«Пермская резня» может повториться в любой школе

Вопросами безопасности наших детей никто всерьёз не занимается
Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская правда»

То, что случилось 10 января в 127-й школе в Перми, когда 17-летний Лев БИДЖАКОВ и 16-летний Александр БУСЛИДЗЕ, размахивая ножами, ранили 15 человек, сначала представляли как разборку дебилов-переростков, которые в пылу драки случайно ввалились в класс к четвероклассникам. Больше всех из детей пострадал мальчик, которому нападавшие ткнули в глаз. Учительнице Наталье ШАГУЛИНОЙ удалось сдержать идиотов, что позволило нескольким ученикам выбежать из класса. Женщина с тяжелым ранением в шею в реанимации.

Вскоре появилась другая информация: молодые люди, одетые во все черное, в масках, пришли убивать намеренно. Они не скрывали агрессивных настроений и были повернуты на теме «Колумбайна» - расстрела в американской школе, который в апреле 1999 года учинила парочка отморозков, убив 13 человек и 37 ранив.

Что перемкнуло в сознании у головорезов из Перми и как они проникли в школу с ножами (причем один уже там не учился), разбираются следователи, - важно понять, почему вообще в наших школах случаются подобные ЧП. В сентябре 2017 года в Подмосковье с пневматическим оружием и кухонным топориком напал на учительницу «ивантеевский стрелок». Педагог получила черепно-мозговую травму. Перепуганные дети выпрыгивали из окон, многие были травмированы.

А в феврале 2014-го ученик школы на северо-востоке столицы взял в заложники одноклассников, после чего расстрелял из малокалиберной винтовки учителя географии и двух полицейских. Результат: двое взрослых погибли, один ранен. Отпускать детей в школу становится реально страшно.

Лечить нельзя терпеть

- В истории с нападением на четвероклашек в Перми есть два аспекта: первый – кто и как обеспечивает безопасность школьников. И второй - психологическая работа, направленная на предотвращение подобных происшествий, - говорит социальный педагог Сергей Пермяков.

- С набросившимися на детей подростками никакие психологи явно не работали. Но даже если эти специалисты и были в школе, без согласия родителей провести тестирование ребенка на выявление фрустраций, суицидальных моментов невозможно. Фрустрация – несовпадение ожиданий и реальности - основная причина подобных вещей. Это то, чем заманивают террористические организации: в обществе тебя не приняли, а мы примем, потому что ты избранный, создан для высшей цели. Не факт, что этих молодых людей из Перми никто подобным образом не настраивал.

Я уверен: эти парни не из суперблагополучных семей. А такие от работы со специалистом всегда отказываются. Ну, поставили подростка на учет в комиссию по делам несовершеннолетних, ну, ходит он отмечаться, а работу с ним провести нельзя. Хочет он получить помощь, он ее получает, нет - никто его заставить не может.

Кстати, нередко возникает ситуация, когда один ученик третирует целый класс. Изолировать его, перевести куда-то невозможно – коррекционных школ теперь нет, все их слили с общеобразовательными, и учитель вынужден находить подход к таким вот особенным детям, не имея специальной подготовки. Не знаю, насколько было правильно это слияние.

Теперь о безопасности. Вопрос: как действует охранная система в школе? Кто эти люди, которые сидят на входе в учебные заведения? Какие у них полномочия? Какое оборудование, которое они могут использовать? В большинстве случаев это вахтовики, работающие за крохотную зарплату и не имеющие никаких средств для предотвращения преступлений. Поэтому никто не застрахован от повторения того, что произошло в Перми.

Есть еще очень важный момент: мониторинг соцсетей, о котором давно говорят. Мы ведь сталкиваемся не только с угрозами экстремистского толка - есть суицидальные группы, те же «Синие киты», например.  Чтобы это все отслеживать, нужен специалист в полиции, подготовленный информационно и социально. Тот же Биджаков, который устроил резню в пермской школе, снимает на видео, как нюхает наркотики, и спокойно выкладывает это в Сеть. Возможно, нам скажут, что, допустим, в Москве, отследить два миллиона IP-адресов невозможно, - значит, нужны какие-то маркеры, которые появляются в системе отслеживания при просмотре ребенком определенной страницы или публикации видео, чтобы проверка проводилась хотя бы выборочно. Но для этого, повторюсь, требуется очень серьезная организация, а ею никто не занимается.


Убийц растит телевидение

- Говоря о наркомании, нужно понимать: у нас принята официальная пропаганда порока. Запретили показывать курение и алкоголь по ТВ, волку из «Ну, погоди!» замазали папироску – но это же лицемерие, - убежден чемпион мира по рукопашному бою среди профессионалов Павел Болоянгов. - Песни-то об этом не запретили. И вот наши певуны надрываются на «Первом канале»: «рюмка водка на столе», «синий честер», «капли абсента» и прочая муть. И никому нет дела, сколько малолеток после таких «шлягеров» сделают первую затяжку. Им никто не объясняет, что это неправильно. Дебилизацию населения надо запретить на государственном уровне. Выгнать из «ящика» всех романтизирующих наркоту. За распространение «дури» ввести какие-то нереально страшные сроки. И за употребление жестоко наказывать: человек не имеет права себя травить, потому что подвергает опасности меня и моих детей.


Не дать ребенку уйти в себя

Психолог Алена Дронова:

- Должно пройти время, чтобы десяти- и одиннадцатилетние дети, пережившие стресс, пришли в себя. Сообщалось, что занятия в школе приостановлены, но, возможно, когда учебный процесс возобновится, кому-то из ребят лучше еще какое-то время побыть дома. Самое главное, чтобы ребенок не уходил в себя, в свою выдуманную реальность. Ему может казаться, что с ним что-то не так, - важно объяснить, что то, что он чувствует, это нормально. Пусть делится эмоциями. Взрослым сейчас особенно важно быть рядом.

Что касается напавших на малышей парней, вряд ли они сорвались с кадушек, никак не проявляя до этого склонность к подобным действиям, – скорее всего, что-то рецидивирующее было. Здесь есть вопросы к надзорным органам, школе, семьям. Школа обязана охранять тех, кто в ней учиться, в том числе, и следя за психическим здоровьем учеников. Есть ощущение, что эти подростки были выброшенные за борт - никто ими не интересовался, пока они не обратили на себя внимание таким диким способом.

Вам может быть интересно: