли. В общем, отступил враг. И… через год вернулся, с французами на пару. Правда, с тем же результатом. А затем в третий раз, в сентябре. И снова мимо. Ну не уходить же без трофеев, и просвещенные европейцы вывезли церковную утварь, иконы и кружку с копеечными пожертвованиями из храма, построенного на небольшом острове.

Айвазовский И. К. «Синоп. Ночь после боя 18 ноября 1853 года. 1853 год»
Айвазовский И. К. «Синоп. Ночь после боя 18 ноября 1853 года. 1853 год» 

История с географией

Шесть кораблей англичан и французов материализовались у камчатских берегов 29 августа 1854 года. Народу – 2,7 тыс. человек. На полуострове - меньше тысячи военных и человек 500 местных. Пушек у наших 67 против 215 вражеских. Так что брали не числом, а умением. Точнее, меткостью, благо камчадалы-охотники что белку, что медведя в глаз легко били.

В общем, один десант, другой – все проваливаются. Непонято как, при таком численном превосходстве врага, но артиллерия держится. 400 погибших оккупантов, пробоины в кораблях. Наши потери – 37 человек. Непобедимый до того момента Гибралтарский полк разбит, захвачено знамя (оно хранится в краеведческом музее Петропавловска-Камчатского). Враг бежит, поджав хвост.

Военный губернатор Василий Завойко понимает: они вернутся. Мирные жители переселяются вглубь полуострова, военные снимаются и идут к Амуру. Англичане с французами и впрямь заявились – в мае 1855-го, аж на 14 судах! А в Петропавловске никого, лишь пара стариков. В общем, эскадра бросается в погоню за нашими и даже догоняет их в районе Сахалина. Завязывается бой. Русские снова в меньшинстве, но не сдаются. Враг ждет подкрепление, а Завойко под покровом ночи уводит корабли через Татарский пролив к устью Амура.

Не обнаружив поутру противника, англичане с французами было растерялись, но решили: куда они денутся! Представьте себе, не знали, что Сахалин – остров! Ждали-ждали, решили высадиться на материк, но и там получили отпор. Пришлось убираться в свою Европу.

Томас Джонс Баркер. «Сдача Карса, Крымская война, 28 ноября 1855». Ок. 1860.
Томас Джонс Баркер. «Сдача Карса, Крымская война, 28 ноября 1855». Ок. 1860. 

Слово джентльмена

Брать Таганрог в мае 1855-го отправился англо-французский флот из 37 кораблей и 17-тысячного войска. Потому что именно через этот город шло снабжение Севастополя и армии, оборонявшей Крым.

С нашей стороны около 250 ополченцев, с тысячу казаков и пять сотен гарнизонных военных. Ни одной пушки: торговый порт на внутреннем море не считали нужным охранять. Парламентеры предложили военному губернатору Егору Толстому и атаману Донского войска Ивану Краснову сдать город, отвести защитников на пять миль. А они, мол, сравняют с землей Таганрог, уничтожат казенное имущество и продовольствие, тогда и возвращайтесь.

Граф Толстой возражает: сдавать не собираемся, но ответить на артиллерийский огонь нам нечем. Посему не будет ли угодно джентльменам и месье сойтись в бою на берегу? Ведь обстрел безоружного города – дело, не достойное порядочных господ. Едва получив ответ русских, господа открыли шквальный огонь, тщательно целясь по складам с провиантом и госпиталям, обозначенным флагами как раз для того, чтобы по ним не били.

Затем отправили на берег сто моряков, дескать, и эти справятся. Не угадали – ополченцы всех в море оттеснили. Британцы 300 человек высаживают, и этих бьют.

Поредевший численный состав враг решил отводить. Через два месяца вернулись и давай снова из пушек палить. А Таганрог не сдается, еще и один из кораблей сожгли в прах. В третий раз, в августе, тоже не взяли, тем более что защитникам города наконец пушки поставили.

Поль-Александр Проте. «Генеральная атака Севастополя союзниками 6 июня 1855 года»
Поль-Александр Проте. «Генеральная атака Севастополя союзниками 6 июня 1855 года» 

История

Повод

Формально: спор между православными и католиками за контроль храма Гроба Господня в Иерусалиме и храма Рождества Христова в Вифлееме. На самом деле недовольство влиянием России – защитницы православных на Балканах, в Османской империи, на арабском Востоке.

Враг

Изначально Англия, Франция, Турция. Их поддержало королевство Сардиния. Австро-Венгрия и Пруссия, за которых Россия вступалась во время войны с Наполеоном, приняли ту же сторону. И хотя в бой не ввязывались, пришлось держать на границе с ними часть армии.

Цель

Турция заберет Крым, Грузию, Северный Кавказ. Швеция – Аландские острова и Финляндию. Пруссия – Прибалтику, Австрия – Молдавию, Валахию. Англия получит контроль над Босфором и Дарданеллами. Независимая Польша станет буфером между Европой и «варварской» Россией.

План

Заблокировать Российскую империю с моря по всем сторонам. Взять основные порты. Блокада, по мнению англосаксов, должна была парализовать торговлю (санкции XIX века) и вызвать недовольство населения. Дальше – бунт, революция, распад страны на мелкие (говорю же, ничего нового).

Итог

Запрет иметь военный флот в Черном море, лишение протектората над Молдавией и Валахией, а также над христианами - подданными Османской Империи, согласие на свободные проход по Дунаю. Условия, ограничивающие права на Черное море, отменят через 15 лет.

«Бомбардировка
Бомбардировка Свеаборга 9 августа 1855 года. Худ. Джон Кармайкл 

Очнулся – гипс

Крымская война 1853 – 1856 годов стала ареной для испытания, как сейчас сказали бы, инноваций. Как полезных, так и не очень.

  • Противокорабельные мины были разработаны Борисом Якоби за 16 лет до начала войны. Хватило времени создать команды моряков-минеров. Ни англичанам, ни французам не понравилось, когда в Финском заливе их суда начали взрываться. Уносили ноги, пока корабли, пусть и поврежденные, но оставались на плаву.
  • Появились первые военные и фотокорреспонденты. Британец Роджер Фентон фиксировал все, однако для печати отбирал парадные снимки, дабы не травмировать королеву Викторию видом окровавленных трупов. Российские военкоры обходились словесными описаниями и зарисовками.
  • Сразу же начались информационные войны. Британские журналисты навязчиво расчеловечивали русских, упирая на темноту, отсталость народа, а главное, его животную агрессию. Леденящие душу подробности о том, как русские добивали в воде раненых турецких моряков после Синопского сражения или пытали пленных, были столь же правдивыми, как недавние россказни о зверствах российской армии в Буче. Побывавшие в плену честно признавали: обращались с ними прекрасно, лечили и кормили. Но писак правда не волновала.
  • Врач Николай Пирогов сам попросился в осажденный Севастополь. Это там он придумал сортировать пострадавших в соответствии с тяжестью ранения, чтобы понимать, кому помогать первому. Стал активно использовать наркоз и антисептику, требуя от медиков даже в этих тяжелых условиях постоянно обрабатывать спиртом руки, а пациентам – раны. Тогда же появились гипсовые повязки. Раньше сломанные кости Пирогов пытался фиксировать накрахмаленной тканью, но она плохо держала. Осенило доктора в мастерской у крымского скульптора Николая Степанова.
  • Европейцы курили трубки или сигары. Но на поле боя с ними не очень удобно. А турки забивали табак в газетный клочок и сворачивали в трубочку. Так англичане и французы познали папиросы.
  • Околевшие зимой под Балаклавой британские вояки грелись, натягивая шерстяные шапки до подбородка и прорезая в них отверстие для глаз и рта. Так появился балаклавский шлем, который нынче зовут балаклавой.

Не проиграла, а прекратила

Считается, что Россия в этой войне потерпела поражение. Это как посмотреть. Ну да, враг взял Севастополь. Но только южную его часть, и то – сломив сопротивление после 349 дней героической обороны. Так себе военный успех. Тем более что по условиям Парижского мира Крым нам вернули в обмен на захваченные русской армией турецкие города.

Ну затопил Нахимов все корабли в Черном море, так что запрет иметь флот не сильно повредил. Зато вкладывались в Балтийский и Тихоокеанский – тоже на пользу пошло. Да и вообще, о проигрыше не упоминается ни в мирном трактате, ни в манифесте Александра II. «Россия прекратила войну» - вот как это обозначалось. А что там европейские писаки напридумывали, так им веры давно нет.



*включен Минюстом РФ в список физлиц-иноагентов