Ученого-арахнолога обвинила в сексуальных домогательствах чеченка-беженка

Александр Громов полгода доказывал свою невиновность в Германии
Александр Громов

С 26-летней дагестанкой из Чечни - Седой САИДОВОЙ бывший научный сотрудник Института зоологии МОН Республики Казахстан Александр ГРОМОВ познакомился в службе социальной помощи в ФРГ, где он работает водителем. Молодая женщина тут же рассказала плачевную историю, что органы опеки Германии забрали у нее ребенка в детский дом. Александр организовал сборы средств на адвоката, чтобы помочь матери, и выиграть судебный процесс. Каково же было удивление, когда в один из дней в дом к ученому пришли полицейские: Седа Саидова обвинила Александра Громова в сексуальных домогательствах.

Очевидно, идея – обвинить в сексуальных домогательствах близкого человека – пришла в голову Седе Саидовой после прочтения публикаций об американском режиссере Харви Вайншнейне, которого звезды-актрисы одна за другой уличили в низменных страстях. Жертвой беженки стал ученый-пауковед, Александр Громов, отец семейства, который полгода доказывал свою невиновность.

Александр Громов

- Вышло так, в 2013 году мы всей семьей решили переехать в Германию из Казахстана, - рассказал Александр Громов. – Ни я со своим статусом ученого, ни жена, которая имеет два образования – биологическое и лингвистическое – не смогли устроиться в городе Майнце на работу. Научную карьеру я закончил, правда, иногда публикую статьи, езжу на конференции, хотя это в Германии тяжело. Поэтому я устроился водителем в социальную службу помощи пожилым и малоимущим людям. Казалось, жизнь вошла в нормальное русло: младшая дочь вышла замуж за немца, сын ходит в школу в третий класс. Но ситуация в Германии с наплывом беженцев сильно обострилась. Общаясь со многими, я не редко слышал, что они приехали по поддельным документам и звать их совсем иначе. В полиции беженцы придумывают истории о том, как их притесняют в родных странах и какой там террор. Меня всегда волновал Ближний Восток, так как там большое разнообразие скорпионов и пауков, наверное, поэтому мне интересна и культура этих народов. В Германии я решил наладить контакт с беженцами, а так как у меня есть машина, то я часто помогаю им с покупкой мебели, ремонтом, открытием банковских счетов. В какой-то момент я познакомился с 26-летней девушкой из Чечни - Седой Саидовой. Она рассказала, что в 2015 году бежала из Чечни во Францию с двухлетним сыном - Амиром Шахидовым, которого она тайком забрала у дедушки с бабушкой. Ее муж в настоящее время с марта 2014 года, вроде, в Иркутске отбывает срок по статье «наркоторговля группой лиц». Мне Седа рассказала, что муж гулял, и когда он сел на 11 лет, его родители не пустили ее домой, а сына не дали видеть. Она показала мне диплом психолога и школьный аттестат с отличием, но только почему-то Седа писала даже такое слово, как «хорошо» с ошибками.

Саидова Седа

- Она попросила политический статус беженки, рассказывая, как ее тиранят в России. И вы решили ей помочь?

- История грустная. Седе в ноябре 2016 года в Германии не дали даже гуманитарного статуса беженки, и тогда она решила бежать в Бельгию с сыном к боевику, сражавшемуся в чеченской войне против федеральных сил. Пожив там какое-то время в качестве его очередной жены, она стала писать своему другу, беженцу из Сирии - Хасану, сообщения о том, что чеченец ее бьет, и все очень плохо. Правда, кольцо с бриллиантами и прочие украшения, которыми ее одаривал бывший боевик, свидетельствовали об обратном. Одновременно с этим на чеченца Седа жаловалась и семье Штукерт (с Анастасией Штукерт-старшей она до того познакомилась в месте бесплатной раздачи продуктов малоимущим в Германии, - Н.М.). В декабре 2016 года семья Штукерт помогла ей бежать из Бельгии от «мужа» снова в Германию, а, чтобы ее не выдворили, инициировать попытку самоубийства, порезав вены. Так, Седа первый раз в первых числах января 2017 года попала в психиатрическую клинику. Штукерты обещали помочь Седе и предложили уход за ее ребенком, пока она полежит в психушке.

Саидова Седа

Секс-гигант

- И что случилось потом?

- И тут, не знаю, что случилось, но «подруга» Седы, Анастасия Штукерт-младшая, рассказала в органах опеки, что Седа бьет сына. Якобы она видела, как та его отшлепала, когда он выбежал на проезжую часть дороги. На этом основании ребенка в первых числах января 2017 года у нее органы опеки забрали и подали бумаги в суд на лишение родительских прав. В документах было написано, что она однажды не вовремя забрала мальчика из детского сада, опоздав на десять минут. Когда Седа услышала, что ее ребенка семья Штукерт отдала в детский дом, то убежала в психбольнице в туалет и стала там резать себе вены уже по-настоящему. Дверь взломали, ее скрутили, и, что-то вколов, поместили в связанном состоянии на неделю в подвал, где держат в психиатрической клинике особенно буйных. Через полтора месяца Седа выписалась из психбольницы. Психотропные препараты возымели свое действие: она, принимая их, внешне стала более покладистой. После психиатрической клиники Седа продолжала общаться с семьей Штукерт, часто у них по дому работала. Когда же Седе от судьи по почте пришел документ о том, что в определенный день в июле 2017 года назначено судебное заседание по лишению Седы родительских прав, Штукерты начали отшучиваться и говорить, что это лишь формальности и ничего более, что ничего страшного не будет, если она не будет иметь прав на своего ребенка. Седа им не поверила и обратилась ко мне.

Саидова Седа

- И что вы сделали?

- Я начал связываться по интернет-сети с различными правозащитниками по всему миру, вышел на Европарламент и на уполномоченную по правам ребенка при президенте Российской Федерации. Основная масса моих обращений, к сожалению, осталась без ответа, но председатель из Европейского бюро по правам человека «схватил ситуацию на лету» и начал очень активно помогать в поиске адвоката для Седы. Он также помог нам разобраться в вопросе с юридическими нюансами. Адвокат был найден, но она заявила, что приступит к делу лишь в том случае, если через неделю деньги в размере 1500 евро будут лежать на столе. Таких средств у Седы не было, и я активно принялся к сбору финансов для адвоката, потому что иначе мать бы не увидела сына. Собрав в фейсбуке по своим друзьям около девятисот евро, мы выиграли процесс, и Седу не лишили родительских прав. Правда, ребенка не отдали, так как так называемый «югендамт» подал апелляцию. Но пару часов в два-три месяца Седа видела Амира: его привозили из приюта на машине. Вот тогда Анастасия Штукерт-младшая стала оказывать психологическое давление на Седу: если та станет со мной общаться, то ребенка не увидит никогда. В итоге они ничего лучше не придумали, как в сентябре 2017 года написали на меня заявление о сексуальном домогательстве и физическом насилии. Полиция запретила мне даже подходить к Седе, я заблокировал все телефоны и иные контакты с ней. Я не мог понять, что происходит, и, главное, почему она это сделала.

Сын Саидовой Седы Исламовны Шахидов Амир Русланович

- Что было написано в обвинении?

- Я впервые столкнулся с немецким правосудием. Когда меня вызвали в полицию на допрос, то мой адвокат потребовал мое дело у полицейских для ознакомления. Никто ничего ни мне, ни ему не дал. Только через семь месяцев мы с адвокатом увидели бумаги. В деле было написано, что я однажды в конце августа 2017 года приехал к Седе домой, бросил ее на кровать, и она ударилась о что-то ногой. Седа предоставила в полицию нашу с ней переписку и видеоролики, где мы с ней общались, а также Анастасия Штукерт постоянно переводила на немецкий мои пророссийские публикации в фейсбуке и передавала эти переводы вместе со скриншотами в полицию. То есть, выходит, они обе за мной следили. Вспомнить, что я делал в этот день, когда прошло семь месяцев, не так просто. По немецком законам мне грозила тюрьма и большой штраф. Помогло то, что я работал водителем. В  день «сексуальной активности» я ездил по разным городам, о чем есть отметки в журнале водителя. Я предоставил даже фотографии спидометра, и показания десяти свидетелей, с которыми были встречи в этот день, а также выписки с моего банковского счета о том, что в тот день и в тот час я находился совсем в другом городе, где платил со своей банковской карточки в магазинах. Оказалось, Седа уже одного бургомистра развела таким способом на деньги. Когда адвокат ознакомил прокурора с этими данными, тот закрыл дело против меня. Тогда, видимо, Штукерты, или другие люди, которые за этим делом стоят, поняли, что меня не посадить, и решили упечь Седу года в психушку в третий раз и уже надолго. Думаю, чтобы она не сказала, чего лишнего.

- Почему вас беспокоит ее судьба после всего сделанного?

- Я знаю мальчика. Мне не безразлична его судьба. У русского ребенка есть отец и бабушка с дедушкой, которые, надеюсь, его разыскивают. Они живут в городе Грозный. Мне бы хотелось, чтобы о ситуации узнал Рамзан Кадыров, и помог вернул Амира на родину. Иначе он попадет в приемную семью и останется без родных.

Вам может быть интересно: