Фигурант агентурного сообщения «Вешалка»

Александр СТЕФАНОВИЧ

МАТИАС РУСТ: на суде

МАТИАС РУСТ: на суде

В самый разгар перестройки в Советском Союзе случился грандиозный скандал. А произошло вот что: 28 мая 1987 года на ту часть Красной площади, которая именуется Васильевским спуском, сел маленький спортивный самолет, которым управлял молодой пилот, гражданин Федеративной Республики Германия Матиас Руст.
Приземление произошло в ясный солнечный день, при огромном стечении народа, и было снято на множество фотоаппаратов и видеокамер туристами, которые бродили в этот час по Красной площади. Вылетев из Финляндии, Матиас Руст проследовал над всеми радарами советской противовоздушной обороны и приземлился прямо в самом сердце нашей Родины.
Воздушный хулиган был препровожден в тюрьму. Впоследствии Руст был осужден за нарушение государственной границы и несколько лет провел в советской тюрьме. Однако ни суд, ни освещавшая его мировая пресса так и не сказали ничего внятного об истинных причинах прилета к нам этого любителя острых ощущений.
Истинную причину знаю я. И сейчас, излагая эту историю, я раскрываю вам государственную тайну. Мне же открыла её, по большому секрету, главная виновница всколыхнувшего весь мир скандала - умопомрачительная красавица Нина.
Конечно, никаким диверсантом Руст не был. С головой у него было действительно не все в порядке, однако, вовсе не сдвиг по фазе руководил бледным юношей. Он понесся в Советский Союз на крыльях любви и «Сессны» - так называлась марка арендованного им самолета.
С детских лет Матиас был одержим интересом к воздушным стихиям. Каждую сэкономленную марку он тратил на полеты в аэроклубах. Но в Германии это удовольствие стоило довольно дорого. Поэтому очередной отпуск он решил провести в Финляндии, где расценки гораздо дешевле.
Прикопив к отпуску денег, которых вполне хватало для аренды самолета недели на две, он приехал в Хельсинки. И, на свою голову, остановился в отеле «Президент», где по стечению обстоятельств разбили свой табор красавицы из московского Дома моделей.

НИНКА: в годы перестройки была звездой столичных подиумов

НИНКА: в годы перестройки была звездой столичных подиумов

На волне перестройки эти полпреды советского вкуса прикатили в Суоми с целью рассказать аборигенам средствами искусства кройки и шитья о благотворных переменах в нашей бывшей великой державе. Среди них выделялась Нина, более известная своим прозвищем - «Вешалка». Мужчины падали к ее невыносимо длинным ногам штабелями.
Конечно, при такой красоте ум ей был ни к чему. Вообще-то, и весь московский Дом моделей по своему интеллектуальному уровню мало напоминал Академию наук, но даже на его фоне легкомысленность «Вешалки» была феноменальной. О вытворяемых ею фокусах ходили легенды.
Однажды во время гастролей в Париже Нинка целую ночь гуляла с какими-то французами, а вернувшись утром домой, заснула прямо на унитазе. Между тем, именно этим утром должно было состояться ответственное мероприятие - выступление Дома моделей перед первыми лицами парижской мэрии. Но из-за неё представление чуть не сорвалось.

Ситуацию спасло чудо - ее соседка по комнате после долгих поисков подруги по всему отелю захотела в туалет, а дверь оказалась запертой… Нинке стучали, пытались ее разбудить, но тщетно. Перепуганный директор Дома моделей приказал ни в коем случае не привлекать к скандалу администрацию гостиницы. Он лично улегся на пол и в щели между полом и дверью и увидел голые Нинкины ноги. Поскольку никакие крики не давали результата, директор придумал совершенно уникальный метод побудки пьяной манекенщицы, сидящей на унитазе. Он достал из буфета ножи и вилки и стал швырять их в щель, целясь в несравненные Нинкины конечности. Надо признать, в метании ему сопутствовала удача, столовые приборы вонзались в Нинкины пальцы, но… девушка никак не просыпалась! И все же на пятнадцатой вилке она, наконец, что-то промычала и открыла дверь. Из ее ног сочилась кровь, но раны тут же заклеили лейкопластырем и отправили её на подиум. Выступление прошло с успехом, а маленькое опоздание французы простили. Очаровательным женщинам они прощают и не такое.
Другой номер «Вешалка» отколола в Японии. Московский Дом моделей приехал туда на гастроли, и надо ж было так случиться, что это совпало с государственным трауром в Советском Союзе. Не успел сразу после прилета табун наших очаровательных манекенщиц утрамбоваться в гостиничный лифт, как старый лифтер, который знал русский язык еще со времен сибирского плена, сложил руки перед грудью, учтиво согнулся, и, улыбнувшись, сказал: «Руссика-русика, васа президента умирала». Так девчонки узнали, что скончался Генеральный секретарь Леонид Ильич Брежнев. Их выступления, как не соответствующие моменту, были отменены. Но японцам было жалко расставаться с такой красотой, и они оставили русских гастролерш в Стране восходящего солнца в качестве гостей. Девчонки шатались по магазинам и наслаждались нежданно свалившимся отдыхом. Но и эти блаженные дни Нинка ухитрилась испортить, учинив очередной международный скандал. В день похорон Брежнева принимающая сторона устроила для советских прием в связи с печальным событием. В ходе этого скорбного мероприятия Нинка со своей подружкой напились дармового саке и решили изобразить золотых рыбок. Они прыгнули в бассейн, где плавали живые карпы, и принялись ловить их за хвосты. Посол чуть не грохнулся в обморок. Но и это ей простили. Нинке вообще все сходило с рук, потому что, повторяю, она была редкой красавицей.
Теперь вам не нужно объяснять, почему вышедший из своего номера хельсинкской гостиницы Руст остолбенел, встретив в коридоре Нинку. Она обратилась к нему с фразой, которую прочитала по бумажке: «Где тут можно выпить?» Матиас замотал головой в знак того, что не понял. И то: она задала свой вопрос на финском языке.
Когда же до Руста дошло, чего же хочет эта неземная красавица, он повел ее в бар. Бедный Матиас не знал, на что нарвался. Намного правильнее Нинку следовало бы прозвать не «Вешалкой», а «Динамисткой» за ее умение раскручивать мужиков. В каждой точке земного шара, куда бы ни попадала, она доводила представителей сильного пола до умопомрачения, кокетничая, строя глазки и опустошая их кошельки. Она протащила его по всем злачным местам Хельсинки. И вместо того чтобы набираться сил для своих воздушных полетов, Руст выгуливал Нинку целую ночь.

Они вернулись только под утро, и все это время Нинка давала ему понять, что влюблена по гроб жизни. А когда они в обнимку пришли в гостиницу, Нинка заявила, что устала и продолжение, на которое так надеялся Руст, будет позже. Матиасу ничего не оставалось, как пойти спать. Вечером он проснулся от стука - Нинка сама барабанила ему в дверь. «Ну-ка быстро одевайся, пора выходить в город», - заявила она. И опять повторилось та же программа, что и вчера - бары, рестораны, ночные клубы…
В общем, за два дня Руст потратил на нее почти все свои сбережения. Она даже заставила Матиаса отвести ее в универмаг «Стокманн», где накупила себе кучу шмоток, обещая, что грядущая ночь будет первой ночью их любви. По возвращении в отель Нинка сказала, что она к нему скоро зайдет - ей нужно только привести себя в порядок. Матиас отправился к себе в номер, а Нинка быстренько собрала чемодан и со всей нашей делегацией отбыла в аэропорт. О чем Руст, который провел ночь в ожидании, узнал только на следующее утро.
И все-таки Нинка не до конца обманула наивного немца. Она дала ему номер своего московского телефона, который оказался еще и верным. Ну, это можно списать только на количество принятого ею алкоголя.
Поэтому доведенный русской красавицей до полного исступления пилот, посчитав оставшиеся от гульбы деньги, (а их осталось только на один полет), велел под завязку наполнить баки керосином, вспорхнул в небо и полетел к своей возлюбленной. За штурвалом «Сессны» он напевал русскую народную песню «Калынка, малынка моя»- это было единственное произведение нашей великой культуры, известное юному немецкому соколу.
Над Финским заливом он пересек госграницу СССР, а автодорога Ленинград - Москва, служившая безошибочным ориентиром, привела его на Красную площадь. Увидев остроконечные башни с рубиновыми звездами, Матиас сделал разворот над Кремлем и приземлился на Васильевском спуске. Тут его и повязали.
Но дальнейшие события вышли из-под контроля компетентных органов.
О приземлении Руста на Красной площади раструбила вся мировая пресса. Телерепортажи сопровождались любительскими съемками и ехидными комментариями. Особенно вызывающим это выглядело потому, что отец перестройки - товарищ Горбачев М.С. в это время находился в Берлине, на совещании руководителей стран Варшавского оборонительного договора, где собственной персоной символизировал нерушимость границ социалистического лагеря. Рассказывают, что когда ему доложили об этом происшествии, он в сердцах бросил на стол папку с документами и вышел из зала заседаний. Через три дня он отправил в отставку министра обороны маршала Соколова и потребовал докладывать лично о результатах расследования.
Надо сказать, что следователи, которые вели дело, были серьезные ребята. Один из них вылетел в Финляндию и раскопал всю эту историю. С сознанием выполненного долга он вернулся в Москву. Но когда доложил результат расследования своему начальству, то оно скривило рожу и заявило, что наш Шерлок Холмс не понимает всей тонкости политической ситуации. История про немецкого шалопая, взломавшего нашу систему ПВО из-за какой-то русской манекенщицы, если ее обнародовать, выставит великую коммунистическую державу и её самую боеспособную в мире Советскую армию на всеобщее посмешище. Поэтому хельсинкские материалы строго засекретили.

На суде фигурировала версия о том, что это была хитроумно спланированная провокация НАТО с целью выявления брешей в системе советской противовоздушной обороны. Русту посоветовали молчать про Нинку, и он молчал, надеясь на снисхождение правосудия. Но приговор был суров. Бедный Руст получил свои восемь лет (справедливости ради надо сказать, что выпустили его досрочно), а Нинке, как всегда, хоть бы хны. Правда, с нее взяли подписку о неразглашении. Кроме того, установили негласное наблюдение, и ее агентурное дело разбухало не по дням, а по часам… Можно себе представить, какими любопытными эпизодами оно было напичкано. Наверняка, в тяжелые минуты своей нелегкой работы комитетчики читали его как самый увлекательный эротический роман. Многочисленных читателей в погонах не смущало даже несколько странное для сочинений подобного жанра имя главной героини.
А в этом пухлом томе, в соответствии с принятым в контрразведке лексиконом, она именовалась так - «фигурант агентурного сообщения «Вешалка».

Вам может быть интересно: