X

Настоящая война в Сирии ведется под землей

Падение стен Иерихона
Падение стен Иерихона
Угроза «я тебя из-под земли достану» звучит крайне недобро. Но в последнее время эти слова все больше напоминают боевую задачу. Обнаружить и уничтожить врага, укрывшегося в недрах земли – очень непростое дело.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

От седой древности

Мало кто сегодня помнит смысл выражение «подкрасться тихой сапой». Тихая сапа – это перекрытый сверху окоп (отсюда происходит наименование рода войск «саперы» – те, кто строит сапы), с помощью которого войска скрытно и безопасно подходили к крепостной стене. Подкопы, минные галереи, бункеры, капониры, схроны, доты, ракетные шахты—все это прячется под землю, и чем ближе к современности, тем больше и тщательней. Подчас это уже не просто замаскированные, присыпанные землей объекты, а настоящие подземные крепости. Актуальным примером такого положения дел может служить нынешняя ситуация с тоннельной войной в Сирии.

Традиция рыть тоннели в этих местах уходит в незапамятные времена. Одна из материалистических версий падения стен Иерихонских настаивает как раз на подкопе под крепость. Песчаник, из которого здесь строится все, – камень мягкий, и работать с ним не очень сложно. Так что, отвлекая защитников крепости слитным, долгим, бессмысленным маршем и громом труб, можно было провести под стену тоннель (он тогда и назывался «мина»). Затем, аккуратно установить подпорки из ливанского кедра, обмотать их промасленной веревкой, поджечь… И ждать, пока дерево прогорит и стена, лишившись опоры, по божьей воле рухнет.

Так ли это было или нет –сегодня уже не скажешь. А вот то, что персидский царь Дарий провел успешный подкоп под стены крепости Халкедония (ныне территория Турции) и вывел штурмовую группу прямо среди рыночной площади – известно достоверно.

Ученики убивают учителей

Сегодняшние «боевые землеройки» пошли гораздо дальше и отрастили ядовитые клыки. Безнадежно проигрывая на поверхности земли, террористы закапываются все глубже и наносят быстрые и чувствительные удары там, где их не ждут. Количество тоннелей, вырытых на территории Сирии, не поддается учету. Здесь и огромные, с футбольное поле, подземные ангары для боевой техники, лазы высотой 1,5 метра и шириной 70 см, тоннели в 2 метра высотой и 1,2 шириной, снабженные освещением, системой наблюдения и кондиционирования воздуха. Порою тут не хуже, чем в метрополитене. Длина таких нор колеблется от нескольких десятков метров до двух с половиной километров, а с примыкающими ходами и того больше. При этом глубина подобных сооружений достигает 16 метров! Это разветвленные подземелья, все ходы и выходы из которых знают лишь очень немногие проводники.

Здесь можно обнаружить и кустарные лазы, совсем такие же, а может и те же, что использовались еще в эпоху мудрого Сулеймана ибн Дауда. Их роют по старинке, под страхом расправы сгоняя мирное население и заставляя до изнеможения долбить камень.

Но гораздо удобнее, конечно, настоящие высокотехнологичные тоннели. С последними вышло жесткое недоразумение – «скандал в благородном семействе». Всю проходческую технику, используемую для работы здесь, некогда поставил Иран. Предназначалась она террористической организации «Хезболла» для рытья тоннелей против общего врага – Израиля. Та же, от щедрот, поделилась с не менее террористической организацией ХАМАС (запрещена в Иордании, Египте и ряде других государств). Но в нынешней войне эти террористические группировки оказались по разные стороны баррикады, и теперь бывшие хамасовцы, обученные инструкторами «Хезболлы», благополучно истребляют учителей при помощи тех самых дорогих подарков. Впрочем, что радует, им самим прилетает не меньше.

Кротовые норы

Пользуясь разветвленной системой подземелий, террористы быстро перебрасывают оружие, боеприпасы, людей и медикаменты. Там же под землей организовывают крупные оружейные и ремонтные мастерские. Оттуда же ведут минную войну, устраивая на своих подземных базах настоящие пункты управления загодя оборудованными фугасами.

Маскируя земляные работы и пряча от беспилотников, вертолетов и авиации выходы из своих крысиных нор, игиловцы и прочие бандформирования (ИГИЛ – организация, запрещенная на территории РФ) растягивают поверх стройки огромные брезентовые полотнища, камуфлируют их под цвет почвы, для верности присыпают песком, мелкими камнями и бетонной крошкой, втыкают сухие деревья. Зачастую вход в тоннель находится внутри целого или разрушенного гражданского здания, в скалах или в густых кустарниках.

Вход в подземелье террористов в Сирии. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС
Вход в подземелье террористов в Сирии. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Но война под землей все равно остается войной, и поднявший меч всегда рискует погибнуть от меча. Но и выжившим ранние седины гарантированы. На Ближнем Востоке «милые сюрпризы» для желающих скрытно передвигаться вдали от чужих глаз (и средств наблюдения) в порядке вещей. Они в этих местах изобретались еще строителями фараоновых пирамид. Как и в ту пору, в тоннели щедро сбрасывают скорпионов и кобр, ставят ловушки, обрушивающие на головы врага центнеры камней и песка, устраивают скрытые провалы и настороженные самострелы. Правда, теперь это уже не луки со стрелами, а поставленные на растяжку автоматы, да и мины внесли в короткую и бесполезную жизнь «подземных крыс» приятное (для всех остальных) разнообразие. Но суть борьбы «за недра» осталась прежней.

Взрывчаткой и водой

Многообразие применения тут минного оружия не знает границ. Под землей можно наткнуться на примитивные растяжки и разнообразные противопехотные и противотанковые, усиленные тротиловыми шашками мины, и на самодельные взрывные устройства из снарядов, минометных мин и всего, что только попадается под руку. Воспаленной конструкторской мысли здешних умельцев нет границ и пределов… Кроме того, правительственные войска прокладывают и собственные минные тоннели с сейсмодатчиками. Как только поблизости начинает сотрясаться земля от проводимых буровых работ, над будущим вражеским тоннелем устанавливается фугас и в нужный момент подземелье вместе с боевиками взлетает на воздух.

Применяются и современные ноу-хау. Так скажем в районе Дамаска правительственные войска, не имеющие (невзирая на обвинения) боевых отравляющих веществ, закачивают порой в выявленные тоннели боевиков воду из ближних (да-да, они там есть) болот. И контртоннельные рвы глубиной в 18 метров, которыми огораживают стратегически важные объекты, роются уже не кирками и лопатами, а вполне современными экскаваторами.

Найти и обезвредить

Разведка вражеских тоннелей на сегодня воистину залог победы в этой войне. Модна ныне аэросъемка здесь неэффективна, а вот древние приемы до сих пор действуют. Иногда на грунт просто ставят тазы с водой: когда под землей начинаются проходческие работы, вода подрагивает, демаскируя тоннель. Но все же георадары и датчики сейсмических аномалий куда надежнее и практичнее.

В освобожденных от террористов районах страны активно работают натренированные поисковые группы и ведется агентурная разведка. Обнаруженные подземные укрытия и ходы наносятся на карту, определяется их принадлежность и предназначение. После этого оперативно решается вопрос дальнейшей судьбы «находок». Они могут быть использованы для действий правительственных войск, могут служить ловушкой, туда могут поставить управляемый фугас. Если вход оказывается на территории, удерживаемой врагом, то он берется под скрытое наблюдение и в нужный момент по нему наносится ракетно-бомбовый удар.

Используя все перечисленные методы, удается обнаруживать до 20 тоннелей в месяц. Это, несомненно, немалый успех. Но он не является кардинальным решением проблемы – подземная война по-прежнему остается наиболее опасным и тяжелым участком продолжающихся боевых действий в Сирии.






Вам может быть интересно: