Картинная галантерея






ИОСИФ КОБЗОН И НИКИТА МИХАЛКОВ: разошлись, как в море корабли

ИОСИФ КОБЗОН И НИКИТА МИХАЛКОВ: разошлись, как в море корабли


Если вы меня спросите, какое я имею отношение к празднованию 250-й годовщины основания Российской Академии художеств, таки я вам отвечу. В своей лучезарной жизни я натворил столько художеств, что библейские Содом с Гоморрой от зависти только заскрежещат зубами. К тому же с президентом нашей академии Зурабом ЦЕРЕТЕЛИ я познакомился еще в сопливом детстве, когда в городе Ульяновске спер у начинающего грузинского художника разноцветные камушки, которыми он упоенно выкладывал рыбок в фонтане Ленинского мемориала. Своим антисоветским поступком я чуть было не сорвал открытие комплекса, что, соответственно, ставило жирный крест на карьере самого Церетели. Но он как-то выкрутился, камешки достал и открыл, таким образом, в себе деловую жилку, благодаря которой до сих пор считается художником.

От зала Академии художеств на Пречистенке сильно разило скипидаром и перегаром.
О, этот прекрасный неистребимый аромат, присущий всем настоящим художникам! Скомкав приветственную речь минут до сорока, в которой сквозь гортанную русско-грузинскую тарабарщину без переводчика можно было понять лишь фразы типа «всемирно-историческое значение…», «великая Россия…», «и лично…», Церетели начал вручать разным художественным деятелям почетные черные плащи с красной подкладкой, академические шапки и какие-то ксивы, видимо, удостоверяющие художественные наклонности владельца.








ПОЧЕТНЫЙ АКАДЕМИК ЕЛЕНА ФЛЕРОВА, ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ ДЕПАРТАМЕНТА БЕЗОПАСНОСТИ ДМИТРИЙ КОШЕЛЕВ, ПРЕЗИДЕНТ ДЕПАРТАМЕНТА БЕЗОПАСНОСТИ, ЕФИМ ПЕТРОВ: показали Зурабу Церетели истинное богатство России

ПОЧЕТНЫЙ АКАДЕМИК ЕЛЕНА ФЛЕРОВА, ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ ДЕПАРТАМЕНТА БЕЗОПАСНОСТИ ДМИТРИЙ КОШЕЛЕВ, ПРЕЗИДЕНТ ДЕПАРТАМЕНТА БЕЗОПАСНОСТИ, ЕФИМ ПЕТРОВ: показали Зурабу Церетели истинное богатство России


Зураб надевал попону, нахлобучивал шапку и, выдавая удостоверения, говорил добродушно одну и ту же фразу:
- С этой книжкой ни одна ГАИ не остановит!
Какая связь между художниками и ГАИ, добродушный президент Академии не уточнял.
Между тем почетными художниками назначили прекрасного кинорежиссера Владимира Наумова, актера и руководителя Малого театра Юрия Соломина, модельера Валентина Юдашкина.








БОРИС ЕФИМОВ: помнит всех вождей, начиная с Ленина

БОРИС ЕФИМОВ: помнит всех вождей, начиная с Ленина


Конечно, не обошлось без Никиты Михалкова, куда ж без него. А когда кучеряво-лысому Эдварду Радзинскому пришла очередь получать высокохудожественные причиндалы, он неожиданно выхватил колпак из рук удивленного Церетели и самолично напялил его на макушку.
- Когда короновали Наполеона, он сам водружал на себя императорскую корону, - с горящими глазами, вскинув над собой ручонки, завопил драматург.
- Господи, и как же с ним в свое время такая прекрасная женщина, как Татьяна Доронина, жила, - хлебнул я из фляжки припасенного коньячку.
Между тем торжество плавно переходило в эндшпиль. Единственным интеллигентным человеком из академиков оказалась женщина, пожалуй, лучшая русская художница Елена Флерова. Получив золотую медаль Академии, она не осталась в долгу и в ответ подарила Церетели свою картину. Зураб радостно засуетился и, сверкая громадным, по виду совершенно масонским, золотым перстнем с черным агатом, клятвенно обещал повесить ее на самое почетное место.
- Мы им всем еще покажем! - прижимая к груди шедевр, воодушевленно брызгал слюной радостный Зураб. Кого покажем и что, мастер не уточнил.








ЭДВАРД РАДЗИНСКИЙ: сам себя короновал

ЭДВАРД РАДЗИНСКИЙ: сам себя короновал



Семейный капитал



Не снимая шапок и мантий, «академики» двинулись в храм Христа Спасителя. Не молиться, как я сначала подумал, а встречаться с меценатами из числа чиновников. Из происходившего там мне запомнилось лишь несколько эпизодиков. Было интересно, что Кобзон категорически не общался с Михалковым, они даже не здоровались. Потом кто-то из настоящих художников брякнул, что ценнейший фолиант с переплетом из золота и кожи к академическому юбилею заказали в типографии, где хозяйка - дочка Церетели. Ну, чтоб денежки из семьи не уходили… Но больше всего потрясла речь легендарного 107-летнего карикатуриста Бориса Ефимова, который встал из зала и в ответ на приветствия меланхолично сказал:
- Вижу, Кобзон. Какой красивый человек.








ЮРИЙ СОЛОМИН: принял на свою голову

ЮРИЙ СОЛОМИН: принял на свою голову


И сел. Гениально! По поводу юбилея академии, честное слово, лучше не скажешь. Кстати, после торжественной части в трапезной почему-то не наливали, а фляжка опустела еще по дороге к храму.
Несколько расстроенный, что российская общественность никак не отметила мой неоценимый вклад в мировой художественный процесс, я пробирался домой. Думал, что мне напоминают эти черные академические плащи с красной подкладкой? И вспомнил. Лет в десять в школьной уборной я видел схематический рисунок женского полового органа и подпись. «Сверху черно, внутри красно, как засунешь - так прекрасно». И перечеркнутый ответ на загадку - калоша.








КОРРИДА ПО-АКАДЕМИЧЕСКИ: Наумов пытался поднять Церетели на рога

КОРРИДА ПО-АКАДЕМИЧЕСКИ: Наумов пытался поднять Церетели на рога

Вам может быть интересно: