Кто вы, ординарцы Великой Отечественной – слуги, друзья или стукачи?

Даже сегодня, через семьдесят с лишним лет после Победы, немногие оставшиеся ветераны Великой Отечественной войны чаще всего в воспоминаниях стыдливо обходят тему ординарцев.
Василий Иванович со своим легендарным ординарцем Петькой. Кадр из кинофильма «Чапаев»

Еще со школьной скамьи советские пионеры знали, что в царской армии России существовал институт денщиков и ординарцев, которые выполняли при офицерах среднего и высшего звена роль прислуги. Они исполняли мелкие поручения, большинство из которых вообще не были связаны с несением воинской службы.

По большому счету это был паразитический слой, постоянно увиливавший от несения службы. Они считались главными сплетниками и спекулянтами российской армии и очень часто бывали биты сослуживцами.

Все равны, но не совсем

Великая Октябрьская социалистическая революция уравняла всех в правах, поставив, казалось бы, жирную точку в теме ординарцев, но реальность оказалась не такой и простой.

Несмотря на официальный запрет, первые командиры Красной Армии не только не отказались от барских замашек, но даже расширили штат ординарцев, сделав многих из них своими посыльными, вестовыми, конюшими и т.д.

Самым ярким примером ординарца того времени являлся известный герой анекдотов и любимец народа Петька, который ни за что конкретно не отвечал, но постоянно сопровождал Чапаева.

Слева направо в верхнем ряду Фурманов и Чапаев, в нижнем Петр Исаев (ординарец Петька) и Семен Садчиков. wikipedia
Слева направо в верхнем ряду Фурманов и Чапаев, в нижнем Петр Исаев (ординарец Петька) и Семен Садчиков. wikipedia

Безусловно, многие ординарцы гражданской войны шли в бой вместе со своими командирами, зачастую проявляя чудеса героизма и отваги. А тысячи из них так и не дожили до мирного времени.

С началом мирного строительства Красная армия стала превращаться в мощную армию, в которой должность ординарца была окончательно упразднена, поскольку предполагала эксплуатацию человека человеком, что противоречило идеалам марксизма. Небольшое исключение составляли адъютанты при командирах высшего звена. Но это были офицеры, выполнявшие роль секретарей, хотя услужливость продолжала приветствоваться.

Новой касте – новая прислуга

Конец тридцатых годов прошлого века ознаменовался постепенным восстановлением института ординарцев. Командиры среднего звена («буржуазное» слово «офицер» вернется в официальный лексикон только в 1942 году), которым по должности не был положен адъютант, начали привлекать для этих целей наиболее услужливых солдат своего подразделения.

Ординарцы освобождались от полноценного несения службы, находясь большую часть времени рядом со своим командиром. В их функции входило следить, чтобы мундир офицера всегда выглядел опрятно, а сапоги были до блеска начищены. Ординарцев использовали для различных поручений, в том числе и не служебного плана, предоставляя за это различные привилегии.

Зачастую их направляли и в подразделения для общения с сослуживцами. Ординарцы не только рассказывали интересные истории из жизни офицеров, но и сами внимательно прислушивались к разговорам, передавая их содержание своему командиру.

Впрочем, готовые служить кому угодно советские ординарцы систематически отчитывались и перед сотрудниками другой организации, носившей название НКВД. В чистках офицерского состава 1937–1939 годов большую роль сыграли и представители этого лакейского сословия, написавшие не одну сотню доносов на своих покровителей.

Превращение в телохранителей

Начало Великой Отечественной войны открыло новую страницу истории советских ординарцев. Особенности боевых действий в первые месяцы войны физически не давали офицерам времени следить за своим внешним видом, и многие из них больше напоминали партизан, чем кадровых военных.

Существует версия, что Иосиф Сталин лично дал команду обеспечить всех офицеров действующей армии, начиная с командира взвода, помощниками-завхозами. Ординарцы следили за внешним видом командира, находили место для ночлега, приносили еду и передавали приказы. Вместе с командирами они выходили на ночную проверку удаленных постов, рискуя стать жертвой вражеских лазутчиков и диверсантов, а также пули в спину, выпущенной затаившими обиду сослуживцами

Следует понимать, что Красная Армия несла большие потери и постоянно пополнялась новыми бойцами, многие из которых не любили Советскую власть, не хотели воевать и мечтали сдаться в плен фашистам. Ординарцы, являвшиеся неформальными посредниками между командиром и солдатами, слушали окопные разговоры, выявляя неблагонадежных бойцов. Последних незамедлительно «сдавали» сотрудникам НКВД, отправляя в штрафные батальоны на практически верную смерть.

По словам ветеранов, многие командиры не брали ординарцев с собой в атаку, поскольку те зачастую погибали от выстрелов в спину, что не только подрывало авторитет командования, но и вынуждало искать нового помощника.

Теневые «герои» войны

Мало кому известно, что именно ординарцы были завсегдатаями медсанбатов и пунктов связи, подбирая будущих пассий для своих командиров. Санитарки и связистки редко когда могли устоять перед боевыми офицерами с большой зарплатой и завидным положением, постепенно превращаясь в военно-полевых жен. Справедливости ради отметим, что известны тысячи случаев превращения военно-полевых браков в законные.

С началом освобождения оккупированных районов страны и особенно во время триумфального шествия Красной армии по странам Европы, многие ординарцы проявляли чудеса «героизма», добывая дорогостоящие трофеи для себя и своих командиров. Они открыто спекулировали продуктами питания, обмениваясь ими с местным населением, а пользуясь неформальными связями в кругу таких же ординарцев, организовывали пересылку трофеев на Родину.

Естественно, при составлении массовых приказов на награждение в них всегда находилось место для ординарца, который мог даже близко не находиться к зоне боя. Поэтому по окончанию войны почти все представители этого сословия оказались кавалерами различных орденов и медалей – в отличие от настоящих фронтовиков, гнивших в окопах под обстрелами и подставлявших грудь вражеским пулям.

С одобрения Сталина

Иосиф Сталин считал, что институт ординарцев, несмотря на отдельные перегибы, полностью соответствовал требованиям своего времени, что косвенно подтвердил, подписав 27 августа 1945 года «Приказ о введении штатных ординарцев для генералов и офицеров Красной Армии» № 0154. Данный приказ лишь узаконил сложившееся положение вещей.

Согласно требованиям этого Приказа, предлагалось официально предоставить штатных ординарцев для выполнения личных хозяйственных работ всем генералам и полковникам, а также офицерам, занимающим должности, начиная с командиров рот. Но вводилось ограничение, согласно которому было запрещено назначать ординарцами солдат, имевших среднее образование (с высшим образованием в те годы простыми солдатами не служили) и не желавших выполнять подобные функции.

После войны многие ординарцы оказались в незавидном положении, поскольку не могли демобилизоваться вместе с другими военнослужащими даже после написания соответствующего рапорта. Офицеры, понимавшие, что найти нового ординарца среди молодых призывников практически невозможно, сознательно теряли рапорты и документы на демобилизацию своих помощников, удерживая последних на службе вплоть до 1952 года.

В 1965 году с началом празднования Дня Победы многие бывшие ординарцы стали завсегдатаями патриотических мероприятий, проводившихся в учебных заведениях. Наравне с реальными героями они демонстрировали собственные медали и рассказывали истории ужасной войны, вызывая слезы и восторг у молодежи. Правда, зачастую забывали сказать, что не имели к этим подвигам никакого отношения.

Вам может быть интересно: