Бывший боевик раскрыл имя для доказательства связи Короткова с ИГИЛ

Бывший боевик раскрыл имя для доказательства связи Короткова с ИГИЛ
ФАН опубликовал новые сведения о связях Дениса Короткова с террористами ИГИЛ. Фото: кадр youtube.com
Либеральное издание журналиста Дмитрия Муратова "Новая газета" не смогло объяснить информацию Федерального агентства новостей о наличии связей своего сотрудника Дениса Короткова, который также является бывшим работником правоохранительных органов, с запрещенной в России террористической организацией "Исламское государство".
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

ФАН ранее публиковал доказательства вины Короткова в различных преступлениях, таких как: взяточничество, превышение должностных полномочий, пытки, использование служебного положения в личных целях и другие. Например, поддержка членов террористических организаций, в том числе информацией о расположении российских войск в Сирии. Эту информацию подтвердил собеседник ФАН, бывший боевик ИГ, интервью с которым было опубликовано после проведения журналистского расследования.

Однако редакция «Новой газеты» отмела обвинения, аргументировав это тем, что член радикальной террористической группировки «не похож на араба», к тому же не носит бороду и курит. Несмотря на абсурдность подобных заявлений, ФАН предоставил новые доказательства вины сотрудника «Новой» в содеянном. Экс-террорист дал разрешение на огласку своего имени ради предоставления доказательств преступлений «журналиста» Короткова.

Им оказался Хасанов Шерзод Музафарович, он родился в Ташкенте, однако был насильно перевезен отчимом в Сирию, в стан ИГ.

«Этот человек (Коротков — Прим. ред.) пишет, что я вру, потому что я не араб. А когда я говорил, что я араб? Я этого не говорил. Я знаю арабский. Я ему учился. Я его учил в Египте, я его учил здесь. Я в ИГИЛ проходил много подготовочных лагерей. В городе Ракка, в Табке. Я называю настоящие имена командиров ИГИЛ: Абу Хайдар аль-Туниси, Абу Джафар аль-Дагестани, Абу Хамза и другие», — пояснил Хасанов.

Он добавил, что обрил бороду и начал курить уже после возвращения к мирной жизни, чтобы меньше напоминать себе о пережитом кошмаре. Более того, по его словам, многие радикалы не стесняются использовать различные наркотики и медикаменты, даже если те строго запрещены их религией.

Хасанов подчеркнул, что передавал сведения о «победах» ИГ и принимал данные о местоположении российских военнослужащих именно от Короткова. Он объяснил такую реакцию сотрудника «Новой газеты» страхом за свои действия, ведь сейчас он живет в России, однако, со слов Хасанова, до сих пор поддерживает отношения с боевиками.

Однако это не единственное доказательство причастности Короткова к террористам, его телефонный номер, написанный от руки, а также новостные материалы были найдены вместе с останками нескольких боевиков еще осенью 2017 года.

По информации ФАН, подобными «знакомствами» Коротков обзавелся, еще когда служил в Министерстве внутренних дел России. Как показало журналистское расследование, будучи сотрудником милиции, он входил в «тесный контакт» с грузинскими и чеченскими экстремистами еще в 90-е годы. Это подтверждают несколько свидетелей: его коллеги, сотрудник ФСБ РФ и даже представители криминального мира.

В связи с вышеперечисленным редакция ФАН призвала СК РФ проверить приведенную в журналистском расследовании информацию, а также попросила ответить на вопрос, было ли «Новой газете» известно о связях Короткова с террористами. Напомним, что подобные запросы регламентированы статьями 39 и 40 Закона РФ от 27.12.1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации», что предполагает необходимость дать ответ в течение семи дней.






На эту тему: