X

Ногасуй - как национальная идея

Наш алкогольный обозреватель, Вовочка Казаков, выяснил, где родина футбола
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Явная примета наступившей весны, кроме проснувшихся между оконных стекол мух и повсеместно всплывшего собачьего дерьма, без сомнения, начало нового футбольного сезона. Ну и я на неделе пришпилился к телевизору. Чтобы в курсе быть. Чтобы было о чем на работе потрындеть.

И вот что скажу вам прямо в лицо, в прямом эфире. Неплохо бегают ребята по полю. В начале сезона давненько такой прыти не было видно! Вернувшийся Сычев забивает просто на раз, спартаковец Павлюченко, глядишь, через пару матчей, научится попадать в ворота, герой отборочных матчей Евсеев, прическу закосил под панка. Я даже недавно позвонил Вадику, спросил что у него с головой, и вкратце поведал, что абсолютно идентичная прическа случается у меня самого, после трехдневного жесткого запоя. На что услышал в свой адрес, те же милые и родные для русского уха идиомы, которыми футболист приветствовал валийских болельщиков после матча Россия - Уэльс.

Но это как говорится присказка. Посмотрев, как наши футболисты девяносто минут валяют дурака с мячиком, я неожиданно вспомнил вот какую занимательнейшую историю.

Играть по-русски

Случилось мне в конце семидесятых годов работать в Военно-Историческом архиве. Там то я и познакомился с прямо скажем, выдающимся историком еще старой школы по имени Казимир Саввич Морозяк. Он явно выделялся среди обычных сереньких архивных крыс, необыкновенными знаниями российской истории, и абсолютно лысым черепом с копной рыжих волос, растущих непосредственно из ушей. Однажды, прослышав о моей страсти к футболу, он принес пожелтевшую пачку листов исписанных мелким почерком. «Это труд всей моей жизни, почитай» - продекламировал старик и гордо удалился.

Я ознакомился и ахнул. Этот, прямо скажем, выдающийся ученый муж, на пальцах доказывал, что футбол изобрели ни какие-то просвещенные британцы, а наши русские люди. Причем еще в XVI веке. Попытаюсь изложить по памяти некоторые аспекты этого труда скромного доктора исторических наук., царствия ему небесного.

Значит так, в некоторых списках Ипатьевской летописи, русская народная забава «ногасуй», так тогда именовался футбол, впервые упоминается под 7064 годом от сотворения мира, то есть в 1556 году по новому стилю. При царе Иване Васильевиче Грозном. Особенно игра получила распространение во времена опричнины. Для молодых читателей, сообщаю что опричнина - это, по сути, параллельное правительство, ну типа администрации Президента. Так вот работники тогдашней «администрации» и увлекались этим «ногасуем». По несохранившимся записям католического монаха Антония Поссевина, как раз в те годы болтавшегося в Москве, игра происходила следующим образом.

Сказание о колобке

Две группы опричников гоняли ногами круглый предмет, сделанный из запеченного хлеба, стремясь затолкать его в ворота Кутафьей башни Белого города. Понимаете теперь, откуда в народном фольклоре, возник Колобок! Это же просто-напросто современный футбольный мяч!

Идем дальше. До сих пор историки спорят, зачем опричники украшали себя волчьими головами и метлами? Доходят до глупости. Мол, это был символ преданности государю и желание вымести всю крамолу. Смешно. Все гораздо проще. Это всего-навсего футбольная символика. Тогда на Руси было всего две команды, и чтобы отличить своих от чужих, одни привязывали к поясу головы, другие метлы. Точнее не метлы, а березовые веники. Матчи обычно происходили по субботам, когда испокон века на Руси был банный день. Они и присобачивали их на одежду. Ну, а в будние дни, для понту, тоже продолжали ходить: кто с мордами, кто с вениками. Ну, как нынешние фанаты: кто в спартаковских шарфах, кто в динамовских шапочках.

Ату, Елизавету!

Представьте, какой шок я испытал, читая замечательное повествование Морозяка. А сколько там еще было интересного… Что английский купец Дженниксон побывав в Москве, рассказал о замечательной игре королеве Елизавете, что английский футбольный термин «аут», восходит к русскому «ату», что значит «держи его», «хватай». И много, много другого, бесспорно доказывающего наш приоритет в самой популярной игре в мире.

Охваченный гордостью за Россию, за неслыханное открытие русского ученого, я подумал вот о чем. С какого перепуга Великобритания как основательница футбола, представлена четырьмя командами: Англией, Шотландией, Уэльсом и Северной Ирландией. Надо немедленно направлять депешу в ООН, в Гаагский суд по правам человека, доказывать наши приоритеты и строго требовать увеличения представительства нашей страны на футбольной арене. Но первым делом, я бы посоветовал мэру Москвы, Юрий Михайловичу Лужкову, сделать вот что. Знаете, где находилось первое историческое поле для ногасуя, то бишь для футбола? Аккурат на месте сгоревшего недавно Манежа. Раз он уж все равно пропал, надо запрячь Церетели и поставить на этом месте памятник безвестным русским опричникам, основателям всего мирового футбола. Вот вам и национальная идея и всемирная гордость. Чтоб некоторые западные недоумки не думали, что кроме автомата Калашникова мы ничего изобрести не можем.






Вам может быть интересно: