Несовершеннолетние жертвы белорусского правосудия

белорусское правосудие
В предыдущей статье мы рассказывали о том, как легко и просто в Беларуси можно заочно, в свое отсутствие, и немотивированно лишиться своего ребенка. Сегодня мы расскажем о продолжении судейского беспредела.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Президент Александр Лукашенко уделяет огромное внимание катастрофической демографической ситуации в стране и всячески призывает женщин рожать больше детей. «В Беларуси примут беспрецедентные меры по поддержке семьи», — об этом глава республики заявил 1 марта 2019 года во время встречи с представителями общественности и экспертного сообщества, белорусских и зарубежных СМИ.

Согласно Конституции страны, брак, семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства. Дети могут быть отделены от своей семьи против воли родителей и других лиц, их заменяющих, только на основании решения суда, если родители или другие лица, их заменяющие, не выполняют своих обязанностей. Однако реализация конституционных прав и призывов президента на деле выглядит в суде несколько по-другому.

Нет причин? Придумаем

Александр, которого бывшая жена Светлана пытается лишить родительских прав на совместного ребенка, убедившись в игнорировании судами очевидных нарушений закона при лишении родительских прав, подал иск о восстановлении в родительских правах. Перед этим он обратился с заявлениями в отделы образования исполкомов, где просил дать ему соответствующие разъяснения. Кроме как обратиться в суд, иных рекомендаций от чиновников дано не было.

Однако в ходе подготовки к процессу сотрудники Управления образования Первомайского района г. Минска составили и представили в суд необоснованное заключение по существу спора, в которое внесли ложные и выдуманные сведения о том, что отец якобы «не принимает участия в жизни и воспитании сына, материальной помощи не оказывает, не интересуется жизнью и здоровьем сына, алименты не уплачивает, материальной помощи на ребенка не оказывает». Ребенок якобы не хочет общаться с отцом, а отец не интересуется жизнью и здоровьем сына. Хотя еще задолго до суда отец демонстрировал в управлении образования тем же инспекторам многочисленные совместные фотографии с ребенком.

У суда нет оснований не доверять лжи управления образования

Когда уже непосредственно в суд отцом были представлены сотни фото- и видеозаписей практически ежедневных встреч с сыном, квитанции о регулярной и ежемесячной уплате алиментов, письменные запросы и полученные отцом официальные ответы по поводу жизни, учебы и здоровья ребенка, его школьные тетради и копия дневника, то есть когда выяснилась, в том числе, и заведомая ложность указываемых чиновниками фактов, инспектор по охране детства тем не менее составлять новое объективное заключение отказалась, фактически злоупотребив своими должностными полномочиями и поддержав уже непосредственно в суде указанные ей, в том числе и заведомо ложные, негативные факты. У судьи, как ни странно, не возникло оснований не доверять выводам Управления образования Первомайского района г. Минска. Объективные же факты, представленные в суд отделом образования по месту жительства отца, судья попросту проигнорировала, хотя обязана была им дать правовую оценку. Поданное истцом ходатайство в порядке ст. 193 ГПК РБ об обязании управления образования предоставить в суд документы, подтверждающие истинность содержания составленного заключения, судья также проигнорировала.

«Забыли» выяснить мнение ребенка

В ходе процесса отцом было заявлено ходатайство о назначении судебной психолого-педагогической экспертизы с целью выяснить объективное состояние ребенка. Судья отказалась назначить такое исследование. Да и иных действий с целью выяснить действительное отношение ребенка к родителям суд не проводил вообще, хотя мальчику уже исполнилось 11 лет, а учет мнения ребенка обязателен начиная с 10 лет.

Плохой театр с плохими актерами

По словам отца, больше всего это напоминало плохой театр с плохими актерами, где все уже догадывались о том, какое решение будет принято, и кое-как доигрывали свои роли. Девочки-прокурорши периодически менялись, скромно отмалчиваясь практически весь процесс. «Яжемать» Светлана попросту игнорировала заседания суда, неоднократно не являясь по повесткам, и затягивала процесс, отдыхая в это время в Азербайджане. Кроме того, в суде выяснились любопытные детали, как «яжемать» около пяти лет не содержала своего же несовершеннолетнего сына, потратив соответствующие денежные средства по своему усмотрению, а имеющее законную силу решение суда о порядке общения отца и сына она ни разу в 2018 году не исполнила.

В итоге судья именем Республики Беларусь вынесла решение об отказе в восстановлении родительских прав, мотивировав его ложными выводами Управления образования Первомайского района г. Минска и своими голословными утверждениями, не подкрепленными достоверными доказательствами. Все доводы отца и отдела образования по его месту жительства были проигнорированы.

Мингорсуд «не усмотрел» нарушений

Ввиду очевидных нарушений закона истцом на решение была подана апелляционная жалоба, а прокурором был принесен апелляционный протест.

Согласно Кодексу о браке и семье, суд восстанавливает родительские права, когда отпадают основания для их лишения. Тем не менее судьи как Первомайского и Ленинского судов г. Минска, так и Минского городского суда не указали в своих судебных постановлениях, в чем конкретно заключались основания для лишения отца родительских прав, как эти основания негативно повлияли на ребенка и каким образом эти основания не отпали в настоящее время. Прокурор в ходе заседания в Мингорсуде также просил восстановить отцу родительские права. Тем не менее судьи Мингорсуда от имени Республики Беларусь указали в апелляционном определении, что отец якобы «не представил ни одного доказательства, подтверждающего создание благоприятных условий для роста и развития ребенка». При этом судьи «забыли» о содержании имеющегося в деле акта обследования жилищно-бытовых условий, составленного отделом образования, согласно которому: «Необходимые условия в жилом помещении по указанному адресу для проживания и воспитания несовершеннолетнего имеются». Ребенка также «забыли» спросить, по понятным причинам. Также в список грубых нарушений уместно добавить то, что представитель Управления образования Первомайского района г. Минска участвовала в процессе по незаверенной ксерокопии доверенности неизвестного происхождения. Таким образом, Минский городской суд именем Республики Беларусь «не усмотрел» в деле никаких нарушений и оставил в законной силе решение суда Первомайского района г. Минска, хотя в апелляционной жалобе и в заседании апелляционной инстанции истцом были перечислены все нарушения закона. Позор такому «правосудию»!

А что же ребенок, спросите вы. А с мальчиком все в порядке, он практически ежедневно проводит время с любимым отцом, вместе с ним делает уроки, посещает кафе и спортивную секцию, и никакие «суд», милиция, «яжемать» или инспектора по «охране детства» не в силах ему ничего запретить. Вот поэтому его и не спросили!

Тяжкие последствия

Состоявшееся судебное решение Первомайского районного суда г. Минска подрывает доверие к суду, умаляет авторитет судебной власти, продолжает наносить ребенку невосполнимый вред в виде невозможности получать полноценное воспитание от обоих родителей, а также продолжает усугублять конфликт между ними. Действия отдельных представителей судейского корпуса и органов власти от имени Республики Беларусь идут вразрез с проводимой президентом политикой государства, направленной на обеспечение прав и свобод граждан, особенно несовершеннолетних. Поэтому мы обращаем внимание президента, генерального прокурора и председателя Верховного суда Республики Беларусь на действия отдельных представителей суда и госорганов, допустивших грубые нарушения законности при рассмотрении гражданского дела № 2-5810/18 в суде Первомайского района города Минска.

Мы будем следить за реакцией высшего руководства Республики Беларусь на эту публикацию и скоро расскажем об очередной истории с участием представителей государства, грубо нарушающих закон.






На эту тему: