X

Как бравый казак создал государство Иран

Подразделение Персидской казачьей Его Величества Шаха Персии бригады
Подразделение Персидской казачьей Его Величества Шаха Персии бригады
Начало XX века было временем, когда мир рушился и перекраивался на глазах – порою весьма причудливо.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Например, в июле 1934 года русский офицер-эмигрант Борис Скосырев приехал в крохотное европейское княжество Андорра и, по примеру Остапа Бендера, так запудрил мозги членам местного Генерального совета, что они единодушно признали его королем Борисом I. Правление этого государя длилось недолго – как раз столько, чтобы стать международным казусом. Спустя неделю он рассорился с духовным пастырем Андорры епископом Урхельским и объявил ему войну. В столицу новоявленного королевства прибыл наряд итальянской жандармерии, который в корне задушил блестящее царствование незадачливого монарха.

Однако история знает и более успешные случаи вознесения на трон людей совсем не царственного происхождения. Словосочетание «Персидская казачья бригада» звучит нелепо, однако же такая воинская часть действительно существовала, и воевал в ней бравый казак Реза-хан.

Учиться у врага

Больше века персы то и дело рубились с русскими казаками на Кавказе, неся огромные потери и не имея успеха. Наконец, в 1878 году персидский шах Насер ад-Дин Шах из династии Каджаров, впечатленный удалью терских казаков, обратился к наместнику Кавказа великому князю Михаилу Николаевичу с просьбой отрядить офицеров для устройства в его владениях подобной войсковой части. В Санкт-Петербурге не стали долго упираться – это был шанс серьезно укрепить позиции России в Персии и начать выдавливать оттуда англичан, с которыми у Российской империи шла затяжная необъявленная война.

Офицеры Персидской казачьей бригады. wikimedia
Офицеры Персидской казачьей бригады. wikimedia

В Тегеран были направлены офицеры и урядники. Официально бригада подчинялась персидскому военному министру (а затем и самому шаху), но в реальности ею руководил русский посланник, тем более что оплата этой воинской части шла из российской казны. Непосредственный же командир бригады скромно числился «заведующим обучением персидской кавалерии» (вспоминаются советские «военспецы» в Корее, Вьетнаме и странах Африки). Бригада преимущественно набиралась из кавказцев, в свое время бежавших в Персию от русских войск. Теперь им или их потомкам самим предстояло служить под командованием русских офицеров. Задача перед казачьей бригадой ставилась ответственная – охрана самого государя, членов его семьи, первых лиц государства и членов дипломатического корпуса. К началу XX века бригада справедливо почиталась самой организованной и боеспособной частью персидской армии.

Способный парнишка

Именно в это время в ряды бригады вступил четырнадцатилетний «казак» Реза-хан Савадкухи. Происхождения новобранец был вполне заурядного для этой воинской части. Родился и вырос он в небольшой деревне Алашт на севере Персии. Обладал несомненными талантами, знал несколько языков, но образования практически не имел и писал с трудом. Воинственные предки его некогда жили на Кавказе, дед был уже майором персидской армии, отец полковником. Однако его Реза-хан едва помнил – тот умер, когда будущий казак был еще совсем ребенком. Сын младшей жены, он имел угасающе малые шансы на небогатое наследство, зато отличался прекрасным физическим развитием и представительной внешностью. Служба в привилегированной части давала ему сравнительно неплохое положение и возможность продвинуться в офицерский чин. Тогда это являлось верхом мечтаний Резы.

Служба давалась ему легко, природный наездник и рубака быстро обратил на себя внимание командиров. В 1900 году он наконец получил первый офицерский чин. Спустя еще три года ему была поручена ответственная миссия – охрана голландского консула. Генерал Фриц Кнебель, чьим телохранителем стал молодой статный красавец Реза-Хан, оценил смышленого и любознательного офицера. Благодаря голландцу тот и освоил азы дипломатии с политической грамотой, и получил основательные познания в европейской военной науке. К 1910 году Реза уже стал капитаном Персидской казачьей бригады – не только лихим джигитом, но и весьма знающим офицером. Надо сказать, что подобное возвышение в этой бригаде было скорее исключением, чем нормой, командный состав здесь преимущественно был русским. Но тут капитану Реза-хану повезло: в 1916 году, в разгар 1-й мировой войны, было принято решение развернуть бригаду в дивизию.

Слева капитан Реза-хан. 1910 год
Слева капитан Реза-хан. 1910 год

Между двух огней

В противовес персидским казакам Великобритания, как бы союзник России по Антанте, для защиты своих интересов в Персии сформировала южноперсидские стрелковые части по образцу индийских сипаев. Мириться с этим Россия не могла и нарастила свое присутствие в стратегически важном регионе (рядом находился Баку, дававший то время на мировой рынок львиную долю нефти). Офицеров понадобилось значительно больше прежнего, а русские военспецы нужны были на фронтах войны с Германией, Австро-Венгрией и Турцией. Вот тут-то Реза-хан становится полковником и командиром отдельного Казвинского отряда. В детстве, глядя на бравых казаков в черкесках – с газырями, в лохматых папахах, с изукрашенными шашками и кинжалами на поясе, – он мог только мечтать о такой карьере. Однако на деле его возвышение только начиналось.

Революция в России привела в движение неведомые доселе механизмы мировой политики. Большинство офицеров казачьей дивизии выступили на стороне белых, но и большевики смотрели на персидские земли с немалым интересом: революция должна быть мировой! В 1920 году отряд матросов под командованием бывшего мичмана императорского флота Федора Ильина (Раскольникова), командира Астраханско-Каспийской флотилии, высадился в персидском порту Энзели, якобы для возвращения угнанных белогвардейцами кораблей. Но вскоре десант был окружен патрулировавшими каспийское побережье казаками и сброшен в море. Героями этого сражения были русские офицеры-казаки, оставшиеся на службе шаха. Руководил ими Реза-хан. Однако столь яркое проявление боеспособности и верности не столько порадовало слабого Ахмад-шаха, сколько напугало британскую военную миссию, наметившую захват бакинских нефтяных промыслов. Англичане начали активно давить на шаха и его премьер-министра, требуя роспуска казачьей дивизии. Поскольку после развала Российской империи финансирование «союзной» воинской части лежало теперь на их плечах – «перекрыть кислород» было несложно.

Сардар Сепах

Вот тут-то и пригодились полковнику Реза-хану уроки, полученные от Голландского консула. В ночь с 20-го на 21 февраля 1921 года его казаки поддержали переворот в столице. Новый премьер-министр утвердил военного руководителя восстания командиром возрожденной казачьей дивизии и пожаловал ему генеральское звание (с присвоением высокого титула «Сардар Сепах»). Вскоре Реза-хан стал военным губернатором столицы, главнокомандующим и военным министром Персии. Одним из первых действий нового правительства 26 февраля 1921 года стало подписание договора о дружбе с Советской властью. Англичане могли кусать локти, но доступ к бакинской нефти им был перекрыт.

Серебряная медаль с Сардар Сепахом Реза-ханом
Серебряная медаль с Сардар Сепахом Реза-ханом

Через пару лет Реза-хан сам стал премьер-министром Персии, а еще через два года случилось невероятное: 31 октября 1925 года меджлис (парламент) объявил о низложении Ахмад-шаха и всей династии Каджаров, а 12 декабря шахом Персии был объявлен лихой казак Реза-хан, ставший именоваться Резой Пехлеви. Никакого отношения к древней парфянской династии Карен-Пехлевидов новый шахиншах не имел, но так его имя звучало много пышнее, чем прежде.

Шах Реза Пехлеви
Шах Реза Пехлеви

Вот тут-то и выяснился ряд деталей, на которых прежде не акцентировалось внимание. Числившийся мусульманином-шиитом новый шах оказался на деле зороастрийцем и ввел ряд нововведений, превративших старомодную Персию в активно развивающуюся светскую державу. Были приняты невиданные для этих мест законы, в том числе гражданский кодекс, закон против насильственного захвата земель, введен автономный таможенный налог… Шах активно прокладывал шоссейные и железные дороги, строил заводы, раздал земельные наделы четырем миллионам бедных крестьян, практически ликвидировал безграмотность в стране, дал женщинам избирательное право. Именно при нем, в 1935 году, был издан декрет о снятии чадры! В том же году старинное название страны – Персия – было изменено на Иран, т.е. страна ариев.

Герб Ирана при династии Пехлеви
Герб Ирана при династии Пехлеви

Не на ту лошадку

Арийская тема вообще была популярна в 30-е годы прошлого века, причем более всего в Германии, имевшей такое же отношение к этому древнему народу, как Шах Реза к парфянам (в переводе Пехлеви означает «парфянец»). Это обусловило интерес «истинных арийцев» к истинным иранцам и вероятно, определило судьбу самого прогрессивного из восточных правителей той эпохи. Он видел в гитлеровском рейхе противовес СССР и Великобритании, от которых Иран хлебнул лиха, и поддерживал с немцами активные дипломатические контакты.

В 1941 году Советский Союз и Британия, опасаясь размещения немецких баз на каспийском побережье, потребовали у шаха допустить на свою территорию союзные войска. Реза Пехлеви заявил о своем нейтралитете и ответил отказом. Тогда 25 августа советские и британские войска перешли границы Ирана с севера и юга и начали двигаться вглубь страны навстречу друг другу. Не желая бессмысленного кровопролития, Реза Пехлеви отрекся от престола в пользу сына и уехал из страны. Он умер в Йоханнесбурге (ЮАР) в 1944 году. После окончания войны его останки вернули на родину, а 1949 году Меджлис присвоил покойному государю титул «Великий». Так завершилась долгая и славная эпопея русско-персидского казака – отца Ирана.






Вам может быть интересно: