Судьбы детей-инвалидов и их мучителей

Гитлеровцы без всяких колебаний уничтожали тех, кто казался им недостойным светлого будущего, включая малышей
Фото: chekist.ru

Голоса, твердящие, что детям с инвалидностью лучше не жить на этом свете, раздаются до сих пор; на свете не переводятся люди, считающие себя вправе решать, кто достоин жизни, а кто нет. Скорее всего, каждый из таких высказывающихся сильно обиделся бы, если бы его сравнили с фашистом. А ведь именно в гитлеровской Германии массово избавлялись от «балласта» в виде детей, которые никогда не выздоровеют.

«Помогите нашему сыну»

С такой просьбой в 1938 году обратились к самому фюреру супруги по фамилии Кнауэр. Под помощью они имели в виду безболезненное убийство: их сын родился с тяжелыми нарушениями, и было ясно, что трудоспособным человеком он не вырастет. Родители считали, что было бы гуманным поступком прекратить страдания мальчика, умертвив его. Им пошли навстречу – мальчику сделали смертельную инъекцию в университетской клинике Лейпцига.

Просьба эта возникла не на пустом месте: к тому времени евгеника была в Германии очень популярна, и идеи очищения нации от нездоровых элементов буквально витали в воздухе.

С 1933 года в стране действовал «Закон о предотвращении наследственно больного потомства», согласно которому женщин, неполноценных физически, психически или в расовом смысле, следовало принудительно стерилизовать, а в случае беременности – делать им аборты.

Агитационный плакат национал-социалистов: работающие люди под гнетом людей лишних. wikipedia
Агитационный плакат национал-социалистов: работающие люди под гнетом людей лишних. wikipedia

В 1935 году врач Отто Клингер выпустил книгу под названием «Милость или смерть?», в которой говорил о пользе эвтаназии по отношении к людям, страдающим от неизлечимых заболеваний. Вскоре после этого Виктор Брак, заместитель начальника личной канцелярии Гитлера Филиппа Боулера, собрал профессоров психиатрии, чтобы предписать им на законных основаниях лишать жизни душевнобольных. А в 1939 году стартовала программа Т-4, она же «Акция Тиргартенштрассе 4», она же «Акция – смерть из жалости», подразумевавшая физическое уничтожение больных людей.

Ваш Ганс скончался

«С прискорбием сообщаем, что ваш сын (имя, фамилия) умер (число, месяц, год) от тифа. Мы вынуждены были предать тело кремации, чтобы избежать распространения инфекции». Примерно такие письма рассылались родителям убитых детей. Им также предлагалось забрать урну с прахом и заплатить за нее государству.

Дети, якобы умершие от тифа, пневмонии, дифтерии и прочих болезней, которыми они не страдали, на самом деле ликвидировались в целях расовой гигиены. Их забирали в специальные клиники «для лечения» (согласия родителей для этого не требовалось), где тут же делали им инъекции с ядом. А месяца через три-четыре «с прискорбием» сообщали маме и папе о том, что их ребенка на свете больше нет.

Карл Брандт, рейхскомиссар здравоохранения в гитлеровской Германии, активно осуществлял программу Т-4. wikipedia
Карл Брандт, рейхскомиссар здравоохранения в гитлеровской Германии, активно осуществлял программу Т-4. wikipedia

Поскольку военный режим предполагал жесткую экономию, вскоре экономить стали и на смертельных инъекциях. Детей гораздо дешевле было загонять в душегубки или газенвагены, а то и попросту морить голодом.

Идет охота

На оккупированных территориях с больными детьми и вовсе не церемонились – ведь многие из них были не только нездоровы, но и расово неполноценны. Так, в Сталинградской области в станице Нижне-Чирской доблестные воины вермахта 2 сентября 1942 года ворвались в интернат для детей с умственной отсталостью и расстреляли всех воспитанников – 47 детей в возрасте от четырех до двенадцати лет.

Взрослых больных гитлеровцы тоже, мягко говоря, не щадили. В поселке Лотошино Московской области они выгнали из палат пациентов психиатрической больницы, выпустили их в поле, а сами оседлали лошадей и устроили веселую охоту, стреляя в людей из ружей. В живых не оставили никого.

Эвтаназия «неправильных» была настолько хорошо поставлена на поток, что убийства продолжались в течение двух месяцев после победы над фашизмом. В клиниках продолжали делать пациентам смертельные инъекции – приказа прекращать это делать врачи не получали.

За что меня убивают?

Обергруппенфюрер Филипп Боулер, душа программы Т-4, фактически применил эвтаназию к самому себе – находясь под арестом, 19 мая 1945 года он принял цианид, сочтя, что смерть от яда будет легче возмездия.

Карла Брандта, личного врача Гитлера и рейхскомиссара здравоохранения Германии, занимавшегося «Акцией – смерть из жалости» наравне с Боулером, повесили 2 июня 1948 года. Был повешен и Виктор Брак.

Виктор Брак на Нюрнбергском процессе по делу врачей. wikipedia
Виктор Брак на Нюрнбергском процессе по делу врачей. wikipedia

Вернер Хайде, гауптштурмфюрер СС, исполнитель программы, умирать не хотел – он бежал в 1947 году из тюрьмы. Однако в 1959 году сдался властям ФРГ. Через пять лет он повесился у себя в камере.

Врач по имени Пауль Ниче, заместитель Вернера Хайде, был гильотинирован в 1948 году. Его последними словами были – «За что меня убивают? Я избавлял больных от страданий!»

Рядовые врачи, делавшие детям смертельные уколы, остались безнаказанными.

Вам может быть интересно: