Игорь Заслонов: «Моего 11-летнего сына почему-то зачислили в старшую группу»

Сева ЗАСЛОНОВ - один из детей, кто погиб в карельском экстремальном лагере «Парк-отель «Сямозеро». 11-летний мальчишка попал в отряд «Поморы» к ребятам и девочкам 13 лет. Его отец Игорь ЗАСЛОНОВ до сих пор не понимает, как его сына могли зачислить в эту группу, если он не достиг нужного возраста.

- Я многодетный отец, но хорошо представляю, что чувствуют матери, у которых погиб единственный ребенок, - поделился юрист Игорь Заслонов. - С матерью Севы мы развелись, когда ему исполнилось три года, но я делал все возможное, чтобы участвовать в его воспитании. В 2012 году мы отдыхали с сыном в Турции, нам там очень понравилось. С новой семьей мы ездили по социальной путевке, которую выдал Департамент труда и социальной зашиты населения города Москвы, в Болгарию. Не сказать, что сказка, но море теплое и чистое, питание неплохое. Главное, что я сам следил за детьми. Однако эти путевки предоставлялись только детям до семи лет. Правительство Москвы ребятам старшего возраста дает путевки в другие места. Этому департаменту выделялись из бюджета деньги, и он выбирал определенные лагеря. Я не считаю, что Карелия - подходящий регион для детского отдыха.

- Почему?

- Там очень красиво, но вода прогревается летом только до 14 градусов. Я служил в Карелии и знаю, что климат там сырой и для детского здоровья не самый лучший.

- Так кто, по-вашему, виновен в трагедии в первую очередь?

- Уверен, что корень зла надо искать среди чиновников в Департаменте труда и социальной защиты населения города Москвы, которые выбрали этот лагерь. На один лагерь приходилось только 50 миллионов рублей. Схема следующая: «Экономь деньги, госпожа Елена Решетова (директор «Парк-отеля «Сямозеро». - Н. М.), мы потом их поделим». За пять лет лагерь принес им сотни миллионов рублей. Но дети из многодетных и малообеспеченных детей - не пушечное мясо и не бизнес-проект. Год за годом выбирался для отдыха лагерь, на который была масса нареканий, в прошлом году его после многих сигналов родителей проверяла прокуратура. Сейчас эти трагические события обставлены как роковая случайность. Но это была система, которая и прежде постоянно давала сбои, но не в таком страшном масштабе. Для кого-то в этом департаменте дети из малообеспеченных семей - расходный материал. Думаю, отпрыски этих чиновников отдыхают в других лагерях.  

- Как вы считаете, виноваты ли воспитатели - студенты педагогического училища? Или они были обязаны подчиниться руководству лагеря?

- Да, виноваты. Потому что никакой преступный приказ нельзя оправдать. Воспитатели - совершеннолетние граждане, которые должны нести ответственность. Получается, они подневольные люди, которые обязаны проходить практику под угрозой отчисления. Надо проверить, в каких отношениях находится руководство педагогического вуза с директором лагеря. Почему педагогов не учили самому важному: нести ответственность за жизнь детей? Сейчас из них кое-кто пытается сделать героев. Но сначала они должны были отказаться везти детей на верную смерть.

Директор лагеря Елена Решетова заявила, мол, вообще не виновата. Как юрист, я абсолютно уверен: понести наказание должны все виновные в гибели детей - директор, его заместитель, инструкторы, вожатые. О плохом прогнозе погоды знали, но детей все равно отправили в плавание по ледяной воде. Да педагоги каждый день должны обрывать телефон МЧС и спрашивать о погоде! Почему на спасение выехали 500 сотрудников МЧС, в то время как при экстремальном лагере не были ни одного сотрудника, постоянно контролировавшего ситуацию? Какой смысл в этих 500 сотрудниках, если речь идет о предотвращении таких трагедий?

 

Вместо леса - в ледяное озеро  

- Вы знали, что Сева поехал в лагерь?

- Я был уверен, что сын на даче родителей бывшей жены. Мне сообщили о гибели Севы по телефону. Никогда не думаешь, что такое горе обрушится именно на тебя… Последний год мы общались только по телефону. И вот теперь я увидел сынишку в морге… На нем был спасательный жилет. Почему его не сняли? Или надели уже на мертвого? Показуха?

Севе 26 июня исполнилось бы 12 лет, и, как он попал в отряд «Поморы» для 13-летних, мне не понятно. Сын был невысокого роста, худенький, но спортивный, умел хорошо плавать. Когда я сына спрашивал, где он стоит на физкультуре, тот отвечал: «Я - предпоследний, за мной девочка». Если речь идет об экстремальном лагере, где есть катание на лодках, а вода холодная, каждый год важен. Воспитатели обязаны были проверить дату рождения. Даже к окончанию смены, 23 июня, ему было бы только 11. Он должен был входить в группу «Следопыты», которые изучали лес, собирали грибы и не заходили в воду. Одноклассник Севы попал как раз в такую группу и вернулся домой живым и здоровым. Даже если ребенок просится к ребятам постарше, есть вожатые, которые должны объяснить ему, что этого делать нельзя.

- Бывшей жене надо было перед отправкой сына на отдых посоветоваться с вами?

- Ольга решила, что ребенку пора социализироваться, хотела, чтобы он возмужал. Созванивалась с Севой каждый день. Говорила, что голос сына звучал бодро и он был доволен.  

Винить Ольгу в данной ситуации нет смысла. Она такая же, как и остальные обманутые матери. Оля рассказала, что ей объяснили, дескать, в лагере прекрасные условия, показали видеоматериалы. Лагерь под управлением правительства Москвы. Звучит гордо и солидно, это не шарашкина контора. Я же никогда в жизни не слышал про этот лагерь. Жертвой обмана мог бы стать и я.

- Какую материальную компенсацию вам пообещали?

- Расходы на похороны полностью взяло на себя государство, в том числе были оплачены и поминки. Компенсация морального вреда, как я понял из прессы, - 1 миллион рублей. Но разве деньги могут восполнить боль утраты?

Приятно было слышать хорошие отзывы учителей на похоронах. Сева интересовался спортом, космосом, был разносторонним мальчиком. Очень надеюсь, что смерть Севы сделает нас лучше, научит внимательней относиться к нашим детям.

- У вас новая семья. Вы сообщили братьям Севы о его гибели?

- Да. Они еще маленькие и не воспринимают его смерть как невосполнимую утрату.

 


Комментарий адвоката семьи:

На сегодняшний момент семья потерпевших Заслоновых ожидает следственных органов в отношении конкретных должностных лиц с целью установления виновных и последующего привлечения к уголовной ответственности, - говорит адвокат Тимур Маршани. - Невосполнимая потеря как смерть ребенка не может быть восполнена денежной компенсацией в пользу законных представителей — отца и матери. Однако итоговый приговор суда в должной мере позволит избежать подобных ситуаций, имевших место с погибшим ребенком.

Вам может быть интересно: