Мусорный хайп на мусорной теме

Мусорный хайп на мусорной теме
Фото: tassphoto.com
Протест против экотехнопарков — мракобесие XXI века
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

В Архангельской области продолжаются протесты против строительства экотехнопарка «Шиес», задачей которого является переработка мусора. Эти акции широко освещаются в прессе, активисты мелькают на всех экранах, а участники строительства подвергаются нападениям. В массовое сознание внедряется тезис — граждане борются за экологию. На самом же деле все ровно наоборот. А организаторы протестов решают исключительно свои проблемы.

Несколько лет назад мир потрясло убийство восьми медиков в гвинейской деревне, которые прибыли туда для предотвращения эпидемии лихорадки Эбола. Им перерезали горло и забили их камнями, и все потому, что жители считали — именно эти чужие белые люди специально заражают их страшной болезнью. Нечто подобное происходило и в России XVIII века, когда неграмотные крестьяне нападали на сельских докторов, считая, что «городские» — причина тифа.

О чем это я? Да о том, что в борьбе за экологию точно так же не надо путать причину и следствие, дабы не уподобиться агрессивным невеждам.

Свалка в две Швейцарии

Экологическая ситуация в России удручает. К примеру, согласно данным журнала «Профиль», на квадратный километр Байкала приходится до 30 тысяч частиц практически не разлагаемых полимеров. Их размер всего от 0,3 до 5 миллиметров, что делает крайне затруднительными сбор, утилизацию и переработку этого вида отходов.

Возьмем страну в целом. В год по всей России производится около 4 млрд тонн промышленных и твердых бытовых отходов (ТБО). Это примерно 30 тонн на одного жителя. А норматив вывоза мусора на одного человека составляет... всего 260 килограммов.

Ежегодно в России порядка 30 млн тонн отходов вывозится не на специализированные полигоны, а просто под ближайшие кусты. Просто больше некуда. Даже в Москве! Ее инфраструктурой ежегодно пользуется около 40 млн человек, оставляя за собой курганы всякой, извините, дряни. А полигоны под ТБО выделены по нормативу всего на 9 млн зарегистрированных жителей. И куда деваться?

В столице нашей родины площадь свалок, полигонов твердых бытовых отходов равна площади Садового кольца. А по всей федерации — двум Швейцариям. Ужас? Согласен. Но против чего же протестуют активисты в Архангельской области? Парадоксальным образом, против решения проблемы.

Решение, а не проблема

Экотехнопарки для того и задуманы, чтобы извести ненавистные свалки. Здесь перенимается европейский опыт современных методов утилизации мусора. К примеру, за последние десятилетия в Старом Свете получило распространение технология так называемого брикетирования отходов. Сортированный и прессованный бытовой шлак упаковывается в прочную и устойчивую к разным перепадам температур пленку. Его транспортировка и захоронение совершенно безопасны.

В Европе сортированные и брикетированные отходы используются для вторичного производства пластика, полимеров, грунта и выработки топлива, а также других видов энергии. Например, в Великобритании на подобных предприятиях перерабатываются 43% твердых бытовых отходов, в Австрии 57%, в Германии — 66%. При этом все европейские державы в том или ином виде захоранивают брикетированные отходы на собственной территории. Самый большой полигон в Европе находится в 20 километрах от Вечного города — сердца Италии!

Есть ли недостатки у современных экотехнопарков? Да наверняка. Нет ничего абсолютно идеального в мире. Но такие парки — это шаг в направлении решения проблемы.

Доктора, которые хотели уберечь несчастных жителей России в XVIII веке от эпидемии, разумеется, не обладали всеми необходимыми знаниями и средствами. Но именно благодаря им эпидемия была уничтожена.

Обстреляли машину

Почему же активисты протестуют против современных полигонов по утилизации, как бедные крестьяне — против сельских айболитов? Может, им не хватает знаний, образования? Вот уж вряд ли.

Мусорный хайп на мусорной теме
Фото: соцсети

Также сомнительно, что им неизвестно о жутких, чудовищных свалках в той же Архангельской области. Например, о 15 млн тонн отравы с миллионами крыс и выбросами ядовитого газа прямо в болоте рядом с рекой Юрас, впадающей в Северную Двину, — от жилых домов этот химический ад отделяют всего несколько сотен метров. Почему на митингах не говорят об этом, не бьют в набат, не поднимают общественность? Потому что им нечего предложить. Бороться с экотехноцентром — гораздо проще. «Чего хотим? Чтобы строительство остановили!» Выбранные методы борьбы большого интеллекта не требуют. Устроить блокаду стройплощадки, повредить линию электропередачи, свалив несколько опор, сильно избить одного из рабочих... Дошло до того, что была обстреляна машина, доставляющая людям топливо! Это уже прямая уголовщина.

Предположим, организаторы в этом не замешаны. Но в чем смысл их протеста? Они ничего не предлагают, кроме агрессии против тех, кто как раз старается как-то улучшить ситуацию с экологией. «Хайпануть на мусоре» — верное дело. Только хайп этот, какими бы причинами он не был вызван — заказом заинтересованных лиц, попыткой дестабилизировать ситуацию в регионе ради чьих-то политических или экономических интересов или просто желанием придать себе значимость, очень дурно пахнет.






На эту тему: