Цыганское несчастье

Газовые бунтовщики надеются на «жилищную амнистию»

 

Несколько дней назад мир узнал о существовании поселка Плеханово под Тулой. «А к нам из «Би-Би-Си» приезжали», - дернув меня за рукав, хвастается смуглый пацаненок лет девяти – Родриго. Местная молодежь, да и те, кто постарше, кажется, упиваются свалившейся на них славой. И даже перспектива остаться не только без благ цивилизации, но и совсем без домов (больше ста незаконных построек власти грозятся снести) не слишком обескураживает. Первую проблему решают закупкой газовых баллонов и электрообогревателей. Что касается второй… Это не первое предупреждение, поэтому обитатели табора верят, что тоже как-нибудь рассосется.

Фото Алексея ФОКИНА/«Комсомольская правда»

Фото Алексея ФОКИНА/«Комсомольская правда»

Напомним, отчего разгорелся сыр-бор в Плеханово – оно, кстати, считается самым крупным цыганским поселением в России. В середине марта во многих домах по всему поселку – а цыгане и русские живут буквально через улицу друг от друга, резко упало давление газа. Цыгане попытались сами разобраться, в чем дело, и выяснили, что в трубу попала вода. Но пока ковырялись в яме, кто-то вызвал аварийщиков. Те обнаружили несколько незаконных подключений. Подогнали экскаватор, чтобы раскопать и починить трубу, а заодно ликвидировать «левые» врезки, и тут началось. Навстречу ремонтникам выдвинулось пестрое цыганское «ополчение» из женщин, детей и подростков. В сторону рабочих полетели камни и палки, метким ударом бунтовщики вышибли стекло экскаватора, дым от горящих покрышек затянул округу. Вскоре в поселок прибыло серьезное подкрепление: с полтысячи ОМОНовцев и полицейских загородили щитами и дубинками заветную трубу, с которой под возгласы собравшихся возились газовики, - эффектная картинка облетела телеканалы. Четверых бузотеров оштрафовали на пять тысяч целковых за неповиновение стражам порядка. После чего толпа постепенно разбрелась, а во всем поселке вырубили газ.

Мы приехали в Плеханово через два дня после конфликта. На въезде разговорились с местными из русских. Виктор Иванович и Валерий Павлович, живописуя произошедшее, принялись нас отговаривать от затеи проникнуть в табор: «Тут до вас одни были, так им камеру разбили. Бежали до самого поселкового совета, только пятки сверкали!».

Несмотря на предостережение, мы двинулись к ромалам с единственной целью: понять, что же все-таки здесь произошло.

Распоряжение Брежнева

У просторного дома под мощной полукруглой крышей полно ребятни. Под нескончаемый гомон нас проводят внутрь. Хозяйка Настя кутается в пуховый платок: несмотря на обогреватель в комнате зябко. Обстановка впечатляет: повсюду узорчатые ковры, лепнина, много позолоты, грудастые статуи в арках.

- Когда вам газ обещают дать? – интересуемся.

- Никогда. Говорят, пока дома в собственность не оформите, не ждите. Еще и свет с водой грозят отключить. А как их оформить? У нас документов на землю нет, а без них никак. Когда строились, никто никаких разрешений не требовал. Из 300 домов меньше ста зарегистрированы. Остальные могут снести. В мае.

Постепенно в дом набивается все больше народу, подтягиваются соседи. Никто на нас не кидается – наоборот. Очевидно, люди рады поговорить. «По-дурацки вышло с ОМОНом», - как будто оправдываются наши собеседники. И объясняют: они решили, что технику подогнали, чтобы их дома снести, поэтому так буйно отреагировали. С газом бы они разобрались, не в первый раз. А тут на тебе - с полицией пришлось воевать. Оба барона, возглавляющие табор, уже извинились за соплеменников перед телекамерой.

Люди рассказывают историю поселения. Оно появилось в 1961 году. К осевшим на тульской земле молдавским цыганам – котлярам - быстро подтянулись сородичи и друзья. Без конца рождались дети. Табор быстро разрастался, дома ставили произвольно, кому как нравится. Сейчас в нем около трех тысяч человек зарегистрированы официально и почти столько же живут без ксивы. Маленькое цыганское царство.

- Разрешение селиться на этой земле дал нам сам Брежнев – у меня бумага от него имелась, – горячится Роман. У него золотые коронки и один глаз: последствия сахарного диабета. Говорит Роман складно и цветисто, хотя за спиной – признается - всего три класса образования. Это его огорчает.

- Цыганская жизнь тяжелая. Я с десяти лет ходил с отцом. Брался за любую работу, случалось, воровал. Нас сейчас гонят с места. Хотят, чтобы мы к прежнему ремеслу вернулись? Наши женщины работают в совхозе «Приупский», мужчины тоже вкалывают: летом на дачах, зимой квартиры ремонтируют. Металлолом собирают, аккумуляторы сдают. Были времена – на заводе «Электропривод» трудились. Но Горбачев - дай Бог ему рога – Советский Союз развалил. И завод накрылся. А теперь никуда не устроишься. Считается, что цыгане неблагонадежный народ. Как только слышат, что из Плеханово, все, от ворот поворот. На заводы, на фабрики нас не принимают, потому что нужно иметь грамотность или опыт. В магазины наших грузчиками иногда берут, но не больше двух человек сразу, - сетует он.

- Мы вовсе не отказываемся от того, чтобы жить цивилизованно, - убеждает нас Роман. - Платить за газ, воду, свет. Но нам не дают. Два года назад все лето ходил какие-то документы оформлял. А оказалось, зря. Сказали, будем ломать, и все.

Барон цыганского поселения Борис

Барон цыганского поселения Валерий

Родить в 15 лет

На 128 домов, о которых говорил Роман, у их обитателей действительно нет никаких документов. С остальными строениями тоже не все ясно, но что-то имеется, - цыгане, с которыми мы познакомились, демонстрируют пачку всевозможных свидетельств и договоров. Барон табора – Валерий Ристович Мунчан объясняет:

- В 2009 году нашу общину включили в программу благоустройства поселка. И газопровод там был, и дороги. Правда, чтобы дороги проложить, пришлось бы снести часть домов, но мы даже на это согласились.

В 2013 году нам сказали, что надо оформить землю: взять в аренду или собственность. У меня и до этого она была в собственности, но теперь оказалось, надо по-другому. А для этого не хватает какой-то бумаги.

- Вчера спрашиваю газовщиков: «Мой дом оформлен - могу я за свой счет подключить к газопроводу 20 домов, чтобы люди не мерзли?». А мне: «Нет, вы не можете – «Горгаз» за это должен отвечать».

Остается складывать печки из кирпича - пока еще есть дома. Почему, когда мы начинали строиться, нам никто не сказал: уезжайте, тут нельзя оставаться?!

Между тем, жена Валерия Луиза вспоминает историю, как ее с другими цыганками и детьми - всего около 30 человек не пустили в тульский Белый дом: ходоки устремились в коридоры власти по наболевшему жилищному вопросу, но их развернули.

Луиза приносит чай с ломтями лимона и яблока – по цыганскому обычаю – и неожиданно теплеет.

- А вы знаете, что у нас в таборе растут дети из детского дома? У нас такой закон: если ребенок остался без матери, его надо взять к себе.

У самой у нее, - хвастается – шестеро детей плюс 24 внука! 

- Рожаем, сколько Бог даст, аборты не признаем. В 15 лет девчонки уже с пузом ходят. Так, без росписи, кто ж ее распишет. А в 30 лет становятся бабками.

На вопрос, не считают ли они это растлением малолетних – по российским законам – Луиза деликатно помалкивает. 

Потом нам все хором рассказывают про цыганскую школу: в таборе с 2005 года работает «началка» с 1-4 классами. Женщины хвалят директора Любовь Валерьевну Горохову – за чуткость. В других школах детей, часто разного возраста, помещают в отдельный цыганский класс и, бывает, вообще не допускают к занятиям. Так было на Косой горе, где разместился второй табор. На отдельный класс детей там не набралось, и руководство школы решило распустить их по домам. После того как родители цыганят пожаловались в Европейский суд, детей вернули за парту. 

Наконец беседа доходит до интимных сфер.

- Хотите узнать, на какие деньги мы построили свои дома? – поднимают больную тему ромалы. – На кооперативах заработали. Когда они процветали, мы для сельского хозяйства много чего делали: корыта, емкости, покрытия всякие. Хорошо получали. Но многие дома стоят недостроенными, потому что деньги кончились.

- А наркотиками торгуете?

- Нет! – выдыхают разом. – В Великий пост врать особый грех, так что можете поверить на слово. Напишите о нас хорошо, ладно? У нас есть бабушка Люба, гадалка, так вот она порчу на всякого наведет, если что не так. Тут один что-то плохое сказал – шагу не успел сделать, оступился и упал.

Встречаем детей из школы

Жителей поселка не слишком радует беспокойное соседство.

- Компании цыганские могут остановить, по карманам полазить, телефон отобрать, - жалуется Владимир, он работает водителем. - Детей до пятого класса в школу одних не отпускаем, обязательно надо встречать. Помню, случай был. У знакомой семьи после умершей родственницы остался дом – большой, трехэтажный, как раз рядом с цыганским поселком. Хозяева хотели этот дом продать. Но тут цыгане пришли, попросили: «Продайте нам». Естественно, почти задаром. А дом хороший, крепкий, и люди не согласились. После чего его полностью разграбили. Рамы, двери вышибли. Приехала полиция: «Это дети», - говорят. На том все и закончилось. Продали его за копейки, лишь бы отделаться.

- Наркота? Не знаю, как сейчас, но раньше со 191 километра – это ближайшая станция, вереницы молодых людей сюда тянулась. Неподалеку от моего дома один откинулся прямо в огороде, - продолжает Владимир. - А газ этот цыгане воруют уже лет 15. Как и свет. Бывает, приезжают электрики, отрезают провода неплательщикам. Но едва он скрывается из вида, они тут же ставят лесенку – раз и прикрутили. С газом то же самое. Врезку сделать очень просто. Нужен сварщик более-менее квалифицированный и все.

На самострое кто-то хорошо наживается

К воровству цыган подталкивает не национальная традиция, а банальная невозможность сделать все по закону

- Лично мне цыгане ничего плохого не сделали, и по-человечески я, пожалуй, за то, чтобы им дали зарегистрироваться, ведь они столько лет уже здесь живут. Но если их оставят, возникнет прецедент Косово, - со знанием дела рассуждает бухгалтер Татьяна. - Чем тогда были хуже те люди, у которых посносили дома, например, в Подмосковье? Там капитальные постройки проходили как дачные и тоже были единственным жильем, но на это не посмотрели. Это момент социальной справедливости. Местная администрация говорит, что все разрешится в два дня. Как? Бульдозеры приедут? Интересно.

Мне кажется, тут вопрос в земле: если кому-то она понадобится – всех снесут. Если она никому не нужна – оставят. Еще вопрос: почему администрация до сих пор «не знала», что на подведомственной ей территории есть самострой? Значит, до этого всех все устраивало, - ведь цыгане много лет не платили ни за газ, ни за свет, ни за воду. Люди пытались сделать все по закону, но это оказалось невозможно. Даже при том, что с 2006 года в России идет дачная амнистия - упрощенная регистрация прав на земельные участки и находящиеся на них строения. Чтобы оформить свидетельство о собственности, надо предъявить любой документ, подтверждающий право на землю. Это может быть выписка из похозяйственной книги, постановление сельсовета или акт местного органа госуправления в произвольной форме. Но за десять лет амнистии никому из цыган не удалось узаконить постройки. Почему? По России таких таборов, как в нашем Плеханово, я уверена, сотни. И то, что они существуют, наверняка кому-то очень выгодно.

Подключение к сетям доходит до 800 тысяч рублей

Предельно емко по газовой проблеме на примере тульского поселка высказался политолог Георгий Бофт:

- Проводить газ в самострой формально нельзя. Однако едва вспыхнул бунт, то, что было нельзя, оказалось можно. Жителям не только стали разъяснять, что и как им надо делать с бумагами, но и обещали помочь и - о чудо! - даже закрыть глаза на многие формальности.

Выясняется, что незаконные врезки в газовую магистраль существовали годами. На них обратили внимание лишь после масштабной аварии. Видимо, постоянный рост тарифов на газ позволял монополистам закрывать глаза на такие «мелочи». Чай, не Украина газ ворует, а свои. Хоть и цыгане. Между тем, проблема законного подключения к газовым сетям существует по всей стране. Россия газифицирована лишь на 60 процентов, а в сельской местности еще хуже. Реальная стоимость подключения частных владений по разным регионам зависит исключительно от аппетитов и наглости местных газовых монополистов. Хотя чиновники уверяют, что подключаться к сетям становится все легче и легче. К примеру, они говорят, что в Подмосковье вам обойдется это не более чем в 50 тысяч. Может, где-то и есть такие заповедные места. Но мне лично еще несколько лет назад это обошлось в 300 тысяч, а сейчас в Интернете полно объявлений и рассказов очевидцев на форумах, где фигурируют цены до 800 тысяч и более. Процесс сбора бумаг, составления и, главное, согласования проектной документации как будто специально придуман так, чтобы вы сами пришли ножками на поклон к многочисленным пасущимся вокруг газораспределительных организаций «жучкам» и контрам. Можете, конечно, и сами торить путь. Но эту дорогу, глотая пыль, осилит не всякий идущий. Несмотря на постановление правительства от 30 декабря 2013 года, которое вроде призвано было и упорядочить правила присоединения к газоснабжению, и ценообразование привести к общему знаменателю. Правда, то же постановление монополизировало весь процесс присоединения в руках региональных газораспределительных организаций. Вот они и резвятся.

Притом, что тарифы на газ неуклонно растут. 15 лет назад отопление дома площадью метров 150 обходилось вам тысячи в полторы за отопительный сезон, теперь от трех до пяти тысяч в месяц. В этом году тарифы снова поднимут - на 8,5 процентов. По ценам на газ для населения мы уже сравнимы с Америкой и догоняем те страны Европы, где своим газом и не пахнет. За среднюю российскую зарплату можно купить газа примерно столько, сколько в Бельгии, где газа своего нет. Или в Великобритании, где климат куда теплее, а структура расходов вообще другая. Даже газовый счетчик установить десять лет назад стоило 500 рублей, а сейчас от 10 до 15 тысяч. Кстати, в ряде европейских стран, таких, как Германия, Швеция и Финляндия, подключение к магистральному газу вообще бесплатное. На таких условиях, может, любой цыган бы подключился.

Вам может быть интересно: