Почему детские дома превратились в подобие «Дома-2»

Почему детские дома превратились в подобие реалити-шоу «Дом-2»
Почему детские дома превратились в подобие реалити-шоу «Дом-2». Фото: Евгения Гусева/КП
В условиях пандемии и связанными с нею ограничительными мерами труднее всего тем, кто вынужден находится внутри маленького коллектива и не может покинуть его хоть ненадолго. По сути, они оказались в двойной изоляции. У них нет живого общения, а возможности связи через Интернет крайне ограничены.

Эксперт

Александр Гезалов

Директор социального центра святителя Тихона при Донском монастыре

Воспитанники детских домов оказались в двойной изоляции – и из-за карантина, и из-за отсутствия технических средств для общения с миром. Об этом рассказал директор социального центра святителя Тихона при Донском монастыре, победитель национальной премии гражданской инициативы в номинации «Чужого горя не бывает», папа четверых детей Александр Гезалов:

- С началом пандемии часть ребят из детских домов уехали к родителям. Дело в том, что у многих воспитанников есть отец или мать, а то и оба сразу, и они не лишены прав, но обязанности не исполняют. С ними сейчас связались и кого-то убедили взять детей домой. Часть родителей на связь не вышли, и ребята остаются в детском учреждении. Есть и полные сироты. Вот тем, кому деваться некуда, сейчас труднее всех. Эти дети оказались запертыми внутри помещения, потому что, прежде всего, нет специалистов, которые могли бы с ними заниматься. Ни физрука, который увлек бы детей спортом, ни музыкального работника, ни других педагогов… Большинство персонала в детдоме работает на полставки без соответствующего образования и выполняет, скорее, роль пастухов. Это просто люди, которые рядом. С одной стороны, хорошо, хоть кто-то есть. Но у детей сейчас более высокий запрос, им необходимо полноценное взаимодействие. Их нужно и обучать, и готовить к чему-то, и развлекать. Нынешние сотрудники не могут все эти запросы удовлетворить. Они просто приходят и уходят – и упрекнуть их за это трудно. Потому что находиться круглосуточно в таких заведениях очень трудно, к тому же у них свои дети, семьи.

Проблема возникла давно, но сейчас ситуация усугубилась. Раньше дети могли хотя бы выйти за порог учреждения, например, в кружок или секцию. А теперь оказались полностью оторваны от мира. Ситуацию осложняет отсутствие нормально работающего Интернета, без которого невозможно организовать ни дистанционное обучение, ни новое кино посмотреть. Связь либо слабая, либо ее вообще нет, аппаратуры недостаточно, сотрудники часто не знают, через какие программы действовать. И если раньше крупные детские дома находились в основном в городе, то сейчас их рассредоточили по районам, много поселковых, малокомплектных. Оборудования, позволяющего взаимодействовать с такими домами дистанционно, нет. Целый комплекс проблем выявила эта пандемия.

Уже начались побеги – дети не высиживают на месте. Есть воспитанники, которые постоянно убегали. Теперь подтянулись новые. Детский дом в Нижегородской области, например, где всего 20-25 человек, покинули четверо. Таким образом ребята стремятся хоть немного себя развлечь. Причем, когда их задерживают, из-за карантинных мер отправляют не туда, где они находились, а в центры временной изоляции. И это тоже очень серьезный стресс.

Сейчас дети просто целыми днями сидят у телевизоров или слоняются по территории, что тоже не всегда полезно.

И надо понимать, что в детских домах достаточно много половозрелых подростков. Неизбежны сексуальные контакты – заняться-то больше нечем. И очень не хотелось бы, чтобы эта ситуация обернулась массовыми прерываниями беременности. Как это пресечь? А никак. Информация об этом до нас не дойдет, она закрыта, потому что касается персональных данных. Но может случиться катастрофа, поверьте.

Ценность отношений

Помогает ли кто-то детским домам сейчас? Что касается волонтеров, с одной стороны, я даже рад, что они не появляются в детских домах каждый день, – толпа на толпу, как я это называю. Потому что бессистемное взаимодействие не давало никакого эффекта.

Детский дом стал похож на реалити-шоу «Дом-2». Он распахнут для всех подряд, все обнажено. Детей фотографируют, все это выставляется в общий доступ. Но толку от такого инвента ноль.

Нужна качественная программа поддержки. Начали в сентябре и логически подвели к тому, чтобы в течение года чему-то научили. Если ведем театральную студию, то в конце года делать постановку. Если занимаемся спортом – выиграть турнир по футболу. А пока никаких результативных действий. Просто в течение года потусовались в детском доме и все. Все это неэффективно и никому не надо. Посмотрим, какое понимание придет после всей этой истории у благотворительных фондов, руководства детских домов.

Воспитанники детских домов оказались в двойной изоляции: ни живого общения, ни Интернета
Воспитанники детских домов оказались в двойной изоляции: ни живого общения, ни Интернета. Фото: Марина Волосевич

Дети тоже наинвенировались: они привыкли, что вокруг них «халва». Сейчас этого нету. Значит, ребятам тоже придется перестроиться и понять, в чем ценность отношений. Кстати, те, кто коммуницировал с детьми лично, кто знает конкретного ребенка, помогал ему, погружался в его проблемы, и сейчас продолжают общаться через соцсети или по телефону. Появляются варианты удаленного участия в жизни ребят, есть развлекательные каналы. К примеру, такой контент делает поэт и музыкант Павел Федосов. Много полезного записывают и другие неравнодушные люди, но донести это до ребят возможности нет.

Техническое оснащение детдомов, коммуникативные связи, наличие аппаратуры - самое время обратить на это внимание. Кого-то из сотрудников срочно обучить. Должны подключаться специалисты, которые в департаментах образования отвечают за IT-cистемы. Более того, в этом должны быть заинтересованы региональные власти, федеральные министерства. Институты соцзащиты должен максимально перезагрузить отношение к удаленным сервисам для людей, которые до карантина были в этом обделены.

Печальная реальность

Что касается усыновлений, детей теперь практически не усыновляют - видимо, потому, что в этом случае по достижении 18 лет им не дают жилье. Чаще берут под опеку. Сейчас процесс приостановился, потому что из-за режима самоизоляции есть трудности с оформлением документов, но, я думаю, те, кто уже прошел школу приемных родителей, имеет на руках необходимые документы и нацелился на кого-то из детей, после карантина все оформит, и ребенок будет дома. В основном это касается совсем маленьких, в регионах на них очередь. На старших очереди нет, ее никогда не было и, скорее всего, не будет. В нынешней экономической ситуации, к сожалению, детские дома опять станут заполняться. И это печальная реальность.

Обеспечены ли детдома всем необходимым? Бюджет закладывается на год вперед, поэтому сейчас материальных проблем быть не должно. Разве что айфоны добровольцы перестали приносить. Дети-сироты у нас обеспечены государством лучше, чем многодетные и приемные семьи. На одного ребенка в детдоме в среднем выделяется 80 тысяч рублей в месяц. В эту сумму, правда, входят зарплаты сотрудников, ремонт помещений, одежда, канцтовары, игрушки… В любом случае, детские дома у нас - миллионеры.

Я сам вырос в детском доме – провел там 16 лет. Так вот в мое время мы почти все, что нужно, выращивали сами. Картошку сажали, морковь, лук, капусту. Были свиньи, куры, лошади. А сейчас дети ничего подобного не знают – они живут на государственном обеспечении, и все у них пока нормально. Но вот когда они выходят во взрослую жизнь, возникают вопросы, потому что совершено ни к чему не приспособлены.

Кстати, в детских домах до сих пор процветает дедовщина. Она всегда была и сейчас никуда не делась. Чтобы это пресечь, надо систему устройства оставшихся без попечения детей менять полностью. Чтоб ребенок сразу попадал в семью, а не в детдом, где он точно находиться не должен. А у нас его там сначала измучают, а потом – ну, теперь берите его, кто хочет. Должна быть система передержки в семьях, которые способны приютить на какое-то время чужого ребенка, – пока он не травмирован детдомовским воспитанием. Пусть эта семья получает зарплату – ее задача, чтобы ребенок адаптировался после потери. Если возникнут эмпатия, симпатия, можно идти дальше. А сейчас в детский дом засунули – там ни эмпатии, ни симпатии, ни воспитания нет.

Гражданское сознание выражается в том, чтобы в любой ситуации бороться за своих детей. У нас же государство поощряет, чтобы сразу сдать их, и все. Бэби-боксы эти сумасшедшие появились.

Как специалист по социальной работе, могу сказать: лучшая социальная работа – это работа с конкретным человеком. Уже в роддоме, как только почувствовали, что мамочка хочет отказаться от ребенка, ее нельзя оставлять без внимания. Чем тебе помочь? Нужны деньги, жить негде? Попробуем решить. Найдем родственников, которым можно на время передать малыша. Должен быть журнал действий, который позволил бы сохранить мать и дитя рядом максимально близко.

Но государству проще решить проблемы через бэби-боксы - зачем тратить ресурсы на работу с матерью. Малыша сдали в детдом, на него выделили деньги, мамаша в это время спилась, пропала, - про нее никто и не вспомнил. Он тоже затух, стал приобретать депривации, расстройства, хотя от него ждут, что со временем он станет нормальным гражданином. А как он им станет? Увы, это очень сложная тема, которая, к сожалению, никак не решается. Она не связана напрямую с ситуацией самоизоляции, с чего мы начали. Просто то, что происходит в детских домах годами, сегодня проявляется наиболее отчетливо.

Читайте также: