Мамин сын

Машка сняла отдельную квартиру, и мы отмечали новоселье, ждали Таньку.

Она приехала через час. Привезла две бутылки коньяка и большой пакет с едой.

- Привет, подруга! - радостно обняла ее в коридоре Машка и осмотрела с ног до головы. - Замученная ты какая-то.

- Да уж, - Таня заплакала тут же, в коридоре. - Я ночью от Мишки ушла. Девочки, это идиотизм какой-то...

Через пятнадцать минут мы накрыли на стол и выпили по первой.

Я была не в курсе первой части истории, и сначала Таня специально для меня рассказывала, с чего все началось.

Домашний мальчик женился. Не знает, что делать во время первой брачной ночи. Звонит маме. Она дает совет: «Вставь самое твердое, что у тебя есть, туда, где она писает».
Наутро звонок жены к свекрови: «Мама, заберите своего идиота - у него нога застряла в унитазе...»

Домашний мальчик женился. Не знает, что делать во время первой брачной ночи. Звонит маме. Она дает совет: «Вставь самое твердое, что у тебя есть, туда, где она писает». Наутро звонок жены к свекрови: «Мама, заберите своего идиота - у него нога застряла в унитазе...»

Таня сразу не поладила с потенциальной свекровью. Еще тогда, четыре месяца назад, после трех недель конфетно-букетного периода, когда Миша привел ее знакомить со своей мамой, ухоженной дамой пятидесяти пяти лет, Таня сразу поняла, что взаимопонимания не случится.

Едва они успели зайти в квартиру родителей Мишки, будущая свекровь, Анна Вячеславовна, демонстративно осмотрела Таню с головы до ног, так же демонстративно села на диван в прихожей и отвернулась.

Суетился папа. Он же расставлял тарелки и наливал коньяк за семейным столом.

Через двадцать минут очень странного ужина, когда у папы иссякли анекдоты, которыми он пытался сгладить возникшую неловкость, у маман внезапно прорезался голос.

И был он сух и суров.

- Итак... - мама наконец-то подняла глаза от тарелки, посмотрела на Мишу, затем сделала многозначительную паузу, за время которой воздух в кухне успел наэлектризоваться, и повернулась к Тане. - Итак, вы живете с моим сыном, не так ли?

Это было чистейшей правдой. Неделю назад Таня переехала к Мише. Чего тянуть - ей тридцать лет, Миша - еще старше, да и предложение он уже сделал. Решили пожениться ближе к лету, когда станет тепло.

- Скажите, а вот вы считаете это нормальным? Вот так, без брака, переехать и жить у мужчины! - слегка визгливо закончила мама и посмотрела на Таню, как на букашку.

- В общем-то, да, считаю, мы - взрослые люди, почему нет? - взяла себя в руки Таня.

И слегка усмехнулась.

Потому что вспомнила вдруг, как Мишка рассказывал: молодая мама, прихватив самого Мишку, которому тогда едва исполнился год, ушла от папы к другому мужчине. Именно он сейчас сидел за столом, но это не отменяло того факта, что у мамы второе замужество случилось далеко не сразу и при весьма пикантных обстоятельствах - она была беременна вторым.

И ничего ж, тогда было нормально.

Усмешка маме явно не понравилась. И в следующие двадцать минут она устроила Тане допрос с пристрастием.

- Вы были замужем? У вас есть дети? - сурово глядя Тане в глаза, вопрошала потенциальная свекровь. Хотя прекрасно знала, что ни того, ни другого у Тани в жизни до сих пор не случалось.

- Нет, замужем не была и детей у меня нет, - сказала Таня и прямо посмотрела на маму. Она тоже знала, что мама в курсе.

- Аааа! - сказала мама. - Так у вас нет прошлого! Вы - никто!

И посмотрела страшно свысока.

- Анна Вячеславовна... - смело сказала Таня и, похоже, совершила вторую ошибку. Ее смелость явно маме не понравилась, - Анна Вячеславовна, скажите, было бы лучше, если б я была женщиной с ребенком?

Вопрос содержал немалую долю сарказма. Мама его прекрасно уловила. Но предпочла пропустить мимо ушей.

Следующий вопрос, который она задала, поставил Таню в тупик.

- А почему это у вас в тридцать лет нет детей? - спросила мама.

Мишка молча и задумчиво ковырялся вилкой в тарелке. Папа делал вид, что изучает обои.

Было ясно, кто здесь капитан команды.

 - Вы не считаете, что это странный вопрос? - хмыкнула Таня, уже насмешливо глядя на потенциальную свекровь. - А может, я не могу их иметь...

И правда - как отвечать на подобные вопросы?

- Ага! - с триумфом заключила мама. - Нет, больная жена моему сыну не нужна! Итак, отвечайте! Вы наркоманка?

Хотя ничто не могло спровоцировать подобный вопрос. Таня была вполне прилично выглядевшей девушкой тридцати лет, начальником отдела довольно крупной фирмы.

- А ваш сын не алкоголик? А то, знаете ли, мои родители совсем не обрадуются…

- Ну, знаете! - аж задохнулась мама. - Да вас принимают в такую семью, ваши родители радоваться должны! Хотя я теперь совершенно не желаю с ними знакомиться - сразу ясно, что это за люди, раз они воспитали такую дочь!

Мама демонстративно встала и так же демонстративно ушла в комнату.

**

Следующие четыре месяца прошли относительно спокойно. Благо Мишина мама, как ни странно, не имела привычки приходить к нему в гости, хоть и жила буквально в пяти минутах неспешной ходьбы.

Впрочем, это объяснялось просто: Миша сам почти каждый день после работы, хоть на десять минут, забегал к маме.

Таня относилась к этому философски. Она попросту абстрагировалась. Не приходит потенциальная свекровь проверять кастрюли - и то ладно. А со своими отношениями пусть уж разбираются сами. Ну да, это было странно, что взрослый мужчина и в такой вот ситуации, но, с другой стороны, не уходить же из-за этого. В остальном-то парень неплохой, да и влюбленность...

Все закончилось в один момент.


У него был день рождения. Ему исполнялось тридцать пять лет. Был выходной. Таня проснулась в половине одиннадцатого и поняла, что Миши дома нет. Она набрала его номер. Оказалось, что он у мамы. Мама позвонила ему в девять, сказала, мол, поздравляю, ты уже родился, приходи, отметим.

И Миша пошел. Прямо с самого утра.

В час дня его еще не было. Не было его и в два. Таня особо не волновалась - они все равно собирались отмечать вечером вдвоем, в каком-нибудь уютном ресторанчике.

В половине пятого Миша пришел домой. Бодро сказал Тане, что заснул у мамы, да и вообще - планы немного поменялись: к семи у мамы соберутся родственники, а потому они с Таней сначала заскочат к маме в гости, посидят там пару часиков, а уж потом куда-нибудь отправятся.

- Подожди, - уточнила Таня, - мама что, нас двоих пригласила, да?

Таня даже успела немного удивиться такому повороту.

- Нет, - ответил Миша, - она думает, что я приду один. Это будет сюрпризом. Заодно и с родней моей познакомишься.

- Стоп-стоп, - остановила его Таня, - я совсем не против попытаться наладить отношения с твоей мамой, но мне кажется, тут такое дело, ты ж понимаешь...

Таня сделала паузу.

- Не надо вот так внезапно. Надо сказать маме заранее, что ты вовсе не один. Видишь ли, я не хочу перед всеми твоими родственниками оказаться в ситуации, когда мама с порога укажет мне на дверь. Ты ж понимаешь, - с нее станется... Пусть как-то попривыкнет к мысли, что ли...

- Хорошо, - буркнул Миша и уткнулся в компьютер, в стрелялки. Таня пошла на кухню, готовить...

***

Первая бутылка коньяка опустела. Я дорезала колбасы и лимонов.

- Дальше-то? - нетерпеливо спросила Машка, откупоривая вторую бутылку.

- А дальше... В общем, в начале седьмого вечера он встал и начал собираться. Я спросила его, мол, ты куда? Ну странно ведь, молча одевается, ни слова мне не говорит.

- К маме, - буркнул он, натягивая кофту.

- И я сказала, мол, подожди, а как же я? - Таня сделала паузу. - Знаете, девчонки, я на самом деле так растерялась тогда, ну, можете представить...

Мы как-то синхронно кивнули.

- В общем, он сказал мне... он сказал мне... блин, девочки, я даже повторить это не могу... он сказал мне: «А ты пока останешься дома, а я там уже на месте с мамой поговорю, а тебе позвоню, и ты потом подойдешь туда...»

В общем, меня просто подкосило. Я развернулась и ушла реветь на кухню.

Он пришел туда, уже одетый. И я спросила его: «Как ты себе это представляешь? Я что, какая-то попрошайка, стоящая под дверью и ждущая, что мне разрешат войти?! Миша, просто поставь себя на мое место: ты бы пошел?!»

Он буркнул, что нет, и погладил меня по голове. А потом сказал: «Если тебе интересно, то я полчаса назад звонил маме и разговаривал с ней».

И я спросила: «Что ты сказал маме? Что придешь со мной?»

Девочки, вы понимаете, мне было важно услышать, что именно он ей сказал...

А он ответил: «Я спросил, не против ли она будет, если я приду с тобой».

Я просто похолодела. Я уточнила: «И что мама?»

И он ответил: «Мама сказала, что против».

...И он обувается и уходит. А я остаюсь дома одна. Одна. В его день рождения.

Меня накрыло сразу, моментально. Я даже не ревела - я выла, я кричала. Потом пошла за вином. Всосала бутылку. Стресс такой... Его еще не было. Я пошла за второй.

Он пришел в десять вечера и спросил, мол, ну что, мы куда-то идем дальше гулять?

А я не то что гулять - я смотреть на него не могла. Он спросил еще раз, потоптался, потом психанул и позвонил другу. И ушел с ним пить пиво.

Я поревела еще, допила вино, потом нашла дома остатки какой-то водки, допила ее. Взяла пакеты и начала забрасывать в них все, что видела. Я даже не складывала ничего. Вещи, прямо с вешалками, не снимая, вперемешку с грязными туфлями... Туда же зубные щетки, гели, духи, цацки...

У меня не было времени решать, что мне пригодится, а что - нет. У меня просто не было времени.


Вам может быть интересно: