X

Сердцееды

Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:
МУЖЕЕДКА: супруг в томатном соусе казался ей деликатесом

МУЖЕЕДКА: супруг в томатном соусе казался ей деликатесом

Целый год шло следствие. Пензенский областной суд вынес приговор по делу о двойном убийстве. Собутыльники не ограничились банальным душегубством. Одну из своих жертв они использовали в качестве… закуски к спиртному. 44-летний организатор преступления получил 23 года лишения свободы. Его сотрапезники проведут в местах не столь отдаленных по 14 лет.

Геннадий МАРЧЕНКО

Освободившись в январе прошлого года после очередной отсидки, Виктор Шмелев по кличке Шмель приехал к жене Людмиле. Квартира моментально превратилась в притон. В начале апреля прошлого года на очередную пьянку нагрянули гости. Анатолии Гамаюнов, его жена Дания да еще брат и сестра Трещевы - Евгений и Ирина. Все участники застолья к тому времени уже имели за плечами судимости. Еще одной, случайной, участницей попойки стала Тамара Морозова, с которой Виктор был знаком с детства. Приняв на грудь до одурения, Шмелев вдруг предложил разделаться с подругой. Ни с того ни с сего ему стукнуло в башку, будто Тома - осведомительница в милиции. Общая одурь была столь сильна, что никто из собутыльников даже и не подумал возразить. Дания, Ирина и Евгений завели жертву в спальню и принялись душить. Морозова успела позвать на помощь Люсю, жену Шмеля. Но Виктор преградил супруге дорогу:

- Нечего тебе там делать, если сама не хочешь оказаться на ее месте!

Вскоре все было кончено. Дождавшись вечера, участники преступления на санках отвезли труп к реке Суре и сбросили с моста в воду.

Муж под кетчупом

Через несколько дней вся шайка-лейка вновь собралась на квартире Шмелева. Водка лилась рекой. И снова попойка закончилась убийством. Рюмка за рюмкой, слово за слово - и вскоре между Шмелевым и Анатолием Гамаюновым возникла пьяная ссора. Мужики пошли разбираться во двор. Третьим в эту компанию затесался Евгений Трещев.

РЕЦИДИВИСТЫ: Трещев и Шмелев закусывали с аппетитом человечиной

РЕЦИДИВИСТЫ: Трещев и Шмелев закусывали с аппетитом человечиной

Выйдя за порог, Шмель тут же ударил Гамаюнова в лицо и накинул на его шею заранее приготовленную веревочную петлю. Завязалась борьба. Противники упали.

- Чего стоишь, помогай! - приказал Шмелев Евгению. Тот крепко ухватился за второй конец веревки. Убийцы оттащили труп в летнюю душевую кабинку, после чего, тут же забыв о содеянном, радостно отправились допивать спиртное.

Вскоре выяснилось, что на фоне обилия водки возникла проблема с закуской.

- Ща бы бульончик, да с потрошками! - мечтательно вздохнул Шмелев. Тут он вспомнил об убитом. - А что, ливерок-то его сейчас в самый раз пригодился бы! - подмигнул собутыльникам Виктор.

Идея душегубам пришлась по душе. Нелюди вернулись к мертвецу. Отрубили голову. Слили кровь. Выпотрошили внутренности и бросили их на сковородку. Жарили с томатной пастой...

Когда блюдо было готово, с аппетитом набросились на человечинку. В пиршестве принимала участие и жена убитого Дания. Ела любимого с аппетитом.

Ночью, закусив и слегка протрезвев, собутыльники выкинули голову Гамаюнова в выгребную яму, а тело - в канализационный люк. Но через два дня, когда почуяли трупный запах, останки перетащили в заброшенный дом. После под покровом ночи зарыли тело в лесополосе.

Пропажа сразу двух человек взволновала соседей и родственников. Милиция взялась за расследование, и пьяниц быстро вывели на чистую воду.

Жертвы цивилизации

МАТЬ СЪЕДЕННОГО: требовала казнить людоедов

МАТЬ СЪЕДЕННОГО: требовала казнить людоедов

По словам работников следственных органов, опытный Шмелев, за плечами которого семь судимостей, умело затягивал следствие, сваливая вину на подельников. Но, услышав приговор, принял его как должное. Для него зона - дом родной. Трещевы и Гамаюнова тоже не прослезились. Более того, после оглашения решения суда на их лицах даже появилось подобие улыбок. Только мать Анатолия Гамаюнова, промокая платком влажные глаза, прошептала: «Звери, их же расстрелять мало!»

Но, как известно, смертную казнь у нас отменили. Съели человека - приятного аппетита! Мы ведь живем в цивилизованной стране.

Кстати

40-летний немец Армин Мейвес, который съел пошедшего на это добровольно программиста Брандеса, был осужден на 8,5 года. Причем срок он получил не за каннибализм, а за глумление над трупом. (По закону, покойника нельзя резать, жарить, варить или готовить иным способом.)






Вам может быть интересно: