Нам нужно чудо: за ночь собрать 900 тысяч рублей и купить лекарство маме нашей коллеги

У Леры Кибец заболела мама. Лимфома Ходжкина. Онкология. Дома — четверо детей. К счастью, в Москве все лечение было бесплатным, а это три года — и операции, и лучевая терапия, и аутотрансплантация, и много чего еще. И вот… мама Леры осталась без лекарства, после которого все усилия врачей и надежды семьи могут рухнуть. Но лучше расскажет сама Лера.
Семья Леры Кибец
Семья Леры Кибец
Семья Леры Кибец Семья Леры Кибец

Я не знаю более растерянного человека, как того, кто столкнулся с бедой лицом к лицу. Бедой нашей семьи стала «Лимфома Ходжкина», как будто это имя и фамилия мерзкой толстой дамы в шляпе с бородавкой на лице.

В 2015 году я помню себя и бумажку перед глазами: «Пациент: Кибец Алла Сергеевна, диагноз "лимфома Ходжкина"». Только я и бумажка. Пока ревела на одной из лавочек онкоцентра Блохина, я все думала: сколько слез видела эта лавочка за свою жизнь.

А потом, набравшись сил и прикладывая максимум усилий, чтобы голос не дрожал, я позвонила маме и выдавила из себя: «Мамуль, ты все же немного приболела».

Потом череда химий, лучевая терапия, рецидив через 9 месяцев, высокодозка, аутотрансплантация, снова рецидив... Нам повезло, очень повезло. Весь путь мы лечились в «Бурденко», лечились бесплатно. Все-таки папа подполковник, многодетная семья. Нас помиловали и предоставили все лечение совершенно даром.

Иногда, прикидывая в уме, я считала, сколько это денег, и понимала: «Нам не потянуть, Слава Богу, что все так».

.семья Леры Кибец
Семья Леры Кибец

После трансплантации было решено лечить «Адцетрисом» (препарат. — прим. ред.), сказали, что есть шанс выкарабкаться. Когда тебе 40 и четверо детей, младшему из которых всего пять, то карабкаться — твой единственный возможный путь.

Потом борьба за квоту, ожидание... ура, мы в пятерке счастливчиков! Нам пообещали все ампулы бесплатно, но в какой-то момент к прежнему количеству выделенных квот и ампул добавили еще пять человек.

В конечном счете к 4-му курсу мы остались без препарата. Вливание этого спасительного «Адцетриса» запланировано уже на завтра, но о том, что мы остались без лекарства, нам сообщили только сегодня. ТОЛЬКО СЕГОДНЯ!!!

Вы когда-нибудь собирали 930 000 за вечер? Я вот тоже нет, но именно столько стоит один курс. Друзья, я не смею о чем-то просить, стыдно все же... Но вот спустя три года ситуация нас заставила. Куда бежать? Кому жаловаться? Кому писать письма? В какие фонды обращаться за помощью?

Ну, и как бы, мне было неловко, но мы открываем сбор средств для моей мамы. Любая денежка сейчас нам нужна как воздух, по-другому никак...

Для перевода:

СБЕРБАНК 5469 3800 4822 7226, Валерия Руслановна. Альфа-Банк 4790 8724 2486 0425

Только обязательно подпишитесь, чтобы мы знали, за кого потом молиться и заказать «О здравии».

От редакции

Маму Леры лечат по схеме и по страховке, по квоте, и завтра должны были начать очередной курс химиотерапии, но сегодня — СЕГОДНЯ — сказали, что на этот последний курс денег нет. А нельзя откладывать, надо завтра делать.

Надо за ночь найти 900 000.

Это 90 человек по 10 000. Или 900 по 1000. Или 9000 по 100 рублей.

Не важно, сколько. Нам просто нужно найти эти деньги.

Вам может быть интересно: