Ростовские погорельцы год спустя: более 200 человек не получили компенсацию за сгоревшее жильё

Некоторые сами не стали обращаться за материальной помощью
Нина Сергеева возле своего дома
Нина Сергеева возле своего дома
Нина Сергеева возле своего дома Нина Сергеева возле своего дома

21 августа исполнится ровно год с того трагического дня, когда запылали дома рядом с Театральной площадью Ростова-на-Дону – в Кировском и Пролетарском районах. Тяжелая эпопея с расселением погорельцев, сбором документов, несогласием о том, что дома восстанавливать нельзя, казалось бы, закончена. За год у 692 ростовчан  жизнь кардинально поменялась. Все они поменяли место  жительства и не зависимо от возраста и социального положения начинают жить заново.

Тем временем, по официальной информации, сейчас почти 80% ростовчан приобрели жилье, воспользовавшись государственной поддержкой. По словам председателя Законодательного собрания Ростовской области  Александра Ищенко, жилье приобрели  77% погорельцев, также  около 10% еще подтверждают право в судах или пока подбирают жилье. Еще 36 человек, имеющих право поддержки, вообще не обращались с заявлением.  Всего же заявление на получение финансовой помощи для приобретения новых домов и квартир подали 427 человек. Согласно статистике, не все погорельцы смогли получить компенсацию. В чем же дело?

В прошлом году, когда представители администрации города во главе с мэром Виталием Кушнаревым встречались с погорельцами, многие запомнили пенсионера Сергея Семеновича Мацакова. Он с возмущением говорил о том, что его семья, оказывается, не имеет право на компенсацию.  Поскольку  у Сергея Семеновича есть сельский домик за 100 километров от Ростова, оставшийся в наследство. Ведь одним из условий получения компенсаций являлось отсутствие другого  жилья. Если же квадратные метры были в собственности в любом другом населённом пункте страны, то никаких денег погорельцы не получают. Только  выкуп за землю, который, по словам ростовчан, будет нескоро. Сергей Мацаков проживал на улице Нижнебульварной в Кировском районе Ростова с женой и семьей сына. Дом их сгорел полностью.

Пенсионер Сергей Мацаков
Пенсионер Сергей Мацаков

- Сергей Семенович  ничего не получил, а мы получили компенсацию на троих - два миллиона 400 тысяч,  взяли еще кредит и купили дом на 35-ой линии, - говорит невестка Елена. – В итоге  семья отца сейчас живет на даче в том самом сельском домике. А мы с мужем и ребенком здесь в Ростове.

У Сергея Гринь на улице Красных Зорь сгорел добротный частный дом с хозпостройками. Прописаны были жена, теща и дочь с внуком. Сергей Михайлович всячески отстаивал право отремонтировать свой дом – у него сгорела только крыша. Да и хозяин он мастеровитый. Но ему не разрешили, хотя нанимали адвоката, были суды. В итоге семья Гринь согласилась на компенсацию, на которую смогли купить двухкомнатную квартиру в Батайске дочери  с внуком и теще, а себе с женой они взяли домик в поселке  Койсуг, который по возможности будут достраивать. «Это конечно неравноценно, - говорит Сергей Михайлович. – Мы много лет прожили в центре города, с соседями были дружны и теперь вот жить  в селе... Но что делать. На работу также езжу в Ростов, работаю докером в порту».

Корреспондент прошлась по улицам, где еще год назад жили ростовские погорельцы. Дома их так и стоят обугленные. Зато выбившаяся зелень – кустарники и цветы разрослись и как бы стараются прикрыть неприглядную картину. Возле  дома  Сергей Гриня благоухают кусты роз. «Это соседи поливают, - рассказывал хозяин. – Жалко ведь». Со стороны только прибитые дощечки на окнах говорят о том, что с домом неладно. Снаружи он кажется как жилой.

У ростовчанки Нины Сергеевой частный дом находился на углу Красных Зорь и переулка 7 февраля. Во время пожара Нина Леонидовна была дома, потому собака осталась жива, а не сгорела, как другие псины, которые были на привязи. Нина Леонидовна с мужем и сыном хотели восстановить дом, но администрация не позволила. Ведь от дома практически ничего не осталось.  На троих им дали два с половиной миллиона, за которые они купили старенькую квартиру на 1- линии. Но и тому рады. «Мы после пожара не перелились во временный фонд, то есть в гостиницы. А жили у наших соседей в полуподвале без  отопления. Так измаялись за зиму, что конечно были рады крыше над головой. Получается, купили неподалёку от нашего сгоревшего дома квартиру. Так что со старыми соседями будем общаться», - говорит Нина Сергеева.

По словам Нины Леонидовны, у них все в порядке было с документами. Они здесь 35 лет прожили и были прописаны. А вот те ростовчане, которые жили без регистрации, не получили компенсаций – только единовременную помощь погорельцам, которую сразу выдавали после пожара. Потому число тех, кто смог получить компенсацию на жилье, это не 692 человека, а пока только 427. Впрочем, среди них есть те, которые, не смотря на запрет, стали восстанавливать свои дома,  живут в них и за компенсацией не обращались. Именно так живут соседи Сергея Гринь на улице Красных Зорь, 128. Правда, как это в дальнейшем юридически будет оформлено, еще неизвестно. Ведь восстанавливать сгоревшее жилье нельзя,  администрация в принудительном порядке будет изымать земли. Так говорил  мэр Ростова-на-Дону  Виталий Кушнарев на встрече с погорельцами в октябре прошлого года. Ситуация получается абсурдная.  Горожанин является собственником частного дома, дом почти не пострадал. А жить там нельзя…

Что касается виновников пожара, то их так и не нашли. Погорельцы уверены: их подожгли, поскольку  уж слишком лакомый кусок земли в центре города. Ведь поджоги были и ранее, но горели по два-три дома. А это одновременно, сразу в нескольких точках города ровно год назад загорелись постройки. Были свидетели, которые видели, как неустановленные личности  бросали бутылки с горючей смесью и как эти бутылки хлопали. Но дело стоит на месте. Никого не посадили и никого не наказали.

…Возле дома Нины Сергеевой также благоухают цветы, которые, не смотря ни на что,  выросли этой весной. Возле другого дома, от которого тоже остались одни стены, растет молодой орех. С той стороны, где был пожар, ветки сухие, погибли. Зато другая половина дерева буйствует,  и будет плодоносить. Невольно ассоциация с нашими ростовскими погорельцами: пожар они пережили, но это  шрам на всю жизнь. Как жизнь «до» и «после».


Фото автора

Вам может быть интересно: