Все попы в гости к нам!

День начинался в целом хорошо. Мой институтский друг Сергей привез из Нью-Йорка замечательные таблетки. Эта занимательная фигня, RU 21RED, продлевает алкогольное опьянение и заодно душит на корню возможные отравления. То есть глотаешь пилюлю, добавляешь пару-тройку рюмашек и гуляешь себе невменяемый среди шумного города и только посвистываешь что-нибудь значительное. Представляете, какая экономия денег и компенсация моральной ущербности. «Вот и дожили», - почти прослезился я.








БЕДНЫЙ ВОВОЧКА: никак не может приобщиться к великому американскому искусству

БЕДНЫЙ ВОВОЧКА: никак не может приобщиться к великому американскому искусству


Короче, я, как сказано в одной дурацкой телерекламе, сделал все, как надо, и отправился шляться по улицам из серии «туда-сюда». В прекрасно-эйфорическом легком подпитии брел я по московским переулкам, пока не наткнулся на галерею «Stella Art». На вывеске сообщалось, что здесь проходит выставка великого американского фотографа Роберта Мэпплторпа. А я ведь не чужд высокому искусству.
Помню, как однажды накидался водкопортвейном на одной даче вместе с искусствоведами. Так вот, один из служителей муз с бодуна поутру, увидев на стене репродукции Саврасова, так заорал «Грачи прилетели!», что я с испугу наблевал в ведро с ценной колодезной водой. В наказание меня отправили на станцию за портвейном. И что же вы думаете я принес через полчаса троим алчущим похмелиться? Коробку эклеров. Винный, мол, был закрыт на перерыв. Ну а теперь представьте, какой великолепный шедевр русского авангарда был исполнен нами всего за пару минут при помощи десятка кремовых пирожных и моего очкастого лица.
Вот как я люблю искусство.

Искусство Мэпплторпа евреев напугало

Раздеваясь в галерейном предбаннике, я ознакомился с писулькой, что этот самый Мэпплторн сначала был обычным американским педерастом, потом начал щелкать фотоаппаратом и стал безоговорочным авторитетом в своей области. В смысле, не в мужеложстве, а в фотографии. И пошли выставки по всему свету, почет и уважение.








МИРОВОЙ ШЕДЕВР: этот большой черный член сделал Мэпплторпа великим

МИРОВОЙ ШЕДЕВР: этот большой черный член сделал Мэпплторпа великим


И принялись говорить, что Мэпплторн, может, даже больший классик, нежели итальянские маньеристы XVI века. А в 1989 году великий фотограф простудился и умер от СПИДа, предварительно основав фонд имени себя, основная задача которого - борьба за придание фотографии статуса высокого искусства.
И вот переполненный, с одной стороны, чертовыми американскими таблетками, а с другой - мыслями о непреходящей ценности фотошедевров, я вперся в зал. Мама дорогая! Представьте себе мое винно-водочное состояние. Когда неожиданно со стен меня окружили частоколы мускулистых членов и плодородные отвалы мужских задниц. Причем «шедевры» Мэпплторпа не отличались большим разнообразием: член стоячий, лежачий, засунутый в рюмку!
- Вот, вот, - побежала ко мне субтильная смотрительница. - Посмотрите, какой шедевр! Именно после него мировое культурное сообщество признал Мэпплторпа величайшим фотохудожником.
Я ошалело посмотрел. Какой-то мужик в костюме, а из ширинки член болтается. Помнится, подобный случай был с моим приятелем на его свадьбе в ресторане «Прага». Ну, сходил в туалет и по причине напитков забыл засунуть его взад. Так молодая жена, а особенно ее родители совсем не посчитали это великим произведением искусства.
- А вот, а вот, - не замолкала служительница гомокульта. - Эта выразительнейшая фотография есть во всех мировых каталогах. Чувствуете, какая экспрессия?








MADE IN U.S.A.: высокое качество продукта видно невооруженным глазом

MADE IN U.S.A.: высокое качество продукта видно невооруженным глазом


А то! Я почувствовал такую экспрессию в организме, увидев, как какой-то индивидуум засовывает мизинец в, как бы это поинтеллигентней сказать, центральную часть своего пениса.
- А в Израиле эту фотографию запретили выставлять, - почему-то гордо сказала девушка. - Говорят, это напоминает о пытках в нацистских лагерях.
Я всегда подозревал, что евреи - умный народ. Не знаю уж, что там про пытки, но в здравом уме вывешивать такое на стенах - за гранью маразма. Меня уже слегка мутило и, несмотря на патентованные таблетки, продлевающие опьянение, жутко хотелось выпить. Оттолкнув верещащую служительницу, я побежал мимо фотографий, где мужики задумчиво писали друг другу в рот и пихали в попу всякую гадость.
…Пришел в себя я уже пьющим у магазина пиво. Таблетки американские швырнул в снег. Глупость это. А что касаемо выставки… Подумал вот о чем. Хорошо, что в нашей молодости во всяких школах, институтах и прочих общественных столовых висели картины Айвазовского, Шишкина с мишками в лесу, «Три богатыря», фотографии рабочих и колхозниц. Мы, неразумные, в период перестройки даже смеялись над этим. Мол, как у нас все запущено, какие мы отсталые. А что было бы, если б у нас во всех щелях висели фотоработы передового и гениального Роберта Мэпплторпа? Страшно подумать.

Вам может быть интересно: