Виталий Степанов: Допинг принимают все, кроме Борзаковского!

.

 

Евгений СЛЮСАРЕНКО, Наталья МАРЬЯНЧИК («Советский спорт»)

Скандальные откровения бывшего сотрудника антидопингового агентства

Виталий СТЕПАНОВ - бывший сотрудник «РУСАДА» (Российское антидопинговое агентство) и герой скандального немецкого фильма «Тайный допинг: как Россия готовит своих чемпионов», впервые дал откровенное интервью российским журналистам.

Виталий Степанов и его супруга Юлия проснулись знаменитыми после выхода фильма немецкого журналиста Хайо Зеппельта о допинговой изнанке отечественного спорта. Бывший сотрудник «РУСАДА» и допинг-офицер, Степанов признался, что помогал употреблять допинг своей супруге Юлии (бегунье на 800 м, участнице чемпионата мира-2011), но сейчас раскаивается и горит желанием разрушить систему, где, по его словам, честным спортсменам просто нет места.

Предлагали деньги

- Виталий, в какой момент вы поняли, что что-то не так?
- Было много разных эпизодов, но поначалу я ничего не понимал и думал: «Ну ладно, здесь не совсем так, там...» Ну, например, приехал однажды на допинг-контроль бейсбольной команды, а все люди, которые пришли, были с чужими паспортами. Я отказался брать пробы и уехал. Или в легкой атлетике: мне однажды совали деньги за то, чтобы не брал пробу, причем это делал не кто-нибудь, а вице-президент федерации!
- Расскажите.
- 2008 год, юниорское первенство России в Челябинске. Мы поехали туда в паре с еще одним инспектором, которая работала давно, еще в структуре Росспорта. На дистанции 400 м местная девочка заняла второе место, естественно, ее, как призера, пригласили на допинг-контроль. Но вместо девочки пришел ее тренер, подошел к моей коллеге и сказал: а давайте, как раньше, пробу брать не будем, а что-нибудь придумаем. Та ответила: как раньше теперь нельзя. Тренер ко мне - я ни в какую. Тогда по его просьбе явился вице-президент ВФЛА, ныне покойный Георгий Нечеухин. Стал предлагать деньги. В итоге в тот вечер мне позвонил один из начальников «РУСАДА» и попросил пробу не брать. На следующий день эта же девочка опять попала по жребию на допинг-контроль после эстафеты, но на этот раз ко мне уже никто не обращался. Вопрос был решен.
Аналогичных ситуаций на самом деле возникало много, в разных видах спорта. Сначала удивлялся, потом постепенно начал понимать, что я там один такой...
- Почему вы в итоге отказались от сотрудничества с «РУСАДА» после выхода немецкого фильма?
- Я не очень представляю себе, как организация может проводить независимое расследование собственной деятельности. Как господин Камаев может руководить таким расследованием, если речь идет о нарушениях, которые были совершены в том числе под его руководством?
- Мы правильно понимаем, что вы считаете: «РУСАДА» зависимо от Министерства спорта, а то, по вашему мнению, поддерживает употребление допинга на государственном уровне?
- Да.
- И чего вы тогда хотите?
- Я хочу, чтобы по итогам расследования были привлечены к ответственности люди на ключевых постах в Министерстве спорта. Почему российские чиновники против уголовного наказания за допинг? Да потому, что тогда первыми людьми, кто должен будет сесть на долгий срок, станут они сами.

Юрий БОРЗАКОВСКИЙ, по словам СТЕПАНОВА, единственный «чистый» спортсмен в российской лёгкой атлетике

Юрий БОРЗАКОВСКИЙ, по словам СТЕПАНОВА, единственный «чистый» спортсмен в российской лёгкой атлетике. Фото Андрея ЛЫЖЕНКОВА/«Советский спорт»

Весь мир так делает

- Что вы делали после увольнения из «РУСАДА»?
- Мы тогда уже были женаты с Юлей, она неплохо выступала. В какой-то момент мы приняли решение, что будем ездить по сборам вместе. Я был для нее спарринг-партнером по тренировкам. Потом мне предложили поработать в оргкомитете «Сочи-2014», но спустя три месяца я ушел оттуда по собственному желанию.
- Давайте поговорим о ваших отношениях с женой. Вы же с самого начала понимали, что она употребляет допинг?
- Мы познакомились с Юлей в 2009 году на чемпионате России в Чебоксарах. Я тогда, как сотрудник «РУСАДА», проводил образовательную викторину «Outreach». Все спортсмены, тренеры приходили, отвечали на вопросы, получали подарки.
Помню, единственный, кто не зашел к нам в павильон, был главный тренер Маслаков - не захотел, как его ни уговаривали.
- Вряд ли во время викторины ваша будущая жена могла в чем-то признаться?
- Там вообще все говорили, мол, никто ничего не принимает, а я радостно верил. Спустя несколько недель у нас с Юлей было первое свидание. Я глупый, она глупая, вот мы и начали сразу правду друг другу говорить. Я себя тогда полным идиотом чувствовал. Нет, я, конечно, и до Юли понимал, что что-то происходит, но не настолько... Хотя на самом деле тогда Юля еще не входила в основу сборной и тоже всего не знала. Например, что на чемпионате России тоже можно бежать «грязной». Это потом, в 2011 - 2012 годах, ей начали говорить: делай так, а за допинг-контроль «на России» не волнуйся...
- Что конкретно она вам рассказала на первом свидании?
- Ну, что принимают все, буквально все. Возможно, только кроме Юрия Борзаковского.
- Сейчас ваша супруга бегает «чистой», без допинга?
- Конечно, «чистой».
- Почему вы, противник допинга, не убедили свою будущую жену отказаться от его употребления?
- После того что мне рассказала Юля, понял, что я - белая ворона и никому не нужен со своими взглядами. В какой-то степени нас с Юлей убедили, что весь мир так делает, и, если будете слушать руководство, никогда ничего с вами не случится. Просто по таким правилам существует легкая атлетика, и никак иначе.
- То есть можно сказать, что вы смирились ради любви?
- Не могу сказать, что я окончательно смирился. Я просто даже не понимал, куда можно обратиться, чтобы попытаться что-то исправить, и ВАДА оказалась единственной организацией, к которой я не потерял доверия, исходя из личного общения во время работы в «РУСАДА» и во время Олимпиад в Пекине и Ванкувере.

Юлию СТЕПАНОВУ убеждали, что употребление запрещённых препаратов - обычная практика в мировом спорте

Юлию СТЕПАНОВУ убеждали, что употребление запрещённых препаратов - обычная практика в мировом спорте. Фото: © Reuters

«Грязные» забеги

- Когда участвовали в этом фильме, вы, наверно, понимали, что после этого Юле в сборной России будет сложно. Вы продумали пути отступления, как быть, как ей продолжать спортивную карьеру?
- Мы живем по принципу: «Хочешь рассмешить Бога, расскажи о своих планах». У нас нет плана, мы просто живем. Я верю, что это не предел, Юля может бежать еще быстрее. И если я должен буду писать письма в ВАДА с просьбой протестировать спортсменов на чемпионате Москвы и других региональных соревнованиях или лично смотреть, чтобы был допинг-контроль, то я буду это делать. А если допинг-контроля не окажется, то у меня есть один знакомый журналист, которого я всегда могу пригласить за новым сюжетом.
- То есть вы подозреваете, что на отборочных стартах «чистые» спортсмены соревнуются с «грязными»?
- В России, по крайней мере до зимы 2015 года, на региональных соревнованиях все бегают «грязными», так как допинг-контроля там нет.
- А чемпионат России?
- Тут контроль есть, и я думаю, в любом случае тот беспредел, что творился раньше, теперь невозможен.

Мария САВИНОВА призналась в употреблении допинга, не подозревая, что её снимают на скрытую камеру

Мария САВИНОВА призналась в употреблении допинга, не подозревая, что её снимают на скрытую камеру. Фото Александра БУНДИНА/«Советский спорт»

Масса способов подделать

- Как вы для себя решали моральную дилемму, снимать ли видеоматериалы?
- А как по-другому привлечь внимание? Если ты придешь и просто скажешь, что у нас делается вот так, тебя же не будут слушать, правильно? Нужны доказательства.
- «РУСАДА» готовится пойти в суд, утверждая, что все ваши записи - фальшивка. Вы сможете в суде подтвердить достоверность всей документации?
- ВАДА получила от нас оригиналы всех аудио- и видеозаписей. Нам скрывать нечего, но, насколько я знаю, там сейчас проводится большое расследование по ситуации в России, и я хочу дать им возможность сделать его максимально хорошо и не разглашать лишней информации. Хотя не исключаю, что если появится человек из России, которому я поверю, то покажу оригиналы записей. Честно, там двух мнений быть не может. А реакция в России просто не могла быть другой. Что им еще остается делать? Признаться, уволиться, сдать медали и награды?
- В фильме Юля рассказала о баночке мочи, которую на всякий случай хранила в морозилке. Как технически осуществляется такая подмена?
- Когда вокруг коррупция, можно сделать все что угодно. И что бы там ни говорили Камаев (исполнительный директор «РУСАДА». - Прим. ред.) и другие, по документам все кристально чисто, а на деле совсем иначе. В фильме все показано: пока инспектор сидел в комнате, Юля одна пошла в туалет и вернулась с готовой пробой. Причем мы специально зафиксировали, что в туалете еще стояли всякие пустые баночки и бутылочки. Есть и другой способ: вылить содержимое пробирки и влить чистую мочу могут уже в лаборатории.
- Как «РУСАДА» умудряется скрывать проблемные пробы известных спортсменов, если пробирки кодируются, и, проводя анализ, лаборатория по идее не должна знать, чья это проба?
- Когда я работал, делали так: звонок в «РУСАДА» - номер пробы такой-то, скажите, кто это? Бывало, что тренер звонил в лабораторию, сообщал номер и предупреждал, что будут проблемы. Столько есть всевозможных путей, как все это подделать, вылить, перелить... Главным в «РУСАДА» всегда было одно - угодить министерству, чтобы прислали деньги.
- Но ведь формально «РУСАДА» - независимая от Министерства спорта структура?
- Как она может быть реально независимой, если финансирование ее деятельности идет через Минспорта? Возражений против указаний сверху у «РУСАДА» обычно не бывает, так как иначе финансирование «независимой организации» в любой момент может прекратиться.

Скандально известный канадский бегун Бен ДЖОНСОН был пойман на употреблении стероидов и лишён всех своих спортивных регалий, включая олимпийское «золото» Сеула-88, а в 1993 году дисквалифицирован пожизненно

Скандально известный канадский бегун Бен ДЖОНСОН был пойман на употреблении стероидов и лишён всех своих спортивных регалий, включая олимпийское «золото» Сеула-88, а в 1993 году дисквалифицирован пожизненно

Чаша весов

- Давайте поговорим об олимпийской чемпионке Марии Савиновой, которая на видеозаписи вроде бы признается в употреблении допинга. Вас не мучили угрызения совести после того, как этот разговор был заснят?
- Честно говоря, много ночей я не спал, думая о ней. И я, и Юля считаем Машу прекрасным человеком, хотя и понимаем, что она и ее муж Алексей не оценят наших намерений. На самом деле Маша такая же заложница системы, какой была и Юля, только удачливее в плане медалей. Весь фильм был снят, чтобы показать, что во главе легкой атлетики стоят люди, которые должны сидеть в других местах, - проще говоря, мафия. И легких путей борьбы с ней нет, любой будет тяжелым и болезненным. Я понимаю, что для Маши Савиновой на одной чаше весов совесть, а на другой - огромные деньги, репутация и слава. И, к сожалению, я вижу, в какую сторону идет перевес. Маша могла бы стать символом перемен в нашем спорте, но она предпочитает идти по легкому пути...
- Пожалуй, один из ключевых вопросов. Почему вы с женой начали говорить про допинг только после того, как было объявлено о дисквалификации? Почему не свернули раньше с того легкого пути, в хождении по которому упрекаете Савинову и других?
- Я и Юля стали сообщать о проблемах применения допинга до того, как было объявлено о дисквалификации, просто некоторым спортивным чиновникам в России выгодно передергивать информацию из СМИ, для того чтобы принизить тех, кто их в чем-то обвиняет, и тем самым повысить свою значимость. Все эти годы у Юли в душе постоянно шла борьба. Просто очень тяжело, когда тебе в голову постоянно вкладывают, что весь мир так делает и это скрытые правила игры, иначе никак.

Вам может быть интересно: