Рефери Хусаинов потребовал за подсуживание $250 тыс.

Игроки нашей сборной по футболу везли оружие на борту самолета


Бывший арбитр ФИФА и глава Коллегии футбольных судей Сергей ХУСАИНОВ знает столько историй, что рассказывать их может часами. Герои баек - сплошь известные люди: Виталий МУТКО и Николай ТОЛСТЫХ, Анатолий БЫШОВЕЦ и Станислав ЧЕРЧЕСОВ, Олег РОМАНЦЕВ и Валентин ИВАНОВ... И каждый раскрывается с неожиданной стороны.


- Вы с 1999 года вне большого футбола. Почему?
- Насчет меня дана команда - не подпускать. Кем? Виталием Мутко.
- ?!
- Рассказываю предысторию. У меня были хорошие отношения с Евгением Шейниным, он при Садырине работал в «Зените» администратором. Мутко становится президентом клуба, «Зенит» прилетает в Москву - и Женя в манеже «Спартака» нас знакомит: «Это мой друг, Хусаинов. Это Виталий Леонтьевич, президент клуба, он хотел у тебя кое-что спросить». Мутко в открытую: «Как работать с судьями?» Говорю: «Смотря какие цели преследуете. Если хотите подкупить арбитра, имейте в виду, что на выездном матче против вашей команды все будет с точностью до наоборот. Если хотите хорошее, уважительное отношение, нужны другие методы - не давить на арбитра, расположить его, чтобы в домашнем матче он к вам отнесся с симпатией и на выезде не «убил».
Через какое-то время из «Зенита» выгоняют Садырина. А я два раза в неделю играл в «Лужниках» в футбол с Лужковым. Там же и Папа был - Бышовец. Тогда ходили разговоры, что он «Торпедо» возглавит. Я ему: «Анатолий Федорович, вас можно поздравить?» - «Да нет, Алешин все думает». - «А если я вас Питеру порекомендую?» - «Это очень интересно».
Звоню Женьке: «Вам нужна равнозначная замена Садырину?» - «А есть такая?» - «Бышовец». - «А он к нам пойдет?» - «Только сегодня с ним разговаривал».
Через три дня встречаемся в «Балчуге», и Бышовец с Мутко подписывают контракт.






В 1996 году Сергей ХУСАИНОВ был признан лучшим арбитром страны. Фото: «ИТАР-ТАСС»

В 1996 году Сергей ХУСАИНОВ был признан лучшим арбитром страны. Фото: «ИТАР-ТАСС»

- Пока все гладко.
- Слушайте дальше. 1998 год, в Питере игра «Зенита» с «Балтикой». Приезжаем на стадион. Администратор «Зенита» сообщает: «После матча ужин с Бышовцем».
Идет игра. «Зенит» забивает. «Вне игры» - отменяю взятие ворот. С трибун полетели бутылки. Останавливаю секундомер. Пока бутылки собирали, пока трибуны успокоились, то да се - в итоге добавил семь с половиной минут!
- Чем закончилось?
- На последней минуте гости сравняли счет. После игры администратор «Зенита» кричит линейному арбитру Шипко: «Вася, ну я же тебя просил!» Я: «Что ты просил?» - «Помогите!» - «И ты хочешь сказать, что твоя помощь в ответ будет на всю оставшуюся жизнь? Ты так сделаешь, что он тебе сегодня поможет и дальше будет спокойно судить?» - «Бышовец сказал, что ужина не будет». - «Естественно».
- Что дальше?
- Через некоторое время заседание Совета лиги, тогда после первого круга анонимным анкетированием определяли 10 судей, которых нужно отстранить. Голосовали 150 клубов: высшая лига, первая, вторая. Мне говорят: «Григорьич, тебя убрали». - «Как? Я же первую и вторую не сужу!» После заседания заходим в туалет, тренер Ковалев из Читы говорит: «Сереж, нам дали команду».
- Кто?
- Толстых. На следующий день после «Балтики» Виталий Леонтьевич звонил Толстых и сказал, что Хусаинов добавил ровно столько, чтобы гости сравняли счет, ему за это заплатили.
- Вы и Толстых дорогу перешли?
- Помню, как у меня на кухне пили. Он советовался: «Серень, а как с этим вопросом? А с этим что делать?» Все было нормально, пока не случился известный эпизод с Чеботаревым - публичное избиение. (В 1996 году после ничейного матча «Динамо» - «Алания» и пенальти в ворота хозяев президент динамовцев Николай Толстых предложил судье Чеботареву «посмотреть в глаза ребятам». Из раздевалки арбитр вышел с окровавленной губой. - Ред.) Юрка рассказывал, что кто-то нанес удар сзади и сбоку. Позже выяснилось - это был врач команды Багдасарян.






ХУСАИНОВ вытаскивал перебравшего лишку Валентина ИВАНОВА (слева) из самолёта на себе. Фото: «ИТАР-ТАСС»

ХУСАИНОВ вытаскивал перебравшего лишку Валентина ИВАНОВА (слева) из самолёта на себе. Фото: «ИТАР-ТАСС»

Я после матча перехватил Юрку, они в «Советской» останавливались: «Тебе нельзя здесь оставаться, сваливаем». Потом мне рассказывали - только мы ушли, за Чеботаревым пришел наряд милиции.
На следующий день решили, что это дело так оставлять нельзя, сняли побои, поехали на «Футбольное обозрение» к Перетурину, дали интервью. И с этого момента началось!


Били битами


- После окончания судейской карьеры вы занялись футбольным бизнесом.
- Создал футбольный колледж. Открывал его параллельно с академией Кости Сарсания.
До 2004 года мы проработали. Пока депутат, который инициировал создание колледжа, не передумал. Почему - не знаю.
- Ходили слухи, что у вас много долгов.
- Так и есть. Но они уменьшаются - было $250 тысяч, сейчас 150. Брал на колледж.
- Еще писали, что скрываетесь - то ли от кредиторов, то ли от следствия.
- Никогда и ни от кого не прятался.
- В 2004 году на вас напали какие-то молодчики с битами.
- Заказчиков нашли быстро, ведь до покушения мне звонили. Я подключил ребят из группы «Альфа-антитеррор», и они договорились, что такого больше не будет. А исполнителей никто и не искал.
- Кто это был?
- Думаю, футбольный клуб «Локомотив», то есть люди, которые в нем работали. Они были уверены, что я переманиваю молодых футболистов.
- Вы говорили, что подозревали бывшую жену, будто она тоже причастна к нападению.
- Подозревал. Она имела информацию. Еду домой, на 4-ю Парковую улицу. Звонит: «Ты где?» - «Через пять минут буду». Ставлю машину, идут два пацана. Я к ним спиной, закрываю ворота стоянки и чувствую, сейчас что-то будет. Поворачиваюсь лицом, закрывая голову портфелем с документами, навстречу летит бейсбольная бита. Гнали меня до подъезда! По ногам били, один раз по голове прилично попали.






Валерий ЛОБАНОВСКИЙ пил только коньяк. В неограниченных количествах. Фото: uateka.com

Валерий ЛОБАНОВСКИЙ пил только коньяк. В неограниченных количествах. Фото: uateka.com


«Коля» - коньяк, «Володя» - водка


- Вы одновременно работали администратором сборной и судьей. Рассказывают: когда вас взяли в сборную Романцева, вы позвонили администратору «Спартака» Александру Хаджи, чтоб посоветоваться, и тот сказал: «Сереж, только водка».
- Было такое.
- Романцев предпочитал какую-то особую водку?
- «Столичную» калужского разлива, красный дизайн, пробочка-дозатор. Лобановский любил «Хеннесси», Бесков тоже коньячок. Как-то в конце года Колосков созвал тренерский совет: Лобановский, Прокопенко, Малофеев, все остальные. После совета поехали в кафешку на Лужнецкой набережной. Киевляне заранее предупредили: «Только «Коля»!»
- Это что значит?
- Код, который в Киеве придумали. В 1990 году сборная в Новогорске готовилась к чемпионату мира. Вечером ребята сидят на ужине, а тренерский состав в малом корпусе делает пару заходов в баню и идет на второй этаж в 14-й номер к Валерию Васильевичу на «итоги дня». Каждого спрашивают: «Коля»? «Володя»?» «Коля» - коньяк, «Володя» - водка. «Коля с приятелем» - две бутылки коньяка. Оттуда и пошло.
- В судейском корпусе часто выпивают?
- Не знаю ни одного из известных судей, который бы не пил.
- Случалось, что коллеги перебирали?
- Бывало. Летим, помню, в Венгрию на матч с «Ференцварошем». В 9 утра рейс, заходим в самолет: я, Игорь Синер, Валя Иванов и Валя Будогосский, он был четвертым. Лететь чуть больше часа. Тележка с алкоголем, которую стюардессы в салоне возят, - в пух и прах! Когда выходить стали, я Иванова на себе нес.


Круче виагры


- С допингом в командах не сталкивались?
- Нет, есть другая история. В Новогорске грузимся, чтоб лететь на чемпионат мира. Врач-травник Малюта дает мне картонные коробки с трехлитровыми банками. «Сережа, только не разбить! Как приедем, аккуратненько в мою комнату». Потом увидел, что это такое. Отвар, по виду немного похож на мумие, жидкий, темно-коричневый. Перед игрой ребята из раздевалки выходят, и он каждому дает буквально по 30 граммов. Перед второй игрой против Аргентины я подхожу: «Док, а мне можно?» - «Отойди, Сережа. У них сейчас на поле с нагрузкой все выйдет, а тебе где я потом буду бабу искать?»
Черную икру с собой везли. В день игры футболисты ели. Как биодобавка энергетическая. Брали с собой и на торговлю.
- Что обратно везли?
- Перед Евро-1992 поехали на товарищескую игру с «Шальке» в Гельзенкирхен. Днем летим обратно. Подходят ко мне Стас (Черчесов), Харек (Харин) и Лесик (Михайличенко). «Григорьич, мы газовики купили (газовые пистолеты. - Ред.). Провезем?» - «Да вы что?!» - «Ну, ты же все можешь...»
А у немцев насчет этого строго - они не изымают, но сообщают нашим, что на борту стволы. Прилетаем. Ждем багаж. Осталась только эта троица. Наконец едут три сумки, и тут же появляются ребята в штатском из особого отдела: «Ваше? Пройдемте». Газовики изымают на хранение. Говорят, будем вылетать обратно, заберем, а ввозить в страну нельзя.






Виталий МУТКО позвонил Николаю ТОЛСТЫХ (справа) и сказал, что судья ХУСАИНОВ был подкуплен командой соперника. Фото Евгения ТУМАШОВА/«Советский спорт»

Виталий МУТКО позвонил Николаю ТОЛСТЫХ (справа) и сказал, что судья ХУСАИНОВ был подкуплен командой соперника. Фото Евгения ТУМАШОВА/«Советский спорт»

Это было в воскресенье. В понедельник утром Драганов (он тогда в таможенном комитете работал) звонит в РФС Колоскову. В 9 утра планерка, Тукманов мне: «Я тебя прошу, чтобы никакой огласки и чтобы нигде не фигурировал РФС!»
Ребята интересуются: «Нам про газовики забыть?» - «Спокойно!» Договорился и в назначенный день поехал в аэропорт. Пошли на склад, я написал, что вылетаю рейсом таким-то, получил пистолеты, встал в очередь на вылет, а у самого ни билета, ничего! Через полчаса приходит парень: «Вы Сергей Григорьевич? Пойдемте со мной». Проводил меня из аэропорта: «Все, до свидания!»
- Какого арбитра ни спросишь о том, брал ли он, каждый ответит: «Да, слышал, но это не со мной».
- Да никто никогда не скажет. Потому что сложно остаться чистым и пушистым в этом деле.
- А что говорить, когда предлагают деньги?
- Надо говорить: «Хорошо». Но денег не брать. Пусть сами думают, что я имел в виду: «хорошо» - в смысле «да» или «хорошо» - в смысле «нет»? Главное в ситуации, когда тебе предлагают взятку, чтобы от тебя просто отстали. Ты вышел, отсудил. Если по итогам матча тебя захотел кто-то отблагодарить - пожалуйста. Нет, ну и ладно.
- То есть вы тем, кто к вам пришел, сказали: «Хорошо»?
- Было как. Они назначают сумму. Я ее в пять раз поднимаю.
- И сколько получилось?
- 250.
- Тысяч долларов?
- Да. Они предлагали 50 изначально. За 50, говорю, нет. Объявил им, а они: «Ой, таких денег нет!» - «Это тяжелые деньги». - «Но их нет». - «Тогда и разговора нет». Повторю, главное - чтобы отстали!

Вам может быть интересно: